Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

А мы идем на Sevel

Логотип Коммерсантъ АВТОПИЛОТ Коммерсантъ АВТОПИЛОТ 19.10.2017

Что происходит на заводе Fiat

Народная мудрость гласит: есть три вещи, на которые можно смотреть вечно. На огонь, воду и на то, как другие работают. Последнее, порой, бывает настолько увлекательным, что ради этого иногда не жалко преодолеть несколько тысяч километров! Завод Sevel, что расположен неподалеку от итальянского городка Атесса, знаменит тем, что здесь собирают легкий коммерческий транспорт, известный под тремя различными именами — Fiat Ducato, Citroen Jumper и Peugeot Boxer. Но, несмотря на некоторые различия в декорациях и силовых агрегатах, получается, как в известном кинофильме «Москва слезам не верит»: Гоша, он же Гога, он же Жора.

Даже удивительно, что здесь, среди зеленых пейзажей, цветущих артишоков и колосящихся картофельных полей, которыми знаменит регион Абруццо, нашлось место для одного из самых крупных автомобильных заводов в Европе. Производственные линии, разместившиеся на огромной площади, которая превышает миллион квадратных метров, ежедневно выпускается 1160 автомобилей. И это, кажется, не предел. Шутка ли, но с момента открытия завода в 1981 году только лишь под маркой Fiat было выпущено более 5,5 млн. транспортных средств. В настоящее время Sevel насчитывает 6,3 тыс. сотрудников, а если учесть поставщиков и прочий вспомогательный персонал, то эта цифра и вовсе вырастет вдвое.

Большое количество рабочих рук и высокие объемы производства обусловлены популярностью продукции в Европе, где Fiat Ducato и его визави из PSA занимают лидирующие позиции. Крупнейшие рынки сбыта для подразделения Fiat Professional, несмотря на сильнейшую конкуренцию — Германия, Франция, Италия и Великобритания. Не является исключением и Россия, где продукция завода Sevel знакома, пожалуй, каждому горожанину.

Любопытно, что в последнем случае автомобили хоть и собираются в Италии, но компонуются уже на месте на базе коммерческих фургонов — такой вариант позволяет существенно сэкономить на пошлинах. Процесс переделки осуществляется силами официально одобренных компаний — бодибилдеров, таких, например, как «Нижегородец» и «ТехноИмпорт». В данном случае на переделанный автомобиль распространяются те же самые гарантийные обязательства, что действуют у основного производителя.

И если мы, в основном, пользуемся Ducato как средством временного передвижения, то для европейского потребителя он буквально становится вторым домом. Если опираться на официальную статистику, 7 из 10 кемперов в Европе построены на базе Fiat Ducato. Это ли ни лучший знак качества?

Наши руки не для скуки

Разумеется, подобный результат был бы невозможен без современного и технологичного оборудования. Так, кузовной цех, в котором осуществляется начальная стадия производства, помимо 1694 сотрудников, насчитывает 722 робота от итальянской фирмы Comau. Эти однорукие механические монстры сваривают вместе составные детали кузова, да так ловко, что искры летят! Основной процесс осуществляется при помощи экономичной и надежной точечной сварки с использованием медного электрода. Куда как реже прибегают к услугам бесшовной лазерной сварки, применяя ее лишь в эстетически значимых местах.

Несмотря на то, что большая часть работы в кузовном цеху осуществляется в автоматическом режиме, людям здесь по-прежнему есть чем заняться. Человеку здесь отводится главная и, разумеется, самая почетная роль — роль контролера. Ведь, прежде чем попасть на конвейер, все детали проходят тщательную проверку качества. Те детали, что не соответствуют высоким стандартам, без лишних церемоний отправляются в брак. Кроме того, с целью выявления возможных дефектов, сотрудники цеха то и дело выборочно проверяют отдельные узлы и подгруппы, проходящие по семнадцати производственным линиям.

Ведь благодаря массовой роботизации, скорость и качество производства на Sevel вот уже 13 лет держится на стабильно высоком уровне. Инженеры завода с гордостью подчеркивают, что роботы Comau не только обеспечивают высочайшую точность сварки, но и сами обладают завидной надежностью. И даже если случается поломка, эти высокотехнологичные машины способны подать сигнал, сообщающий о необходимости внепланового технического обслуживания.

В цехе покраски также не обошлось без автоматики. Именно туда отправляется «скелет» будущего автомобиля после приобретения нужной формы. Здесь кузов погружают в катафорезную ванну, а затем окрашивают в один из 209 доступных цветов. Процесс нанесения лакокрасочного покрытия осуществляется совместными усилиями 59 роботов. После окраски и просушки щепетильные эксперты из числа персонала дают кузову добро на дальнейшее путешествие в сборочный цех. Там, после прохождения 440 производственных станций, бездушный остов обзаведется механической частью, электрикой, приборной панелью и многими другими жизненно важными элементами, превращающими его в полноценный автомобиль, именуемый Ducato, Jumper, а быть может и Boxer.

Работа над ошибками

Каждый из нас, наверняка, слышал множество пугающих историй, связанных с небрежным качеством сборки автомобилей из тех стран, где есть солнце, море, пальмы, а температура воздуха круглый год не опускается ниже десяти градусов тепла. Подтверждаем, трудиться в таких нечеловеческих условиях решительно невозможно, но на заводе Sevel как-то справляются и ничего не напоминает об этом устойчивом стереотипе. Кроме танцевальной музыки, которую изредка транслируют через динамики, развешанные в сборочном цехе.

Но не спешите с выводами! Скорее всего, это не то, что вы подумали: музыка служит для привлечения внимания и означает, что был обнаружен дефект. В этот момент на табло высвечивается имя ответственного лидера, от которого требуется оперативно устранить ошибку. И даже в том случае, если проблема была полностью устранена, информация об этом сохраняется и заносится в паспорт каждого «провинившегося» грузовика. Это позволяет эффективно выявлять повторяющиеся неполадки, чтобы впоследствии предпринять глобальные действия по их устранению. Но как уже говорилось ранее, сочетание высокой степени автоматизации и многоступенчатая система контроля не только практически сводит на нет вероятность производственного брака, но и нивелирует дурное влияние пресловутого человеческого фактора. Если так пойдет и дальше, не исключено, что вскоре мы и вовсе забудем о таком щекотливом понятии, как «южная расслабленность».

Иван Картамцев

Читайте также:

Коммерсантъ АВТОПИЛОТ

Коммерсантъ АВТОПИЛОТ
Коммерсантъ АВТОПИЛОТ
image beaconimage beaconimage beacon