Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Замков: "Платон" может стать основой для интеллектуальной транспортной системы России

Логотип Прайм Прайм 21.04.2017 ПРАЙМ
Генеральный директор оператора системы ООО "РТ-Инвест Транспортные Системы" Антон Замков © Фото предоставлено пресс-службой "РТ-Инвест Транспортные Системы" Генеральный директор оператора системы ООО "РТ-Инвест Транспортные Системы" Антон Замков

МОСКВА, 21 апр – ПРАЙМ, Сергей Лысаков. Россия обладает огромными преимуществами с точки зрения логистики. Но для реализации этих преимуществ необходимо создать единую интеллектуальную транспортную систему страны. О том, на какие сегменты можно распространить действие системы "Платон" для создания подобной системы, о конкуренции с Alibaba и Amazon, о том, сколько реально в России ездит большегрузов и как сейчас функционирует система в интервью агентству "Прайм" рассказал генеральный директор оператора государственной системы "Платон" Антон Замков.

- Как вы видите дальнейшее развитие системы "Платон" на нынешнем этапе?

- Система "Платон" является крупнейшим внедрением телематических услуг в стране. Система породила новый рынок, новый подход. Ни одна из других существующих в России систем не решает сложные логистические задачи, прогнозированием и анализом грузоперевозок.

Государственную систему "Платон" не правильно рассматривать как чисто фискальный инструмент. Возможности, которые в нее заложены, в том числе возможности ее применения огромны.

Во всем мире естественным трендом развития является конкуренция за marketplace (площадки на основе которой предоставляются, продаваться те или иные решения – прим ред.) и в логистике. Либо человек идет в магазин, либо магазин к человеку. Нам тяжело конкурировать с гигантами из Китая или США в marketplace, но конкурировать в логистике мы можем. Проблема России - неструктурированность рынка. "Платон" мог бы стать основой для интеллектуальной транспортной системы страны.

- А как еще государство может использовать уже работающую инфраструктуру "Платона"?

- Например, с помощью этой системы можно было бы осуществлять мониторинг движения мусоровозов, а значит мониторить экологическую ситуацию с бытовыми отходами. У нас в системе находится 80% таких автомобилей. Зачем создавать еще очередную систему для их контроля?

Зачем делать отдельную систему по аналитике грузопотоков, если "Платон" это уже делает. Сейчас стоит вопрос о востребованности этих данных и необходимости их применения для глубокого анализа. Но это вопрос времени. Технологически мы к этому готовы.

Очень много говорится о проблеме перевозок международными автобусами, когда необходимо понимать где они находятся в каждый момент времени. Мы можем оборудовать за 5 часов автобусы бортовыми устройствами системы "Платон" и проблема будет решена.

Не обязательно даже говорить о бортовых устройствах именно системы "Платон". Мы можем интегрировать устройство и в сторонние бортовые устройства. Если завтра ко мне придет производитель тахографов и скажет, что он хочет производить тахографы вместе с устройством "Платон" и продавать клиентам, то мы можем включить его в систему. Таким образом, легко интегрировать системы тахографического контроля или любого другого инструментального контроля. Если мы начинаем интеграцию с другими параллельными видами транспорта, то получаем настоящую логистическую экосистему страны. Цель создание этой системы – в удобстве пользователя, а именно заказчика, перевозчика. Безусловно, и государство должно получать свои таможенные и налоговые платежи.

"Платон" предоставляет возможности контролировать движение автомобилей с помощью созданной инфраструктуры и устройств практически в реальном времени. Зачем грузоперевозчику вносить огромные депозиты за пересечение границы, если можно все сделать в электронном виде. Мы можем перейти к безостановочному пересечению границы, что окажет существенное влияние на скорость перевозок. А скорость сейчас – это самое главное, главное скорость оборачиваемость транспорта. Например, грузовые перевозки из Китая в Россию сейчас осуществляются через Суэцкий канал. Если применить методы электронного декларирования, электронных пломб, других подтверждений в электронной форме для контролирующих организаций, в том числе налоговой и таможенной службы, о том, что указанный груз перемещается с использованием грузовиков и железной дороги, то тогда груз из Китая можно будет доставить за 10 дней. Сейчас срок доставки составляет 30 дней. Соответственно и издержки будут значительно меньше.

Транзитные потенциал у России в случае реализации подобной интеллектуальной транспортной системы может быть огромным. Такую систему можно реализовать и на уровне ЕАЭС (Евразийский экономический союз – прим ред.), выстраивать совершенно иные принципы взаимодействия, убирать барьеры. С технологической точки зрения Россия с помощью "Платона" сделала первый шаг. Теперь надо двигаться дальше.

Например, можно интегрировать сервис бронирования грузовых вагонов на одной площадке с распределением грузов на автомобильных дорогах. Тогда можно было бы создать "бесшовную" грузоперевозку (с задействованием различных видов транспорта – прим ред.) на любое расстояние. Сейчас проблема в наличии огромного количества документов при перевозке. Причем в разных пунктах перевозки это могут быть разные виды документов. Концепция единой интеллектуальной транспортной системы позволит, не выходя из дома, на одной площадке использовать инфраструктуру и ресурсы, которые есть у нас, РЖД, операторов автобусных перевозок. Таким образом, можно создать единую экосистему и внутри нее реализовать мультимодальные перевозки.

- Готов ли стать "Платон" оператором российской единой интеллектуальной транспортной системы?

- "Платон" является государственной системой. И решение о ее развитии на уровень интеллектуальной транспортной системы должно принимать государство. Мы являемся разработчиком этой системы и обслуживаем ее. С нашей стороны мы можем предложить такую идею, понимая, что может дать ресурс системы. Она построена с огромным запасом. У нас все программное обеспечение написано российским программистами, мы не платим никаких отчислений за его использование. Все программы переданы во владение Российской Федерации. Мы говорим государству о наличии таких возможностей. Кто ими будет оперировать – это решение за ним. - Мы должны сосредоточится именно на выстраивании «тяжелой» логистики (ориентированной на большегрузные перевозки – прим ред.), так как она является основным элементом грузоперевозок. Пока в этой сфере нет интеграции. Есть масса систем, которые надо приводить в единую точку.

- Оценивали ли вы потенциальные объемы рынка? Какие шаги можно сделать в направлении развития такой интеллектуальной системы? Были ли уже направлены предложения в адрес государственных ведомств по их реализации?

- На начальном этапе необходимо начинать с концепции транспортной телематики, которая сейчас находится в разрозненном состоянии. Сначала надо понять, что будет входить в эту экосистему, какими шагами мы будем двигаться.

Прорывные проекты, как правило, бизнесом не предлагаются. Именно государство должно задать вектор движения. Со своей стороны лучше системы "Платон" на данном направлении не вижу. Она охватывает всю страну, включая сервисы приема платежей, 138 центров обслуживания, более тысячи каналов связи, два центра обработки данных, надежную систему шифрования. Государству нужно его развивать, в том числе как нефискальный инструмент.

- Какие объемы средств могут потребоваться для развития системы и превращения ее в интеллектуальную транспортную систему России?

- Основа системы фактически создана. Вопрос в интеграции, в том числе программного обеспечения. Другим важным вопросом является привлечение и учет интересов бизнеса. Необходимо понять, как привлечь бизнес в качестве инвесторов. В случае, если государство сформирует видение дальнейшего развития, то дальше можно было бы реализовывать проекты с участием бизнеса на концессионных или других принципах.
Сейчас главное определиться с направлениями развития. О конкретных цифрах говорить пока еще очень рано.
Мы понимаем, что грузоперевозчикам нужен анализ траектории движения груза. Далее уже решать, как эту информацию использовать. Со своей стороны мы можем обеспечить заказчика любой информацией по движению грузов.

Я убежден, что логистика является конкурентным преимуществом для России. Мы можем ее обеспечить. Если мы этого не сделаем, это сделает за нас Alibaba или Amazon. Это всего лишь вопрос времени.

- Чем можно заинтересовать бизнес?

- Сокращением издержек. Сейчас бизнес теряет из-за невозможности задействовать вовремя складские мощности или вовремя забрать груз из порта из-за перегрузок в его работе. Все надо синхронизировать. Чем выше скорость обработки грузов и их доставки, тем меньше издержки. Аналитика и выстраивание наиболее оптимальных логистических схем, осознанное управление перевозками это уже побочные преимущества. Выгоды могут быть разнообразными и значительными. Важно, чтобы это в целом было полезно для рынка.

- Сохранились ли технические проблемы эксплуатации системы "Платон"? Не станут ли они препятствием для развития?

- Технических проблем нет, и никогда не было. В начале, конечно, были определенные сложности. Но это, скорее связано с российской ментальностью. В ноябре-декабре 2015 года выстроилась очередь на подключение к системе, хотя мы фактически начали работать за три месяца до этого момента. Чтобы как-то решить эту проблему была создано рабочая группа при Министерстве транспорта, в которую вошли как крупные, так и мелкие перевозчики. Все пункты разработанной тогда «дорожной карты» по решению возникших проблем были выполнены. В глобальном смысле уже год о проблемах говорить не приходится. Ни одна система не сможет выдержать одномоментно столь высокую нагрузку, когда сразу все пользователи пришли на регистрацию. При этом необходимо было обеспечить удобство компонентов системы для участников, настроить под их потребности. Мы ее доработали. В дальнейшем реализовали интеграцию с Федеральной налоговой службой, и вопрос возврата транспортного налога решился естественным образом. Об этом даже никто не задумался. Это говорит о том, что технически мы очень гибкие.

Введение постоплаты с 15 апреля 2016 года кардинальным образом изменило бизнес-процессы. И с этим проблем не возникло. Поэтому говорить о технических проблемах не приходится. Сложности возникают в связи с достаточно частым изменением законодательства. Но и это нормально.

- К системе "Платон" сейчас подключены более 800 тысяч автомобилей. Всех ли удалось охватить?

- Это спорный вопрос. Никто точно не знает количество большегрузов в стране. ГИБДД говорит о числе в 1,6 млн большегрузных автомобилей массой более 12-тонн. Около 400 тыс из них – это автомобили Министерства обороны, МЧС и других автомобилей специального назначения, которые освобождены от оплаты. Еще одна часть – это автомобилей, которые никогда никуда не выезжают – карьерные самосвалы, вахтовые автобусы, спецтехника для обслуживания месторождений. Если их отсечь, то реально можно говорить примерно об 1 млн автомобилей, которые работают на федеральных дорогах. Сейчас в системе зарегистрировано 820 тыс автомобилей. Регистрация продолжается ежедневно, сейчас у нас серьезных рост, в некоторые дни перевозчики регистрируют до 900 большегрузов.  Это не технологический вопрос. Скорее вопрос адаптации. В Европе эти процессы занимали 2-3 года.

Мы понимаем, что есть машины, которые работают только на региональных дорогах, есть магистральные грузоперевозчики, машины которых мы зарегистрировали за 6 месяцев до начала работы системы. Это крупные ритейлеры, грузоперевозчики, входящие в Ассоциацию международных автомобильных перевозчиков. С крупным бизнесом проблем при регистрации не было. Сейчас базу большегрузов можно разделить пополам. Примерно 50% - это юридические лица, а 50% - физические лица. Все юридические лица у нас в базе зарегистрированы. Сейчас примерно 88-90% российских грузоперевозчиков оборудованы бортовыми устройствами "Платон". Есть сегмент физических лиц, которые даже не имеют статуса индивидуального предпринимателя, но фактически занимаются предпринимательской деятельностью на своих автомобилях. Будем развиваться в этом сегменте, но, понятно, что таким грузоперевозчикам сложно привыкнут к новым условиям.

- Насколько сейчас устойчива финансовая модель системы "Платон"?

- Мы обеспечиваем технологическую работоспособность системы на высоком уровне. Мы отвечаем перед Росавтодором за выполнение всех обязательств, в первую очередь технологических. Все средства, полученные от сборов в системе в течение дня, полностью до последней копейки направляются в дорожный фонд. Мы видим прирост оплаты, отвечаем за правильность начислений, обеспечиваем всю организационную составляющую.

Раз в 6 месяцев мы сдаем в Росавтодор отчет по установленным параметрам. Раз в полгода происходит оплата за выполненные нами работы, объем которой закреплен правительственным  распоряжением. Финансовая модель, которая лежит в основе функционирования государственной системы "Платон", предполагает обязательства перед Газпромбанком в рамках концессионного кредитования, предоставленного в 2015 году. Есть обязательства и перед государством, за невыполнение которых предусмотрены штрафные санкции. Сейчас в компании работает 1,5 тыс человек, есть постоянные эксплуатационные и продолжаются капитальные издержки. Одних бортовых устройств, которые российские перевозчики получают бесплатно, произведено на 7 млрд руб. Сейчас мы находимся в рамках предусмотренной финансовой модели.

Прайм

image beaconimage beaconimage beacon