Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

​«Стал изгоем и у банка, и у своего государства»

Логотип Банки.ру Банки.ру 19.06.2017 Banki.ru
​«Стал изгоем и у банка, и у своего государства» © Александр Щербак/ТАСС ​«Стал изгоем и у банка, и у своего государства»

Хотя публичная острота проблемы валютных ипотечников в России спала, они время от времени продолжают пикетировать банки вплоть до здания ЦБ и устраивать голодовки. А большинство просто живет в неоплатном долгу. Банки.ру собрал истории валютных заемщиков, ставших жертвой обвала рубля.

В России насчитывается около 25 тыс. семей с валютной ипотекой, которые не могут реструктурировать долг и находятся на грани выселения. Из-за девальвации рубля в 2008 году их ежемесячные взносы по кредитам выросли в 2—3 раза, ситуация повторилась в 2014 году. За три года просроченная задолженность не снизилась, а поднялась с 15,6 млрд до 20,1 млрд рублей. То есть на 29%, с учетом изменения курса. А поскольку общие объемы кредитования уменьшаются, доля просроченной задолженности в них резко растет. Если в 2014 году она составляла 13,4%, то в 2017-м — 34,1%. Получается, более трети валютных ипотечных кредитов в России просрочены.

«Меня устно заверили, что перевестись в рубли я смогу в любой момент…»

Александр Александров, валютный ипотечный заемщик Райффайзенбанка с 2007 года. Программист.

Итоговые цифры по кредиту.

Взял: 2,65 млн рублей

Выплатил: 3,45 млн рублей

Должен по решению суда, вступившему в силу: 5 млн рублей

Для сравнения итоговые цифры по рублевому кредиту, в котором летом 2007 года Александру было отказано (ставка 11,4%, срок 25 лет).

Взял: 2,65 млн рублей

Выплатил на ноябрь 2015 года, когда началась просрочка по долларовому кредиту: 2,9 млн рублей.

Остался должен на ноябрь 2015 года : 2 млн рублей.

— Когда в нашей семье появился первый ребенок, было решено приобретать собственное жилье. Минимальная цена на двухкомнатную квартиру на самой окраине города установилась летом 2007 года на уровне 3 миллиона рублей. Именно за эту цену нам удалось присмотреть стандартный вариант размером 48 квадратных метров в спальном районе Санкт-Петербурга.

Тогда банки охотно давали ипотечные кредиты на 90 и даже на 100% стоимости жилья. Я обратился в банк, в котором мой работодатель имел зарплатный проект. В банк, который уже несколько лет отслеживал все мои доходы — Райффайзенбанк. Попросив кредит на 20 лет в рублях на сумму 2,65 миллиона рублей (88% от стоимости приобретаемого жилья), я получил лишь кредит на 25 лет (максимальный срок выдачи кредита в этом банке) и в долларах (на тот момент это было 104 тысячи).

Аргументация банка была такова: моего дохода, получаемого в рублях, не хватает для рублевого кредита, но хватает для долларового, процентная ставка по которому на 1,5 процентного пункта ниже по сравнению с рублевой в этом банке (9,9% в долларах вместо 11,4% в рублях). Меня устно заверили, что перевестись в рубли я смогу в любой момент после незначительного увеличения своего дохода. В другой банк за требуемой суммой мне было бессмысленно обращаться, поскольку в Райффайзенбанке я имел небольшую льготу как зарплатный клиент. И, соответственно, практически минимальную ставку по кредиту из существовавших в то время на рынке. Поэтому, получив отказ в рублевом кредите в Райффайзенбанке, я тем более получил бы отказ в рублевом кредите в любом другом банке.

Осенью 2008-го года разразился мировой кризис, ценовой пузырь на рынке недвижимости наконец лопнул, и рубль к весне 2009 года обесценился на 50%. Соответственно, на 50% тогда выросла и сумма моего кредита. Тут бы мне повести себя ровно тем образом, в каком обвиняют валютных ипотечников, — поступить как хитрый стратегический финансовый инвестор, избавиться от такого невыгодного актива. Но цель в приобретении квартиры у меня была другой. Приобрести жилье для своей растущей семьи, а не заниматься финансовыми спекуляциями. За это и расплачиваюсь, за это и стал после 2014 года изгоем и у банка, и у своего государства.

Прекрасно тогда осознавая, что еще одной такой же «плавной девальвации» рубля, как в 2008—2009 годах, не переживу, я несколько раз в период 2011—2014 годов обращался в банк с просьбой перевести мой кредит в рублевый на рыночных условиях. Банк всякий раз отказывал, ссылаясь на отсутствие программ по переводу в рубли валютных кредитов своих заемщиков.

Видя, что банк никак не заинтересован в том, чтобы хоть как-то пойти навстречу своим многолетним клиентам, мы, валютные ипотечники Райффайзенбанка, столкнувшиеся с одной и той же проблемой — беспрецедентным ростом обязательств и абсолютным безразличием банка, — объединились и провели ряд акций как в стенах банка, так и за его пределами — у стен австрийского посольства в Москве. После чего ряд наших товарищей по несчастью согласился с новыми условиями банка — отдать квартиру и уйти без долга, остальные же продолжают борьбу за сохранение своего жилища.

Небольшому числу заемщиков помогла государственная программа АИЖК, которая для семей с двумя несовершеннолетними детьми помогала гасить до 30% обязательств в пределах 1,5 миллиона рублей. И такие заемщики, уменьшив долг по своему кредиту на 20—30% за счет госпомощи, перевелись в рубли. Остались те, кто не подходит под критерии программы АИЖК или для кого помощь АИЖК — пустой звук.

Например, я под критерии АИЖК подходил и мог получить от государства помощь в погашении 30% моих раздувшихся обязательств. Но банк выдвинул условие: чтобы принять эти деньги от государства, он потребовал и от меня принести им сумму порядка 800 тысяч рублей для погашения просроченных с 2015 года платежей. То есть банк милостиво соглашался единовременно получить от государства и от меня сумму 2,2 миллиона рублей, чтобы сделать сумму моих обязательств порядка 3,3 миллиона — что на 25% выше суммы, взятой 10 лет назад в долг в этом банке.

Мы, валютные ипотечники Райффайзенбанка, требуем только одного: перевести все обязательства по состоянию на ноябрь 2014 года в рубли по курсу на дату договора. Все штрафы и пени, просрочка по процентам, начисленные после ноября 2014 года, должны быть списаны. А срок кредита может быть увеличен на срок имеющейся к данному моменту просрочки — тогда все эти же просроченные проценты банк получит, но по курсу на дату договора, а не по грабительскому курсу, по которому он пытается взыскивать просрочку сейчас. И обязательный мораторий на исполнительное производство по взысканию долгов по валютной ипотеке!

«Решение суда не вступило в силу, но нас уже лишили квартиры!»

Игорь и Жанна Морозовы, валютные ипотечные заемщики ВТБ 24 с 2007 года. Предприниматели.

Взяли: 4,8 млн рублей

Выплатили: 4,6 млн рублей

Должны банку: 2,4 млн рублей

— Валютную ипотеку в далеком 2007 году предложил банк ВТБ 24. Дохода в 26 тысяч рублей в месяц на рублевый кредит не хватало, но банк устроила сумма в 1 тысячу долларов. Дали кредит. Выплачивали около 10 лет. После событий конца 2014 года банк предложил только один выход — отдать им квартиру по «отступному», параллельно подав в суд, который в наше отсутствие, на пятиминутном заседании вынес решение лишить нас всего!

В установленные законом сроки мы успели подать апелляцию, но ВТБ 24 смог получить исполнительные листы, и уже осенью 2016 года нашу квартиру продали с торгов. Решение суда не вступило в законную силу, исполнительные листы были отозваны судом, но нас уже лишили квартиры! Более того, банк продолжает требовать с нас взыскание по суду: по выданному кредиту в 84 тысячи долларов мы выплатили банку порядка 82 тысяч долларов. У нас уже отобрали квартиру, но банку все еще нужно с нас порядка 43 тысяч долларов. Итого 125 тысяч долларов за двухкомнатную хрущевку на пятом этаже в панельном доме в областном городе, спешно проданную банком всего за 2 миллиона рублей. Оставшись без жилья и в долгах, мы обращались в банк за ипотекой, но ответа от банка нет, предложений — ноль, а впереди только новые суды.

«Перед сделкой представитель банка сообщил, что может быть выдан только долларовый кредит»

Лариса и Сергей М., валютные ипотечные заемщики банка «ДельтаКредит» с 2008 года.

Взяли: 6 млн рублей

Выплатили: 10 млн рублей

Должны банку: 15 млн рублей

— Часто люди задают вопрос «а почему вы брали кредит в валюте?», не понимая, что банки навязывали валютные кредиты. И у большинства был только один выбор: брать в валюте или не покупать квартиру вообще. Например, мы обратились в 2008 году в АО «КБ ДельтаКредит» за ипотечным кредитом в рублях. После того как он был одобрен, мы внесли за выбранную квартиру аванс и начали готовиться к сделке, но перед сделкой представитель банка сообщил, что может быть выдан только долларовый кредит. Отказ от сделки на этом этапе означал бы потерю аванса, и мы согласилась на условия банка.

Итого: получено в банке 6 млн. рублей, уплачено почти 10 млн. рублей, долг сейчас превышает 15 млн. рублей, есть решение суда в пользу банка. Если бы были выданы рубли, на текущий момент остаток долга составлял бы 660 000 рублей.


Кто им поможет?

«Проблема очень острая, и банки в последние годы пытались найти возможности ее сглаживания. Но при этом, как правило, не допуская какого-либо ущерба для себя. Рекомендация ЦБ пересчитать задолженность по льготному курсу практически осталась невыполненной, поскольку не была обязательной. Банки предлагают различные способы реструктуризации: перевод долга в рубли по текущему курсу, временные «каникулы» по платежам, которые чаще касаются лишь погашения основной суммы, а после возобновления погашения график становится еще более напряженным. Может быть и продление срока кредитования, при котором ежемесячная сумма платежа уменьшается. Все эти методы реструктуризации не снижают доходы банка и фактически происходят за счет заемщика», — объясняет ведущий аналитик ГК TeleTrade Марк Гойхман.

Глубина проблемы и выступления ипотечников заставили вмешаться государство. АИЖК с 2015 года выделяло средства банкам по отдельным заёмщикам по комплексу критериев для списания части долга (до 600 тыс. рублей) или снижения платежа. Общая сумма помощи составила 4,5 млрд. рублей. Программа была рассчитана не только на «валютных», но и на рублевых ипотечников. Она смягчила некоторые самые острые случаи, но не могла кардинально решить вопрос. «Про ее продление и выделение дополнительных бюджетных средств пока речи не идет, — отмечает Гойхман.

По оценкам АИЖК, программа помощи выполнила свою задачу. «Меры дополнительной государственной поддержки уже оказаны либо кредиторами принято решение об их оказании в объеме определенного правительством РФ бюджета программы помощи, в связи с чем крупнейшими кредиторами прекращен прием новых заявок граждан на участие в указанной программе», —говорят в АИЖК.

Так что надежды на продление программы у валютных заемщиков нет.

Из-за этого люди выходили с начала мая на улицы с одиночными пикетами и голодали в отделениях банков.

Новая валютная ипотека сильно теряет объемы с 2014 года, что связано с повышением курса доллара и трагедией многих валютных заемщиков. «Исходя из статистики ЦБ, по нашим расчетам, в первом квартале 2017 года было выдано валютных ипотечных кредитов лишь на 328 млн. рублей, что в 6,5 раз меньше, чем за аналогичный период 2014 года и в 1,3 раза меньше, чем в 2016 году. Общая сумма задолженности по таким кредитам на 1 апреля 2017 года составила 59 млрд. рублей, то есть упала вдвое с данной даты 2014 года и на 33% — за последний год. Это значит, что прежние текущие кредиты по возможности гасятся, в том числе и за счет продажи имущества, а новые – привлекаются гораздо меньше», — комментирует ведущий аналитик ГК TeleTrade Марк Гойхман. 

По мнению аналитика Forex Optimum Ивана Капустянского, проблема валютных ипотечников сейчас стоит не так остро, как это было в 2014 году. «В первую очередь это связано со стабилизацией валютного курса, хотя он, конечно, до сих пор остается высоким относительно докризисных показателей. Кроме того, некоторые банки все же пошли на встречу заемщикам и реструктуризировали их долги, а также конвертировали в рубли с учетом компромиссного курса», — подчеркивает эксперт.

По его мнению, для того, чтобы решить данную проблему, необходим законопроект о моратории на выселение семей, в случае если иностранный курс валюты превысит 25% с момента займа в рублевом эквиваленте. Однако, опять же, полностью эта инициатива проблему не решит. Должникам, которым не удастся выработать общее решение с банком, вероятно, придется выплачивать взятые на себя обязательства.

По подсчетам маркетинговой группы «Алехин и партнеры», количество ипотечных кредитов в иностранной валюте сокращается. По данным ЦБ, в 2017 году выдаются единицы валютных ипотечных кредитов, так как граждане пока еще опасаются возможных осложнений с ними в будущем, однако если рубль продолжит укрепляться, их количество со временем может вырасти.

«Государству следует найти пути помощи валютным заемщикам, так как Верховный суд не так давно отказался пересмотреть практику пересмотра условий договоров из-за существенного ослабления рубля к основным валютам. Банки достаточно часто идут навстречу заемщикам и пересматривают условия договоров по льготному курсу, однако было бы неплохо все же установить на законодательном уровне обязанность такого пересмотра при определенном скачке курса. Однако это должно делаться таким образом, чтобы и банки не пострадали – например, условие о пересмотре должно включаться сразу в договор, но быть ограниченным определенными рамками, или риски банка должны быть каким-то образом застрахованы», — подчеркивает основатель маркетинговой группы «Алехин и партнеры» Роман Алехин.

Пока же валютные заемщики снова наедине со своими проблемами. Единственное, что их немного радует – некоторое ослабление доллара за последний год. Но на горизонте вновь его вероятное повышение, что опять обострит ситуацию.

Наталья СТРЕЛЬЦОВА, Banki.ru

Банки.ру

image beaconimage beaconimage beacon