Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

«Видел следы крови и мозгов». Признания жертв пыток в Донбассе

Логотип Аргументы и Факты Аргументы и Факты 08.06.2017 Екатерина Мирная

«Украинский Хельсинский союз по правам человека», Харьковская правозащитная группа и неправительственная организация Truth Hounds рассказали о 23 случаях незаконных задержаний и пыток, совершенных в Донбассе украинскими военными. «Люди до сих пор напуганы и не хотели говорить о том, что пережили», — рассказывает аналитик Центра документирования Украинской Хельсинской группы по правам человека Андрей Гладун. АиФ.ru публикует в переводе на русский язык и c сокращениями несколько историй.

Владелец магазина

Пожилой мужчина Сергей вместе с сыном Андреем и внуком Алексеем до войны были собственниками магазина в г. Старобешево. Андрей участвовал в референдуме о признании ДНР, а в мае 2014 г. вступил в вооруженные силы ДНР. Его отец и сын в политику не вмешивались и продолжали управлять магазином.

В конце июля 2014 г. к дому Сергея подъехал автомобиль. Четверо военных в украинской форме провели дома и в магазине обыск. Сергея вместе с внуком отвезли на позиции ВСУ на окраине города. Мужчин били ногами и прикладами до потери сознания. Сергея обвиняли в том, что он якобы был снайпером ДНР. После избиения их посадили в разные машины и повезли в направлении поселка Седово. С этого момента Сергей больше не видел своего внука. Те, кто его перевозили, называли друг друга позывными Док и Мясник. Мужчину привезли и поместили в подвал. Во время допроса его голову силой погружали в резервуар с водой и удерживали там.

Тело Алексея с многочисленными признаками насилия было найдено на следующий день после их задержания на трассе в окрестностях Старобешево. Свидетели утверждают, что задерживали мужчин представители батальона «Азов». Сергей вскоре после смерти внука умер из-за проблем с сердцем. В настоящее время все материалы по делу... утеряны следователями.

Водитель автобуса

Александр работал водителем автобуса. С началом конфликта он начал зарабатывать перевозкой людей из зоны АТО на территорию других областей Украины и в Россию. В августе 2014 года его остановили на блокпосту в районе Новоазовска (Донецкая область), когда он перевозил пассажира в Ростов-на-Дону. Военные проверили телефон его пассажира и нашли там фото с митингов, на которых были флаги ДНР. Мужчин вытащили из автобуса и заставили петь гимн Украины. Когда оба ответили, что не знают слов, их начали бить ногами. Потом бросили в яму, вырытую возле блокпоста.

Позже на машине с символикой батальона «Днепр-1» их перевезли в поселок Седово. На следующий день привели на допрос. Снова заставили петь гимн Украины. После повторного отказа опять избили. Всего задержанные пробыли в Седово 6 суток. Их держали в небольшом помещении площадью 4 квадратных метра. Лишь на третьи сутки принесли еду — полбатона на двоих. Александра за это время не выводили на улицу.

На шестые сутки задержанных накормили и дали им возможность помыться. Сообщили, что ими «заинтересовалось СБУ» и заставили подписать заявление на имя командира о том, что они не имеют претензий к батальону «Днепр-1». После этого их со связанными руками перевезли в Мариуполь, где пересадили в другой автобус и везли в неизвестном направлении еще несколько часов. На месте Александра пристегнули наручниками к столбу на улице и оставили так до утра. Утром принесли стол и заставили написать заявление о том, что он обязуется собирать и передавать информацию о «сепаратистах» для ВСУ. После этого мужчин отпустили.

В сентябре 2014 года Александра задержали снова. Требовали рассказать о сотрудничестве с «сепаратистами». Мужчину привезли на местный аэродром и пристегнули наручниками к столбу. Начали бить палкой и ногами по спине. По его словам, рядом с ним были так же пристегнуты еще двое, их тоже били. Александр пробыл пристегнутым к столбу на улице два дня, все это время его били — только ночью давали отдохнуть. После этого ему дали лист бумаги и заставили писать заявление на двоих его знакомых охотников, что они якобы пошли воевать на стороне ДНР.

Мирный житель Марьинки

Максима, который не принимал никакого участия в политике, задержал батальон «Шахтерск» во время зачистки г. Марьинка в начале августа 2014 года. Максима и 5 других гражданских посадили в машину, связав руки пластиковыми стяжками. По дороге задержанных использовали как живой щит от снайперского огня.

Вечером того же дня их перевезли в Мариуполь. По приезде надели на головы пакеты и попарно заковали в железные цепи. В первый же день задержанных избили. От избиения нагайкой у Максима остался шрам на спине и начались проблемы с почками. В Мариуполе мужчин заставляли чистить туалеты, копать ямы. Все это время они спали на улице под открытым небом. Максим утверждает, что его и других задержанных также возили в Иловайск и Шахтерск во время боев, где их заставляли собирать останки погибших на поле боя.

Максима удерживали в Мариуполе в течение месяца, в сентябре его перевезли в Волноваху, а затем — на базу батальона «Шахтерск», в пансионат под г. Новомосковск Днепропетровской области. В начале ноября 2014 г. Максиму удалось бежать. Всего в плену он пробыл более 3 месяцев.

Сельский электрик

Вячеслав работал электриком в деревне поблизости Мариуполя. После одного из обстрелов села в феврале 2015 года он поехал на блокпост, чтобы помочь в ремонте линии электропередач. Его сразу же задержали, отобрали паспорт. Вячеславу связали руки за спиной и натянули на глаза шапку, примотав ее скотчем. Его отвезли в дачный кооператив в соседнем селе, где сразу же начали бить.

Избиение продолжалось примерно 3 часа. Кроме этого, когда Вячеслав лежал на земле, военнослужащие между его расставленными ногами стреляли из автомата. После увезли на территорию Мариупольского аэропорта. Там мужчину продолжили бить. Вячеслава заставляли признаться в сотрудничестве с «сепаратистами» и переставали бить только, когда он соглашался. Его держали за язык и уши, угрожая их отрезать.

Вячеслава заставили подписать подписку о невыезде. Человек, который заставил его это сделать, представился сотрудником СБУ. Вечером того же дня Вячеслава отпустили. Как выяснилось позже, его задержали, поскольку считали, что Вячеслав передает информацию «сепаратистам».

Узник из Бахмута

В мае 2015 г. Ярослав на собственной машине подвозил друзей на дачу. На одном из блокпостов в районе Бахмута их остановили. Обоих пассажиров сразу же начали допрашивать, подозревая в сепаратизме. Военнослужащие обыскали автомобиль, потом обоим одели на голову мешки, связали руки и посадили в кузов грузовика. Ярослава подвесили за связанные руки и начали бить. Ему выбили все зубы с одной стороны. Один из военнослужащих начал надрезать ему ухо. Товарищ Ярослава разглядел на одном из военных, которых их били, шеврон «Правого сектора» (организация, запрещенная в РФ по решению суда). Избиение продолжалось, пока грузовик не доехал до места назначения — опорного пункта военных.

«В той камере, в которой меня держали, кажется, кого-то до смерти забили. Я видел характерные следы крови и мозгов. Там страшно... Я так понял, это камера пыток была у них такая», — рассказал правозащитникам мужчина.

Ночью в комнату заходили военнослужащие, которые били Ярослава и заставляли его признаться в том, что он корректировал артиллерийский огонь ополченцев. В результате удара в затылок ему сломали основание черепа. По словам Ярослава, человек, который его бил, носил на форме шеврон батальона «Айдар». Когда Ярослав отказался дать показания, его вновь избили, сломав ребра. Позднее задержанных вывезли в поле с мешками на головах и отпустили. Через месяц его задержали еще раз — так же связали руки и надели на голову мешок, привезли в помещение неизвестного ему завода. Во время допроса его били, имитировали расстрел, стреляя у головы и между ног. И потом заставили написать заявление о том, что он не имеет претензий к людям, которые его задерживали.

Расследования не будет?

«Мы призываем Генеральную прокуратуру расследовать случаи, указанные в отчете», — говорит Андрей Гладун. Правозащитные организации ранее обратились в ГПУ по фактам, изложенным в отчетах. Та в ответ сообщила, что с апреля 2014 до конца 2016 года за преступления, совершенные на территории Донецкой и Луганской областей были привлечены к ответственности по статье 146 УК «Незаконное лишение свободы или похищение человека» 45 работников правоохранительных органов и 2 военнослужащих. По статье 153 УК «Насильственное удовлетворение половой страсти неестественным способом» — 1 работник правоохранительных органов; по статье 154 УК «Принуждение к вступлению в половую связь» — 4 правоохранителя. Однако не обнаружилось ни единого преступления, совершенного силовиками по ст. 127 «Пытки» или по ст. 438 «Нарушение законов и обычаев войны».

Исполнительный директор Харьковской правозащитной группы Александр Павличенко отметил, что Украина обязана расследовать указанные преступления, совершенные силами АТО и правоохранителями, иначе расследованием может заняться Международный уголовный суд. По его мнению, Украина сознательно отложила ратификацию Римского статута МУС для того, чтобы не было возможности привлечь к ответственности украинских военных — участников конфликта на Донбассе.

Аргументы и Факты

Аргументы и Факты
Аргументы и Факты
image beaconimage beaconimage beacon