Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

«В течение трех десятилетий к словам Бжезинского с уважением прислушивались»

Логотип Коммерсантъ Коммерсантъ 27.05.2017
Политолог Збигнев Бжезинский © Darko Bandic/AP Политолог Збигнев Бжезинский

Зарубежные СМИ — о смерти автора «Великой шахматной доски»

26 мая в США умер известный политолог, социолог и бывший советник президента Джимми Картера Збигнев Бжезинский. Автору знаменитой «Великой шахматной доски», которую многие считают своеобразным учебником по геополитике, было 89 лет. Как отреагировали на случившееся зарубежные СМИ — в подборке “Ъ”.

The New York Times (Нью-Йорк, США)

Господин Бжезинский номинально был демократом, что позволяло ему, к примеру, выступать против того, что он называл «жадностью» американской системы, которая поддерживала неравенство. Он был одним из немногих экспертов в области внешней политики, которые высказались против вторжения в Ирак в 2003 году. Но по крайней мере в одном — своей непоколебимой ненависти к Советскому Союзу — он стоял плечом к плечу с многими республиканцами, включая и господина Киссинджера, и президента Ричарда М. Никсона. И в течение тех четырех лет, которые он провел в администрации господина Картера, борьба с советским экпансионизмом любыми способами была направляющей силой американской внешней политики... Он поддерживал исламских боевиков, боровшихся с советским вооруженным вторжением в Афганистан. Он негласно подталкивал Китай к продолжению поддержки кровавого режима Пол Пота в Камбодже, лишь бы не допустить того, чтобы поддерживаемый СССР Вьетнам установил контроль над страной.

The Daily Telegraph (Лондон, Великобритания)

Серьезный и амбициозный, Бжезинский помог Картеру построить мосты через широчайшую пропасть между обычно не готовыми к компромиссам лидерами Египта и Израиля, Анваром Садатом и Менахемом Бегином, что привело к подписанию в сентябре 1978 года Кэмп-Дэвидских соглашений. А через три месяца были нормализованы отношения между США и Китаем, что было основным приоритетом для Бжезинского.

Бжезинский часто оказывался по разные стороны с коллегами, такими, как государственный секретарь Сайрус Вэнс. Для Белого Дома разногласия между Вэнсом и Бжезинским были серьезной головной болью, запутав американскую общественность относительно направления политического курса администрации и усилив сомнения в том, что Картер может заставить своих внешнеполитических советников работать в тандеме.

Bloomberg (Нью-Йорк, США)

В течение трех десятилетий к словам Бжезинского по внешнеполитическим вопросам с уважением прислушивались в Демократической партии. Одним из ключевых его взглядов была уверенность в том, что память о Вьетнамской войне заставила его партию воздерживаться от игры мускулами. Его взгляд на мир часто сравнивали с взглядами Генри Киссинджера, чья работа в администрациях президентов Ричарда Никсона и Джеральда Форда помогла ему занять положение, аналогичное положению Бжезинского, но в Республиканской партии.

The Washington Post (Вашингтон, США)

Почитатели доктора Бжезинского концентрируют внимание на его достижениях, среди которых и нормализация отношений с Китаем, и расширение американского влияния на Ближнем Востоке, которое привело к заключению египетско-израильского мирного соглашения, и умелые закулисные действия в Польше, благодаря которым поддерживалось восстание движения «Солидарности» против коммунистического режима... Доктор Бжезинский постепенно отошел от безусловной поддержки использования военной силы, которая помогла ему создать репутацию антисоветского ястреба во время работы советником по вопросам национальной безопасности в администрации Картера.

Некогда жесткий сторонник американской эскалации во Вьетнаме, он постепенно пришел к тому, чтобы больше внимания уделять небходимости дипломатической и политической поддержки националистических стремлений развивающихся стран. Он был решительным противником вторжения в Ирак в 2003 году. А необъявленная пограничная война между Россией и Украиной заставила его в 2014 году предупредить Запад о том, что он не должен приглашать Украину в военный альянс. По его мнению, это могло бы спровоцировать еще более серьезные, более опасные осложнения с Москвой.

The Atlantic (Вашингтон, США)

Он мыслил масштабно, он мыслил мудро. Большинство «респектабельных» фигур в области внешней политики единодушно поддерживали войну с Ираком. Брент Скоукрофт, предшественник Бжезинского на посту советника по национальной безопасности при Джерарде Форде, а затем его преемник на этом посту при Джордже Буше — были одним исключением. Альберт Гор, который произнес выдающуюся и провидческую речь за несколько месяцев до вторжения, был другим исключением. А Збигнев Бжезинский, которому тогда было уже за 70, — третьим. После войны он назвал ее «исторической, стратегической и моральной драмой». И в его случае это была не просто мудрость, высказанная задним числом. Он продолжал предостерегать от ненужной враждебности по отношению к Ирану и по поводу перегибов в «войне с террором». Человек, которого на заре карьеры считали «ястребом», стал видным сторонником «мягкой силы», стратегического терпения и того, что надо десять раз подумать, прежде чем начинать действовать. Всем нам было бы намного лучше, если бы больше людей нуждались в нем в последние годы, либо анализировали его предостережения сейчас.

Der Tagesspiegel (Берлин, Германия)

В числе характерных черт США как мировой державы — выбор своих авторитетов в области внешней политики. На протяжении многих десятилетий в геостратегических дебатах в Вашингтоне доминировали два человека, и с ними регулярно советовались почти все американские президенты. При этом эти два человека не были американцами. Один из них — польский иммигрант Збигнев Бжезинский, который скончался в пятницу в возрасте 89 лет в больнице в Фэрфаксе (штат Вирджиния). Второй — Генри Киссинджер, немецкий еврей из Фюрта, который в эту субботу отмечает свое 94-летие. Интересно, что их репутацию не подорвал тот факт, что президенты, при которых они занимали пост советников по национальной безопасности, не считались успешными. Бжезинский работал в 1977-1981 годах при демократе Джимми Картере, которого не переизбрали на второй срок; а Киссинджер — при Ричарде Никсоне, который вынужден был уйти в отставку в связи с Уотергейтским скандалом. Бжезинский ассоциировался с необычной смесью политических убеждений. Во внутренней политике он держался левее центра, критикуя экономическую «жадность» американской социальной системы и растущее неравенство. Его внешнеполитические взгляды с резким неприятием Советского Союза были характерной чертой правого крыла республиканцев.

Перевели Алена Миклашевская, Николай Зубов

Читайте также:

Коммерсантъ

Коммерсантъ
Коммерсантъ
image beaconimage beaconimage beacon