Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

«Друзья говорили мне: заткнись, достал твой рэп, иди работай!»

Логотип Lenta.ru Lenta.ru 03.07.2017

Эдуард Выграновский, прежде чем стать Скруджи, работал в родном Первомайске на автомойках и стройках и на лесопилке в Польше. Переехав в Москву и попав в лейбл Black Star, он всего за год превратился в одного из самых популярных молодых рэперов, читающих на русском языке. С «Лентой.ру» Скруджи поговорил о любви к деньгам, девушкам и мультфильмам, вредных привычках и полезных знакомствах.

Об ориентирах

В детстве я не видел ни в ком примера. Просто у меня отца как такового не было. Разве что мать — тем, что она вывозила все, что я творил, все, что подкидывала ей жизнь. Сейчас, наверное, Тимати для меня пример. Моя сила в планах на будущее, в вере в лучшую жизнь. В примерах других артистов и успешных людей.

Раньше я был плохим парнем. Сейчас все в прошлом. Я не пью, не курю, ничего такого не делаю. Делаю свое дело и все. Строю свои планы на будущее, ставлю цели. Моя цель — альбом. Меня сейчас интересует только музыка. Я только ей и живу. Ну, спортом еще занимаюсь, если есть время. Сноуборд по сезону, бокс. Почти нет времени ни на что.

Меня все достало. Расслабляет только телик. Круто расслабляют мультики. «Южный парк», «Губка Боб». Что идет, то и смотрю. Похер что. Мультики — это единственное, что не бесит, не напрягает. Раньше я мог включить их и целый день смотреть.

Я не понимаю, откуда берется вдохновение. Наверное, просто нужно упорно работать, и оно нормально зайдет. Просто херачишь, и оно приходит. Его можно найти во всем. В любом слове. Во взгляде.

О привычках

Изначально я как-то привык жить одним днем. Все было по барабану. Не хотел ни семьи, ничего. Сейчас появляются мысли о семье, о близких, ну или вот о каких-то там квартирах, машинах. Короче, сейчас я не просираю все сразу, как раньше. На бухло, на девчонок. Коплю. Мне просто нравится, когда есть бабки.

Я за активный отдых. Мне хочется нырять, прыгать с парашютом, кататься на мотоциклах. Несколько лет назад мне хотелось просто бухать. Делать просто нечего было в моем городе. Там все так делают. Меня никогда не контролировали абсолютно, у мамы не было времени, и я не делал ни хрена — ни уроки, ничего.

В один момент резко переключило. Перебухал, перекурил. Курить начал лет в тринадцать. Ходил хвастался, как я умею круто пускать кольца из дыма. Типа не брошу никогда. Водку попробовал лет в шестнадцать. Потом перешел на вискарь, шампанское — от безысходности. Я уже не знаю, что пить. Ну, вино могу, бокал вечером раз в две недели. Все остальное — отвратительно. Курить особенно.

Недавно с бомжом сидел общался. Хотел его убедить, что курить плохо, надо бросать. А он мне доказывал, что сорок лет курит — и ничего. А я думаю, что разницы нет: курить год, семь лет или сорок. Ты одинаково зависим. Просто надо понять, что это все херня полная.

Я никогда не писал тексты бухой. Домой, где мама и брат, я не мог явиться в хлам. А кентам моим рэп не нравился. Нас обычно было двое-трое-четверо. Я не мог сесть перед ними и что-то писать.

О славе

Почти все друзья говорили мне: заткнись, достал твой рэп, иди работай! У меня был только один кореш, который меня поддерживал. А теперь эти ребята просят меня их подтянуть. Как только я попал в Black Star, вокруг появилось много «братьев». Они обычно пишут, когда выходит клип. Вспоминают обо мне. Если я пропущу от кого-то сообщение, то мне вдогонку прилетает: «А, вот ты какой стал, да?! Не отвечаешь. Зазнался!». И мне уже не хочется отвечать, если человек не понимает, что у меня много сообщений и большинство из них я просто не вижу.

© Фото: Алексей Константинов

Раньше на меня никто не обращал внимания, а сейчас придираются, что я зазнался и мне плевать на родной город. Так мне всегда было плевать! Я говорил, что свалю рано или поздно. Занимайтесь просто собой, а не мной. Не надо ко мне лезть.

Когда у меня появились записанные треки, я отправлял их разным людям в личку — послушай, типа. И так кидал по треку в месяц в течение года. Никто не отвечает. Тут выстреливаю — и тут же: «Красава!», «Привет, как дела?». Не ответил — и начинается: «А, вот ты какой…». Причем пишут так пацаны. Девчонки перестанут писать, если не ответишь. Они ж гордые.

О людях

Нормальные люди спокойно реагируют, если я не отвечаю на сообщения. Надеюсь, что хоть несколько человек за меня искренне рады. Остальных — шлю нахер. А то вырисовываются тут родственники всякие из Львовской области, где я родился, но почти не жил. Братья, сестры левые. Много на самом деле. Брат и сестра они должны вместе с тобой по жизни, идти, рядом, близко. А так — это одно название. Я их даже не знаю, они появились когда увидели мое лицо по телевизору.

Я никого не люблю. Разве что маму и брата. С мамой общаюсь даже на больших расстояниях. Не важно, где я нахожусь и куда летаю, мы все равно созваниваемся. Это такая у нас с ней формальность, такая любовь, жизненная волокита. Мы с ней всегда редко виделись, она постоянно была на работе. Были бабушки, дедушки всякие. Но я их не любил, если честно. Они все были далеко, им было на меня все равно. Мне никто не помогал. Никто в меня не верил, никто со мной не общался, ничего общего мы с ними не имели никогда. Поэтому у меня нет к родне чувств. Или взять отца. Приезжать раз в год и привозить конфеты— это конечно, здорово, а толку? Он вроде хороший человек, но ни о чем.

Меня, в целом, люди часто раздражают. Вот подходит ко мне перед концертом девочка, говорит: «Давай сфоткаемся». Я отвечаю: «Подожди пять минут, мне надо порешать вопросы». И она как начнет поливать меня грязью! Ужасно, когда конченые люди не чувствуют ситуацию, ставят свои какие-то желания на первое место. Просто сказал: «Подожди пять минут» и получил сразу кучу негатива. Такое меня накрывает. Потом я увидел ее с парнем в толпе во время концерта и сказал, чтобы оба шли нахер оттуда.

О конфликтах

Как-то на съемках клипа где-то в Подмосковье ко мне докапывался бухой мужик. Ну, достал меня за весь день. Я подошел и двинул ему легонько. Он лег. Смотрю: стоят люди с детской коляской, мне стало неловко, я извинился, а они такие: «Нет-нет, все правильно, чаще приезжайте».

Я много чудил в жизни, но никогда не влипал в крупные истории, потому что вытаскивать из них меня было некому. Старался не попадать, потому что не имел возможности выпутаться. У мамы нет денег, у меня нет связей, батя не поможет. Было понятно, что если разобью кому-то лицо или украду машину, то просто закроют и все. Меня проносило, и я выдыхал. Но и, честно говоря, драться я не сильно люблю. Хотя сейчас чувствую себя увереннее.

Сейчас можно кому-то съездить по роже. Потом просто посижу сутки, или отдам пять рублей, или сколько там штраф за сломанную челюсть? Я не сильно в этом разбираюсь. Может, коробку конфет? (смеется). Но это крайняя мера, на это повод должен быть.

Lenta.ru

image beaconimage beaconimage beacon