Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

«Мою девочку изуродовали»

Логотип Lenta.ru Lenta.ru 30.05.2017

У трехмесячной Арины из маленького города Выкса в Нижегородской области тяжелая родовая травма — акушерский паралич. При рождении ребенку сломали ключицу и сместили шейные позвонки. Ключица срослась, но левая ручка Арины по-прежнему неподвижна, висит как плеть. Вся надежда родителей на этапную микрохирургическую реконструкцию левого плечевого сплетения, которую готовы провести ярославские хирурги. Но семья не в силах оплатить сложное и дорогое лечение. Примите участие в благотворительном проекте Русфонда и «Ленты.ру».

На сроке в 32 недели беременности Екатерину, будущую маму Арины, включили в группу риска. Было ясно, что у нее очень крупный плод, а это одно из прямых показаний к операции кесарева сечения.

— Живот был такой большой, что начинался прямо от груди, — говорит Екатерина. — Мы с мужем оба невысокие, у меня рост 160 сантиметров. Я заранее, не дожидаясь схваток, отправилась в роддом. Со слезами умоляла врача сделать мне кесарево сечение, но все было бесполезно. Доктор сказал: «Сама родишь!» Мне даже не сделали УЗИ. А девочка была очень крупная: вес при рождении 4700 граммов, рост — 56 сантиметров. Моя старшая дочь Злата, которой сейчас полтора года, таких показателей достигла только в три месяца.

© Предоставлено: Lenta.ru

Когда начались схватки, Екатерина опять просила сделать ей операцию. Но ее никто не слушал. А потом было поздно что-то изменить. Случилось то, чего больше всего опасалась молодая женщина: ребенок застрял в родовых путях.

Персонал роддома сразу засуетился. Вызвали опытного акушера-гинеколога. Испробовали все, чтобы извлечь ребенка. Роженице давили на живот, девочку вытягивали вакуумом. Мучения матери и младенца продолжались всю ночь.

Екатерина вспоминает, что ее Арина родилась вся синяя и не дышала. Асфиксия новорожденных — тяжелейшее состояние.

Малышка задышала сама только после реанимационных мероприятий. Девочку сразу унесли, даже не показав матери.

Едва Катя смогла встать с постели, сразу упросила врачей пустить ее к дочери. Разрешили зайти на минутку. Арина лежала вся отекшая, завернутая в пеленки. Маме сказали, что у ребенка родовая травма — акушерский паралич, левая рука неподвижна. Позже сообщили про перелом ключицы и смещение шейных позвонков.

— Мою девочку изуродовали, — Екатерина не может говорить без слез. — Я ее даже ни разу к груди не приложила. Она была вся переломанная, нельзя было брать на руки. Конечно, я всеми силами пыталась сохранить молоко, сцеживалась,но это не помогло. Плакала сутки напролет, слезы лились ручьем, и вскоре на нервной почве молоко пропало.

Только на пятые сутки Екатерину с дочерью перевели в Областную детскую клиническую больницу в Нижнем Новгороде. Там Арину пытались лечить, надели воротник Шанца для новорожденных — фиксирующее приспособление, которое снимает нагрузку с шейных позвонков. Через месяц маму с младенцем выписали из стационара. Улучшения не произошло: левая ручка девочки по-прежнему была обездвижена.

— Первый месяц Арина не спала ни днем, ни ночью. Она кричала от боли в сломанной ключице. Я тоже не сомкнула глаз. Думала, сойду с ума, — рассказывает Екатерина. — Незадолго до родов я смотрела передачу по «Первому каналу», там показали сюжет про больного ребенка. Так жаль было малыша и его родителей! Я перевела деньги и невольно подумала: только бы с нами такого не случилось!

Маленькая Арина уже держит голову, вовсю гулит и улыбается родителям. Но ручка ее по-прежнему неподвижна, как у сломанной куклы.

В редкие свободные минуты Екатерина в интернете искала специалиста, который помог бы ее маленькой дочери восстановить функции руки. Так она узнала о Михаиле Новикове — детском травматологе из Ярославля. В апреле отвезла Арину к нему на консультацию. По словам доктора, есть шансы спасти руку, но для этого ребенку предстоит перенести серию микрохирургических операций. Другого способа реабилитации не существует. Ни физиотерапия, ни массаж Арине не помогут.

Но такое высокотехнологичное лечение госбюджет не финансирует, а для семьи с двумя маленькими детьми — старшей дочке всего полтора года — это непосильное бремя. Екатерина находится в декретном отпуске, пособие еще не получает. Муж работает на металлургическом заводе, его скромной зарплаты хватает только на самое необходимое.

Без операции Арину ждет инвалидность, она не сможет даже полноценно себя обслуживать.

Стоимость операций — 960 225 рублей. 89 560 рублей уже собрали читатели Rusfond.ru. Не хватает еще 870 665 рублей.

© Предоставлено: Lenta.ru

Травматолог, врач высшей категории Областной детской клинической больницы Михаил Новиков (Ярославль): «У ребенка родовое повреждение надключичного левого плечевого сплетения. Отсутствует активное отведение, приведение и наружная ротация плеча, сгибание и разгибание в локте, слабое сгибание кисти и пальцев. Планируется проведение многоэтапного оперативного лечения — микрохирургической реконструкции левого плечевого сплетения для восстановления объема активных движений верхней левой конечности».

Для того чтобы Арина Пономарева не осталась инвалидом на всю жизнь, нужно собрать 870 665 рублей.

Дорогие друзья! Если вы решите помочь Арине Пономаревой, пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято.

ПОМОЧЬ АРИНЕ

Для тех, кто впервые знакомится с деятельностью Русфонда

Русфонд (Российский фонд помощи) — создан осенью 1996 года как благотворительный журналистский проект. Письма о помощи мы размещаем на сайте Rusfond.ru, в газетах «Коммерсантъ», «Московский комсомолец», в интернет-газете «Лента.ру», в эфире Первого канала, в социальных сетях Facebook, «ВКонтакте» и «Одноклассники», а также в 174 печатных, телевизионных и интернет-СМИ в регионах России.

За 20 лет частные лица и компании пожертвовали в Русфонд свыше 9,702 миллиарда рублей, на эти деньги возвращено здоровье более чем 18 тысячам детей. В 2017 году (на 4 мая) собрано 632 209 752 рубля, помощь получили 869 детей, протипировано 2960 потенциальных доноров костного мозга для Национального регистра. Серьезная поддержка оказана сотням многодетных и приемных семей, взрослым инвалидам, детдомам, школам-интернатам и больницам России.

Фонд организует акции помощи в дни национальных катастроф. Русфонд помог 118 семьям моряков АПЛ «Курск», 153 семьям пострадавших от взрывов в Москве и Волгодонске, 52 семьям погибших заложников «Норд-Оста», 100 семьям пострадавших в Беслане.

Фонд — лауреат национальной премии «Серебряный лучник», награжден памятным знаком «Милосердие» №1 Министерства труда и социального развития РФ за заслуги в развитии российской благотворительности. Руководитель Русфонда — Лев Амбиндер, член Совета при президенте РФ по развитию институтов гражданского общества и правам человека, лауреат премии «Медиаменеджер России» 2014 года в номинации «За социальную ответственность медиабизнеса».

Дополнительную информацию о Русфонде и Отчет о пожертвованиях региональных бюро Русфонда можно найти, перейдя по соответствующим ссылкам.

ПОМОЧЬ АРИНЕ

© Предоставлено: Lenta.ru

Lenta.ru

image beaconimage beaconimage beacon