Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

«Неважно, что “мурку” какую-нибудь молодое поколение не знает»

Логотип Коммерсантъ Коммерсантъ 04.07.2017 Мария Арбузова
© Анатолий Жданов/Коммерсантъ

Социологи и педагоги МГПУ сравнили знаки и ценности разных поколений москвичей

В МГПУ представили социологическое исследование, из которого следует: для разных поколений столичных жителей могут быть важны разные символы, но у них сохраняются общие ценности и сходные представления о добре и зле. Главной ценностью москвичи от 18 до 55 лет считают семью, хотя социологи не уверены, что все возрастные группы представляют ее одинаково. Советские символы типа спутника постепенно забываются, но в качестве воплощений добра и зла молодые и более зрелые респонденты называют примерно одни и те же фигуры.

Сталин ассоциируется у москвичей разных возрастных групп скорее со злом, чем с добром, считают авторы исследования, представленного 4 июля в Московском городском педагогическом университете (МГПУ). Исследование «Культурный код и ценности поколений» выполнялось на базе университета, опрошены были 959 жителей Москвы в пяти возрастных группах: 18–20, 21–30, 31–45, 46–54, 55+. Социологи пытались выяснить, различаются ли культурные ассоциации и ценности разных поколений и как они влияют на семью, образование, социальное взаимодействие. В частности, респондентам задавали вопрос о том, кто и что ассоциируется у них с понятиями добра и зла.

Лидерами по числу упоминаний в ответах на вопрос о символе добра во всех возрастных группах стали мама, Золушка, Бог, Мать Тереза и президент Владимир Путин.

Опрошенные старше 55 лет называют его на пятом месте (6,2%), в более молодых группах глава государства выходит на второе (в группе 18–20-летних — 7,3%) и третье (в группе 21–30-летних — 6,8%) места. В группе 21–30-летних президент Путин соседствовал с Золушкой (8,4%) и котом Леопольдом (6,3%).

Упоминание Владимира Путина обосновал социолог, доцент МГПУ Гурген Акопян: «Возможно, Путин здесь воспринимается как персонаж мифологический». Он пояснил, что вопрос об ассоциациях с добром и злом был открытым, то есть предполагал не один ответ: участникам предлагалось назвать три фигуры. «Вполне допустимо, что часть ответов соотносится с реальными людьми, а часть — с придуманными»,— считает господин Акопян.

Несмотря на результаты других социологических исследований, Иосиф Сталин в качестве воплощения добра назывался крайне редко и только в группах 18–20-летних и 55+. При этом представители всех возрастных групп называли Сталина среди воплощений зла, хотя и не на первых местах. Абсолютным антилидером стал Адольф Гитлер — поколения проявили полное согласие в оценке его фигуры.

«Говоря о культурном коде, мы в первую очередь сосредоточены на знаках, которые объединяют людей: значки соцсетей, герои литературы и кино, исторические события»,— пояснил ректор МГПУ Игорь Реморенко. Исследователи выяснили, например, что пиктограмму первого советского спутника более 30% опрошенных младше 20 лет опознают как «обозначение кометы в NASA» (правильный ответ дают чуть более 45% респондентов моложе 20 лет).

Попытки создать межпоколенческие символы пока не удаются: господин Реморенко привел пример концепции единого исторического стандарта, отраженной в едином учебнике истории. «Миллионы были затрачены, чтобы сменить название Великой Октябрьской социалистической революции 1917 года на Великую русскую революцию,— напомнил ректор.— И все равно при личном общении и в СМИ люди используют старое определение». Важные для поколений знаки не меняются в одно мгновение, «а значит, преподавать нужно не знаки, а ценности», считает Игорь Реморенко. Учитель истории школы №2120 Егор Бондаренко согласен с ректором: «Неважно, что “Мурку” какую-нибудь молодое поколение не знает. Подобные вещи не входят в общеобязательную школьную программу, дети узнают о них попутно, сталкиваясь с этим в течение жизни. И если они не столкнулись с тем, с чем столкнулись в свое время мы, то ничего постыдного в этом нет. Ведь дело не в форме подачи информации, а в том, что люди усваивают. Несмотря на различие символов, обстоятельств и ситуаций, которые нас чему-то учат, мысль приблизительно одна и та же».

Авторы исследования пришли к выводу, что у разных поколений москвичей разные наборы знаков и символов, но общие ценности, к числу которых опрошенные относят прежде всего семью.

«Что подразумевал под семьей каждый опрошенный — брак, совместное проживание, кровное родство или книжное преставление об идеальном союзе, сказать невозможно»,— уточняет Гурген Акопян.

Участники презентации исследования уверены в необходимости взаимодействия семьи и школы в процессе воспитания и образования. «Надо взять друг у друга все самое лучшее»,— говорит доцент МГПУ Татьяна Апостолова. По ее мнению, подобные исследования дают возможность лучше узнать, о чем думают и говорят в семьях школьников. «Сейчас существуют жесткие рамки: сюда не заходить, родителей держать перед турникетом. Надо от этих императивов уходить к нормальному человеческому контакту, потому что школа и родители взаимодействуют для того, чтобы ребенку было хорошо»,— считает госпожа Апостолова. «Когда мы начинаем обсуждать проблемы, связанные с образованием, очень часто и родители, и учителя, и исследователи начинают оперировать своим личным опытом, обращаться к своим представлениям о том, что такое школа и образование вообще,— говорит заместитель директора института системных проектов МГПУ Игорь Шиян.— А подобного рода исследования позволяют как-то объективировать картину, выйти за пределы собственного узкого видения и осмыслить происходящее. На самом деле педагогу очень важно взглянуть на мир ценностей в целом, иначе он продолжает жить в мифах о единстве и разрыве поколений».

Мария Арбузова

Читайте также:

Коммерсантъ

Коммерсантъ
Коммерсантъ
image beaconimage beaconimage beacon