Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

«Немецким коммунальщикам удалось то, что не удалось правоохранителям»

Логотип Коммерсантъ Коммерсантъ 10.07.2017
© Fabian Bimmer/Reuters

Собственный корреспондент «Ъ FM» в Германии — о Гамбурге после саммита G20

Гамбург возвращается к привычной жизни после завершения саммита G20. Некоторые немецкие СМИ в понедельник сообщали о продолжении протестных акций на улицах города. Однако большинство митингующих разъехались вместе с участниками политического форума. Подробности ведущему Алексею Корнееву рассказал собственный корреспондент «Коммерсантъ FM» Олег Зиньковский.

— Что сегодня происходит в Гамбурге? Удалось ли полиции усмирить протестующих?

— Беспорядки, скорее всего, завершились с окончанием саммита и с отъездом его участников. В Гамбурге сейчас началось такое время большой уборки.

Немецким коммунальщикам удалось то, что не удалось немецким правоохранительным органам — они довольно быстро вернули ситуацию под свой контроль.

На улицы вышли сотни единиц уборочной техники, очень много рабочих, которые все воскресенье занимались тем, что устраняли последствия этих беспорядков — убирали сожженные баррикады, дюжину сгоревших автомобилей эвакуировали с улиц, вставляли разбитые стекла. Надо сказать, что население их по мере сил поддержало. Я видел трансляцию, как в квартале Альтона, преимущественно населенном людьми, скажем так, левого мировоззрения, теми, кто им сочувствует, где и происходило столкновение левых радикалов с полицией, на улицы вышли люди на такой своеобразный воскресник, помогали коммунальщикам убирать собственный район. Некоторые в буквальном смысле слова мыли тротуары и стены, отмывали от следов пожаров, которые там происходили, помогали убирать баррикады. Не исключаю, что вместе с ними были некоторые люди из числа тех, которые в субботу там эти баррикады сооружали и поджигали. В общем, иными словами Гамбург сейчас выглядит уже примерно так, как выглядел до саммита.

— Среди арестованных только граждане Германии или это интернациональная «команда»?

— Задержано около 300 человек, по некоторым из них еще не вынесены определения, будет ли это задержание продлено или освободят. Кто же эти люди? Действительно, многие из них очевидно были иностранцами, потому что на саммит съезжались целые специальные поезда леваков из Швейцарии, из Италии. Сейчас эти люди уже большей частью, конечно, разъехались. Но, тем не менее, ясно, что большинство протестовавших, большинство радикалов — это были немцы, может быть, не только из Гамбурга, но многие из них даже были из самой Альтоны, потому что это квартал с многолетними леворадикальными анархистскими традициями, где селятся соответствующие люди, там многолетняя традиция уличных протестов, в том числе насильственных уличных протестов. И очевидно, что многие из тех, кто устраивал эти уличные бои с полицией, просто спускались из собственной квартиры на улицы, а потом в собственную квартиру возвращались. Но в каком соотношении немцы и иностранцы принимали участие в этих протестах, сказать сейчас сложно.

— Но ведь наверняка силовые структуры, полиция знала еще до саммита, что такие беспорядки возможны, и все же их не удалось предотвратить. Обсуждается ли в немецких медиа сегодня организация саммита? Не подвергаются ли правоохранительные органы критике?

— Конечно, сейчас началась политическая дискуссия, начался разбор полетов. Политики, политические партии пытаются возложить ответственность друг на друга. Под огнем оказался обер-бургомистр Гамбурга Олаф Шольц, социал-демократ, который в преддверии саммита обещал, что все это пройдет так же весело и беспроблемно, как портовый праздник, что жители города ничего не заметят, что будет обеспечена полная безопасность. Как мы видим, ничего подобного не произошло. Шольца сейчас критикуют, во-первых, за такое легкомыслие. А во-вторых, за какие-то упущения по обеспечению безопасности. Полицейские чины предупреждали за месяцы, что Гамбург — это проблемный город с точки зрения проведения такого мероприятия. Город, в котором живут почти 2 млн человек, город, как я уже говорил, с леворадикальными традициями. Все предполагали, что будут эксцессы. Эксцессы действительно наступили, но стоит ли обвинять в чем-то полицию, стоит ли обвинять в чем-то обер-бургомистра?

Может быть, будет создана следственная комиссия по этому поводу — раздаются и такие голоса парламентские — возможно, это внесет ясность в то, где, в каком моменте конкретно полиция, может быть, сделала что-то не так. Но решение о проведении саммита в Гамбурге принималось на самом высшем политическом уровне — канцлером Ангелой Меркель. Она хотела пригласить топ-политиков мира именно в город Гамбург. Сама говорила не раз, что Гамбург — это символ открытости Германии, это портовый город, это город, открытый морю, открытый миру. В какой-то мере это должно было быть символом одной из ключевых тем саммита — обсуждения свободы торговли против протекционизма. Очевидно, Гамбург в роли символа свободы торговли, может быть, и годится, но в качестве места проведения такого мероприятия, может быть, не очень.

Читайте также:

Коммерсантъ

Коммерсантъ
Коммерсантъ
image beaconimage beaconimage beacon