Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

«Переселение — щекотливая и противоречивая тема»

Логотип Коммерсантъ Коммерсантъ 30.05.2017 Валерия Мишина
© Кристина Кормилицына/Коммерсантъ

Социологи проанализировали реновационные настроения

Уровень общественного резонанса, вызванного столичной программой реновации, и его причины оценили сразу несколько социологических компаний. Так, центр социального проектирования «Платформа» назвал несколько факторов подъема протестных настроений, в частности разрушение устоявшегося жизненного уклада и то, что программа затрагивает «личное пространство и собственность миллионов горожан». В московском центре урбанистики «Город» отметили, что такого высокого уровня социальной активности по инициативам московских властей не наблюдалось последние пять лет. В исследовательской группе «Циркон» сообщили, что тему реновации болезненно воспринимают в провинции, а во Всероссийском центре изучения общественного мнения (ВЦИОМ) полагают, что власти недостаточно проработали стратегию коммуникации с обществом перед информационной кампанией по программе реновации.

Центр социального проектирования «Платформа» в понедельник представил результаты исследования «Общественный конфликт вокруг программы реновации Москвы». С марта по май сотрудники центра провели ряд интервью с экспертами, проанализировали открытые данные, а также провели опрос среди участников митинга 14 мая, который, по разным оценкам, посетили от 5 тыс. до 20 тыс. человек. Результаты исследования были представлены в ходе заседания экспертного дискуссионного клуба по теме «Реновация Москвы. Коммуникация власти и общества». Напомним, 27 и 28 мая в Москве также состоялись санкционированные митинги против градостроительной политики столичных властей, в частности программы реновации. Численность их участников была существенно ниже, чем на митинге 14 мая.

В числе причин, вызвавших общественный резонанс, один из опрошенных сотрудниками «Платформы» урбанистов отметил недостатки предварительной информационной кампании московских властей по программе реновации: «Она была направлена на абстрактного москвича, воплощающего некий образ большинства»: «Эффективной сегментации аудитории произведено не было». В исследовании отмечается, что для донесения своей позиции московские власти опирались на информкампании в московских СМИ и, хотя использовались современные информинструменты, те были «не всегда по адресу». В федеральных СМИ были организованы выступления «руководителей города», власти распространяли информационные листовки и старались наладить «коммуникации» в интернете. Однако обсуждение реновации «превратилось в конфликт», констатируют исследователи: «Конфликтный потенциал был изначально недооценен, но детонатором послужили действия московских властей».

Среди факторов возникновения общественного резонанса называются: спонтанность решения властей о программе, непринятие во внимание «гордости горожанина», угроза разрушения устоявшегося жизненного уклада и то, что программа «затрагивает личное пространство и собственность миллионов горожан (переселенцев и их соседей)». «Переселение — щекотливая и противоречивая тема,— отмечает урбанист—участник исследования.— Главной причиной подъема протестных настроений стало отсутствие работы с людьми, изначально настроенными против сноса домов и против переселения». Говоря об отношении митингующих к власти, исследователи заявляют, что те в первую очередь испытывают недоумение:

«У людей нет понимания того, что делает московская власть. Это вызывает резкое недовольство протестующих: они отрицают допустимость закрытого стиля управления».

«Митинг для того и проводят, чтобы получить какой-то ответ от власти»,— заявил участник опроса — менеджер 27 лет. Его ответ исследователи назвали типичным для разных возрастных групп. В центре «Платформа» оценили также «попытки власти противостоять недовольству в соцсетях», признав их неудачными. Так, группы «За снос!» привлекли в полтора раза меньше участников, нежели сообщества противников реновации.

В качестве промежуточных результатов «конфликта» исследователи называют ослабление лидерства в протестном движении, переход протеста на низовой уровень к формам прямого действия (суды и участие в голосовании), а также говорят о кризисе доверия в отношении и московской власти, и общественности. Координатор общественного движения «Архнадзор» Рустам Рахматуллин одной из причин недоверия к властям назвал несоответствие первоначально заявленных планов, согласно которым реновация должна была затронуть хрущевки 1950–1960-х годов: в список домов для голосования, а следовательно, под снос, вошли доходные дома начала XX века, производственные корпуса XIX века, авангардные и конструктивистские здания 1920–1930-х годов, а также сталинки (общественное движение намерено распространить этот список в течение недели). Господин Рахматуллин предположил, что эти здания были внесены в список, потому что «управы и префектуры из-за неопределенности в содержании и формулировках программы увидели возможность включить в программу жилища самых разных лет и даже веков и отобрали туда то, что статистически чаще накапливалось в их материалах по числу замечаний от людей».

Социолог, ведущий эксперт московского центра урбанистики «Город» Алексей Расходчиков отметил, что власти Москвы «столкнулись с беспрецедентным сопротивлением при реализации программы реновации»: « Это можно наблюдать по публикациям в СМИ и активности в социальных сетях. Так, за последние два месяца в СМИ вышло более 80 тыс. публикаций по теме сноса пятиэтажек, две трети из них носили негативный характер. Уже более 240 экспертов высказались по данной теме — такой активности за последние пять лет не наблюдалось ни по одной из программ и инициатив правительства Москвы». Однако, отметил он, опросы показывают, что, несмотря на «волну негатива», большинство москвичей поддерживают реновацию: «Большинство москвичей готовы голосовать за, 80% москвичей одобряют проект реновации, но при этом мы имеем достаточно большую протестную активность». Он напомнил, что «10–20 тыс. человек вышли против реновации»: «Но если программу отменят, бабушки из подъезда также пойдут митинг. Мы получим то же самое, только выйдут сторонники реновации».

Руководитель исследовательской группы «Циркон» Игорь Задорин заявил, что реновация — «это общероссийская история»: «Она не является частным делом Москвы. Я слышал в провинции многое: от простых аргументов “с жиру бесятся” до более серьезных». «Когда мы говорим, что это (реакция общественности на программу реновации.— “Ъ”) немножечко подставило верховную власть,— это совершенно очевидно,— продолжил господин Задорин.— В то время когда вся страна говорит, что Москва откачивает лучшие интеллектуальные, креативные, активные человеческие ресурсы, мы увеличиваем мощность этого насоса, а не решаем проблему оптимального расселения и пространственного развития всей страны».

Руководитель практики интернет-исследований ВЦИОМа Кирилл Родин поддержал этот тезис, добавив, что у стартовой информационной кампании по программе реновации были «великолепные стартовые условия», но власти «получили полностью противоположную ситуацию»:

«Я предполагаю, что, затевая программу реновации по переселению людей из плохого жилья в хорошее, хотели сделать как лучше, а получилось — как получилось».

«У меня есть ощущение, что у власти не совсем прошел тезис, что сегодня все информационные мероприятия реализуются в условиях информационной войны,— сказал господин Родин.— Каждый шаг, хороший или плохой, ты должен планировать сквозь призму того, что на тебя смотрят». По его мнению, «по задумке все должны были быть счастливы, но стратегия была упущена, а можно было сделать интересный, яркий проект».

Валерия Мишина

Читайте также:

Коммерсантъ

Коммерсантъ
Коммерсантъ
image beaconimage beaconimage beacon