Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

«Прозрачность — обратная сторона желания быть во власти»

Логотип Коммерсантъ Коммерсантъ 22.06.2017
© Геннадий Гуляев/Коммерсантъ

Виктор Лошак — о закрытости российских политиков

Дума приняла в третьем чтении закон о госохране, расширяющий полномочия ФСО. Теперь данные об имуществе, активах крупных чиновников и членов их семей могут быть засекречены. Больше секретов – меньше демократии, считает журналист Виктор Лошак.

Принципиальная поправка к давно обсуждавшемуся закону была хитро внесена. «Ведомости» констатируют: «Право контролировать предоставление данных ФСО получило в режиме спецоперации: его замаскировали в поправках, внесенных ко второму чтению, а приняли в день, когда внимание общества и прессы было приковано к «Прямой линии» президента». Теперь ФСО и сами охраняемые ею лица могут засекречивать свою собственность и активы. Официально все выглядит нетрагично: по закону у нас восемь охраняемых ФСО персонажей. Но на деле их, возможно, на порядок больше, а сколько точно – это тоже тайна. Дело в том, что президент может сам назначить любому охрану. Поэтому, видимо, у нас охраняют бывших премьеров, патриарха, всех представителей президента в федеральных округах и много еще кого. Охрана и машина с мигалкой будет покруче ордена на лацкан. У каждого такого счастливчика теперь могут стать секретом любые персональные данные: адрес, образование, прежние места работы…

У всех в истории принятия этого законы были свои цели. Те, кого засекречивают, как и любые политики, хотят, чтобы население знало о них только героическое и прекрасное: спортсмены, мужественные охотники, смелые воины, мудрые отцы и просто очень человечные люди. Задача ФСО — вовсе не развитие демократии, а сбережение охраняемых. Будь их воля, они бы не только запретили писать и говорить о деньгах, яхтах и дачах, но и фотографии своих подопечных перестали бы публиковать. Действительно, это что же за страна, где на президента, как мы на днях узнали из фильма Оливера Стоуна, покушались целых пять раз!

В этой цепочке, конечно, спотыкаешься о Государственную думу. Впрочем, куда ее ни поставь, всегда на этих ребятах споткнешься. Когда они так много усилий тратят, чтобы принять без всяких дискуссий очередную антидемократическую норму, то, наверное, понимают, что становятся просто не нужны? ФСО справится и без них. А из десятка толковых юристов можно создать прекрасный отдел новых законодательных актов при администрации президента. Какая будет экономия, в том числе и на офицерах ФСО, Думу охраняющих!

В любой демократической стране граждане и их парламентарии борются за открытость власти, за прозрачность трат тех, кто живет на деньги налогоплательщиков. Прозрачность и неприятный контроль личной жизни и личных денег – обратная сторона желания быть во власти. Прежде чем выбрать и проголосовать, избиратели, граждане имеют право сравнивать, вооружившись всем набором фактов, в том числе касающихся и личных качеств, и семейной жизни, и имущества кандидатов.

В любой стране политика, который говорит «моя личная жизнь закрыта», начинают подозревать в том, что он скрывает что-то нехорошее. Хотя ему лично так жить удобней.

Еще Бомарше сказал: «Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна». Впрочем те, кто услужливо помогают сильным мира сего избежать критики, как правило ,Бомарше не читали. Им не к чему.

Читайте также:

Коммерсантъ

Коммерсантъ
Коммерсантъ
image beaconimage beaconimage beacon