Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

«Русский народ снова стал строить империю, другого он не умеет»

Логотип Коммерсантъ Коммерсантъ 05.07.2017 Андрей Перцев
Ректор Сретенской духовной академии, епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов) © Юрий Мартьянов/Коммерсантъ Ректор Сретенской духовной академии, епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов)

Тихон Шевкунов поговорил о фальсификации истории

Ректор Сретенской духовной академии, епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов) поспорил с режиссером Александром Сокуровым о церковном имуществе, николаевской России и роли художника в государстве. Кроме того, он осудил фильм Алексея Учителя «Матильда» и заявил, что «невозможно реально говорить» о возвращении монархии.

Все выступление Тихона Шевкунова в библиотеке иностранной литературы, посвященное фальсификации истории, строилось как полемика с интервью режиссера Александра Сокурова журналу «Звезда». «Историю формируют художники, поэтому с них спрос особый. Я позитивно отношусь к критике церкви, она всегда взбодряет. Это полезно, когда она касается нас сегодняшних, но когда речь идет об истории столетней давности, надо дать ответ»,— заявил священнослужитель. Говорил он о нескольких абзацах из интервью господина Сокурова. «В Российской империи церкви вообще ничего не принадлежало. Всё было собственностью государства. Как только начались революционные события, и большевики захватили банки, они первым делом отделили церковь от государства. Денег и без того было мало. И священники перестали получать зарплату. Помыкавшись месяц-другой, они забирали свои семьи, закрывали храмы и уезжали в города. Занимались торговлей, устраивались на работу. А храм оставался на разграбление селу. У народа не было особого отношения к храмам. Их разбирали, грабили, жгли»,— рассуждал режиссер в интервью.

По словам Тихона Шевкунова, церкви в России строились на средства общин, «они принадлежали не государству, а общине». Оспорил он и заявление о том, что у церкви в царские времена не было собственности: «По декрету об отделении церкви от государства собственность национализировалась». Епископ рассказывал и о разрушении храмов, и об убийствах священников в годы революции. «Это делал наш народ, но не крестьяне, о которых говорит Сокуров. Это делали крестьяне-люмпены»,— считает священнослужитель. Особенно задели епископа слова режиссера о том, что священники покидали храмы и уезжали в города,— Тихон Шевкунов возвращался к ним несколько раз. Он заявлял, что в городах тогда был голод, а на селе хоть как-то можно было прокормиться, также епископ вспоминал число убитых священнослужителей. Спорил он и с утверждениями Александра Сокурова о том, что «миллионы людей обрушились на церковь, потому что в глазах православных людей церковь и николаевская Россия были одним целым». «Он пренебрежительно говорит о николаевской России как о государстве неграмотном и отсталом. Николаевская Россия была четвертой-пятой экономикой в мире, а по росту была на первом месте. В 1920 году Наркомпрос проводил тестирование подростков на грамотность, 86% были грамотными. Не все так плохо было в царской России!» — уверял священнослужитель.

«Утверждения Сокурова наталкивают на мысль, что он изучал историю по книгам Ильфа и Петрова. Хотя он профессиональный историк, а я поп, киношник (Александр Сокуров окончил истфак Нижегородского университета, Тихон Шевкунов — ВГИК.— “Ъ”)».

Раскритиковал епископ и предположения режиссера о том, что Россией мог бы «руководить возвышенный человек». «Не всегда художник во главе — к добру. 72 года назад наш народ пресек творческие потуги одного венского живописца, неплохого живописца, кстати»,— сказал архиерей (господин Сокуров в качестве примера «возвышенных людей» приводил Галину Вишневскую и Андрея Сахарова).

Так как в интервью Александра Сокурова упоминался Исаакиевский собор («Исаакиевский собор отнимают, но из бюджета города по-прежнему будут тратиться огромные деньги на его содержание»), заговорил о нем и Тихон Шевкунов. «Много раз уже говорили: не отбирают, а остается в собственности города, что церковь берет на себя обязательства по содержанию и реставрации»,— заверил священнослужитель.

Не все последовавшие вопросы из зала имели общее с заявленной темой выступления. Например, житель одного из подмосковных городов пожаловался на то, что их храм не попал в реставрационную программу Московской области из-за того, что в советские годы был полностью разрушен. «Православные люди должны сами восстанавливать храмы. Сами находить средства»,— указал архиерей. Большевиков Тихон Шевкунов осудил за преступления. «Но февральский переворот сделали элиты. Только потом они поняли, что натворили, что Россией управлять очень сложно. К июню страны почти не было. Потом к власти пришли самые беспринципные и жестокие террористы. Но они собрали эту страну, пусть и извращенную, а потом русский народ стал снова строить империю, он ничего другого не умеет»,— полагает Тихон Шевкунов.

Кроме того, архиерей заявил, что «реально говорить» о возвращении монархии «невозможно», а «отделение церкви от государства здорово и для церкви, и для государства». При этом священнослужитель заявил, что в Евросоюзе «разрушается семья, отбирают детей у родителей», а фильм Алексея Учителя «Матильда» назвал «пошлятиной беспредельной». Тихон Шевкунов уточнил, что церковь не отрицает связи Николая Второго с балериной Матильдой Кшесинской, но была она до брака с императрицей. «Пусть бы называл фильм историческим фэнтези, но это не исторический фильм»,— рассуждал епископ. Один из вопросов был посвящен дьякону Андрею Кураеву и его разоблачениям «голубого лобби» в церкви. «Я не отрекаюсь от отца Андрея, мне горько (от сложившейся ситуации.— “Ъ”). Не знаю, как насчет лобби, но такая проблема существует, отец Андрей преувеличивает размеры, но она существует. Я говорил ему: надо обратиться в церковный суд, но он не хочет»,— развел руками архиерей. Последний вопрос, который задали епископу на встрече, был все же исторический. Тихона Шевкунова попросили оценить фигуру Григория Распутина. «Это фигура неоднозначная. Есть такие фигуры, правду о которых мы узнаем только на Страшном суде, до того они загадочные. Распутин был во многом оболган»,— заключил Тихон Шевкунов, сославшись на книгу писателя Алексея Варламова.

Андрей Перцев

Читайте также:

Коммерсантъ

Коммерсантъ
Коммерсантъ
image beaconimage beaconimage beacon