Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Академик РАН Андрей Каприн: «Рак перестал быть смертельным диагнозом»

Логотип Аргументы и Факты Аргументы и Факты 12.06.2017 Лидия Юдина

Рассказывает академик РАН, генеральный директор ФГБУ «Национальный медицин­ский исследовательский радиологический центр» (НМИРЦ) Минздрава России Андрей Каприн.

Долгожданный прорыв

Андрей Каприн. © Из личного архива Андрей Каприн.

Лидия Юдина, «АиФ. Здоровье»: Андрей Дмитриевич, начнём с хороших новостей. Ещё три года назад рак на ранней стадии выявляли только у 5% больных. Остальные 95% о своём недуге узнавали на 3—4‑й стадии, когда возможности им помочь было уже не так много. Сегодня онкозаболевания на 1—2‑й стадии выявляют уже у 25% пациентов. Как удалось достичь такого прорыва?

Андрей Каприн:  Это результат совместных усилий Минздрава и ведущих клиник страны. Для обучения врачей на местах активно используются возможности телемедицины. К примеру, наш институт проводит разбор клинических случаев с участием 30 регионов одновременно. Мы проводим мастер-классы с ведущими специалистами-онкологами и радиотерапевтами.

НМИРЦ стал инициатором проведения Дней открытых дверей, во время которых любой гражданин Российской Федерации может бесплатно пройти обследование без направления. Эта инициатива уже нашла поддержку в регионах.

— В каких?

—  В Калужской области врачу, который выявил у пациента рак на ранней стадии, выплачивается премия — 3 тысячи рублей. Это заставляет врачей быть внимательнее к пациентам, проводить общий осмотр по всем правилам, что, к сожалению, выполняется далеко не всеми врачами первичного звена.

Свой вклад внесли и журналисты — во многих изданиях публиковались статьи об онкологии, в которых рассказывалось, какие признаки должны насторожить и заставить обратиться к врачу. Пациенты признавались, что прийти к врачу они решили после их прочтения.

Наследственность или случайность?

— Считалось, что, как только рак начнут выявлять на ранней стадии, смертность от онкологических заболеваний резко пойдёт на спад. Однако этого не произошло. Почему?

—  Нужно сказать, что смертность от рака в нашей стране всё же снизилась, хотя и не так заметно, как выросла выявляемость. Но, например, в Национальном медицинском исследовательском радиологическом центре смертность снизилась значительно (на 30%). Правда, мы выполняем наиболее сложные операции и берёмся за самые трудные случаи.

Однако, несмотря на то, что выявляемость рака на ранней стадии выросла, мы недотягиваем до показателей развитых стран (там на 1—2‑й стадии выявляется 40–50% случаев). Наши потенциальные больные нередко терпят до последнего в надежде, что пронесёт, а врачи направляют к онкологам тех пациентов, чей диагноз уже не вызывает сомнений.

— Считается, что с раком трудно бороться, потому что самые распространённые факторы риска болезни изменить невозможно...

—  Это действительно так, поскольку 90–95% случаев рака — результат спонтанных мутаций, возникающих по разным причинам из-за сбоя на генетическом уровне. Но есть и такие факторы, нейтрализовать которые под силу каждому — это курение, ожирение, нездоровый образ жизни.

— Помогают выявить наслед­ственную предрасположенность к онкологическим заболеваниям генетические тесты?

—  Отягощённая наследственность — одна из главных причин рака. В некоторых случаях вклад генетики в развитие заболевания может достигать 70–80%.

Генетические тесты позволяют вычислить людей группы риска и предпринять действия, которые радикально снижают вероятность развития болезни. Например, при высоком наследственном риске колоректального рака нужно регулярно делать фиброколоноскопию и удалять полипы, из которых почти гарантированно развивается рак.

Также, если тесты показывают высокий риск развития рака молочной железы, многие специалисты рекомендуют делать профилактическую мастоктомию. Сегодня у нас это ещё не принято. Но очевидно, нужно будет менять этические нормы и вносить изменения в правовые документы, регулирующие эти случаи.

Бежать и не бояться

— С какими симптомами нужно бежать к врачу немедленно?

—  Это слабость, нарушение аппетита и вкусовых ощущений, долго незаживающие язвы, изменение цвета, формы и зуд родинки, появление выделений из любых физиологических отверстий.

— Есть ли успехи, которыми онкологи гордятся? Можно ли сказать, что появились виды рака, которые полностью излечимы?

—  Полностью излечиваемым пока нельзя назвать ни один вид рака. Однако по многим локализациям (рак шейки матки, молочной железы, кожи, щитовидной железы, яичка, предстательной железы, колоректальный) мы достигли очень хороших показателей — более 95% излечиваемости. При одном условии: если рак обнаружен на ранней стадии.

Надежда есть всегда

— Сообщать пациенту диагноз стали относительно недавно. До этого диагноз сообщали только родственникам. На ваш взгляд, это правильно?

—  Человек должен знать правду о своём здоровье. Тем более что рак перестал быть смертельным диагнозом.Также важен правильный настрой на лечение. Пациент с диагнозом «рак» должен правильно расставить приоритеты — изменить планы, снизить нагрузки на работе.

— В известном фильме два безнадёжных онкобольных убегают из больницы и последние дни проживают так, как им хочется. В России даже безнадёжные пациенты получают тяжёлое и дорогостоящее лечение до последнего...

—  Сейчас в некоторых благополучных странах появилась тенденция — больных после 70 лет не лечить кардинально, а оказывать им лишь палиативную помощь. Оправдывают это разными красивыми аргументами, но, на мой взгляд, главная причина — экономический фактор.

Мы же считаем, что не имеем права решать за человека его судьбу и должны делать всё, что можем. К тому же бывает, что химиотерапия срабатывает не сразу, а в отдалённом периоде — и, казалось, безнадёжный больной уходит в длительную ремиссию. И всегда есть надежда, что на имеющемся препарате пациента удастся «протянуть» ещё немного, а там появится новое средство, которое продлит ему жизнь ещё на 5–7 лет.

Аргументы и Факты

Аргументы и Факты
Аргументы и Факты
image beaconimage beaconimage beacon