Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Александр Ткачев: цены на зерно перестанут падать

Логотип ТАСС ТАСС 02.06.2017 ТАСС

Александр Ткачев: цены на зерно перестанут падать © Артем Коротаев/фотохост-агентство ТАСС Александр Ткачев: цены на зерно перестанут падать Россия в этом году вероятно не сможет повторить рекордный урожай зерна прошлого года. Поздняя весна и аномальные холода в мае оказали негативное влияние на посевы. Другие крупные игроки на мировом рынке также не ожидают выдающихся результатов. Однако в этой ситуации есть и плюсы для российских аграриев. Об этом министр сельского хозяйства России Александр Ткачев рассказал в интервью ТАСС в рамках ПМЭФ-2017.

– В прошлом году российские аграрии собрали рекордный урожай зерна, поэтому была установлена высокая планка по экспорту зерна. Однако сейчас - за месяц до окончания сельхозгода (заканчивается 30 июня - Прим. ТАСС) - экспорт немного ниже, чем мы изначально планировали. Какой у вас прогноз по экспорту зерна по итогам этого сельхозгода и хватит ли этого объема для того, чтобы не возникло проблем с нехваткой мощностей для хранения.

– Мы уже 32 млн тонн перевалили, экспортировали. Думаю, что 34-35 млн тонн – наш прогноз на этот год. На будущий год план - до 37-38 млн тонн, и мы бы хотели его исполнить.

Что касается прогноза по урожаю зерна, напоминаю, что в прошлом году у нас было 120 млн тонн. Это рекорд. Такого не было никогда. Но в этом году, к сожалению, весна затяжная, холод, много осадков, дожди. Конечно, все это не могло не повлиять на урожайность, сроки сева и так далее. Поэтому я думаю, что цифра в целом по этому году будет, конечно, не ниже 100 млн тонн. Возможно, урожай составит 100-105 млн тонн или чуть больше. Но это уже не будет тот рекордный урожай 2016 года и, конечно, это во многом скажется на ценах и на внутреннем рынке.

 Какую динамику цен на зерно вы прогнозируете?

– По нашим прогнозам, и аналитики подсказывают, что везде в мире, в том числе и на американском континенте, и в Индии, и в Бразилии сегодня тоже не выдающийся урожай. И это приведет к определенному дефициту зерна в некоторых частях мира, что скажется на ценах. Однако в этой ситуации для нас, российских селян, крестьян, безусловно, есть свои плюсы: теперь мы не ждем серьезного падения цен на зерно, которое предрекали эксперты. Я думаю, что цена на зерно стабилизируется, и она будет приемлемая и для потребителя, и для сельхозтоваропроизводителя. Очень важно, чтобы крестьяне получали прибыль от производства зерна. Тогда и производство зерна, и его экспорт будут расти.

–  Учитывая возможное снижение урожая зерна в этом году, какую динамику объема сельхозпроизводства вы прогнозируете в 2017 году? Сохранится ли рост отрасли в этом году?

–  Я все-таки очень надеюсь, что мы останемся на уровне роста не ниже 4% за счет, прежде всего, переработки. Поэтому очень надеюсь, что мы останемся в рамках результатов прошлого года.

–  Ранее вы оптимистично говорили о скором открытии мясного рынка Китая для российских экспортеров. Но эта процедура затянулась. Есть ли какой-то свет в конце туннеля, есть ли горизонты, есть ли понимание того, когда это может произойти?

–  Есть. Уже отдельные подвижки существуют. Тем не менее мы, конечно, должны решить внутренние проблемы - победить АЧС, африканскую чуму свиней. Это огромная угроза, это беда, которая, к сожалению, существует в нашей стране. И для этого у нас есть целый план, комплекс, который мы попытаемся реализовать в течение 2017-2018 гг. Он будет предусматривать достаточно жесткие меры ветеринарного контроля как на крупных предприятиях, так и на мелких, а также в личных подсобных хозяйствах (ЛПХ). К сожалению, 60% всех очагов АЧС как раз идут именно из ЛПХ. Остальные 40% угроз - это дикие кабаны, и здесь мы вместе с Минприроды очень активно работаем по снижению популяции диких кабанов в фауне.

Думаю, что как только произойдет снижение угроз распространения АЧС, и мы наведем порядок в собственной стране, тогда нас примет не только Китай по мясу свинины. Это очень важно, ведь у нас уже скоро будут излишки свинины. Тогда мы будем готовы продавать на экспорт большими партиями. Тогда это будет хорошая работа.

– Помимо свинины Россия хочет поставлять в Китай мясо птицы и говядину. Недавно был подписан сертификат по поставке мяса птицы в Гонконг - это не весь Китай. Когда могут начаться поставки мяса птицы непосредственно на китайский рынок?

– Мы надеемся, что в этом году, во второй половине этого года.

– Кстати, об АЧС. В рамках борьбы с этой опасной болезнью вы предлагаете наделить Россельхознадзор дополнительными функциями. Можете подробнее рассказать об этой реформе?

– Нам необходимо принять ряд поправок в действующее законодательство. Но нам нужно разграничить полномочия Россельхознадзора и ветеринарных служб на местах. Прежде всего, ветеринар должен иметь право заходить на предприятия, особенно в тех районах, где уже есть АЧС. Заходить беспрепятственно в любую форму собственности, где содержатся свиньи - и в крупные хозяйства, и в мелкие, и в ЛПХ, где самый большой фактор риска распространения АЧС. Это показывает статистика, это придумал не я и не кто-либо.

Кроме того, мы должны создать новые четкие правила, новые подходы к содержанию свиней, и проконтролировать их исполнение. Если хочешь заниматься разведением, ты должен быть защищен, должен соблюдать все правила ветеринарии. Ты собственник, у тебя дома подворье, два-три кабанчика бегают, значит, ты должен потратить на это определенные деньги, потому что ты являешься потенциальной угрозой разноса этого вируса. Это маленькое хозяйство на 1-2 головы может подвергнуть риску фермы, на которых тысячи голов. Так это и происходит. У нас же гибнут целыми животноводческими комплексами.

–  Какие еще меры нужны для борьбы с АЧС?

–  Мы должны увеличить штрафы за нарушение этих новых правил в больших, крупных, средних, мелких хозяйствах. Это позволит понимать участникам рынка, что если нарушил закон, нарушил инструкцию, подходы, правила содержания, то понесешь не только моральные или копеечные затраты, но и серьезный штраф, чтобы мало не показалось.

–  Вы сейчас это обсуждаете в правительстве?

–  В правительстве, на площадках министерств, заинтересованных ведомств.

–  В какой перспективе такие поправки в законодательство могут быть приняты?

–  Думаю, текущий год будет для нас во многом определяющим, активным.

–  Недавно в правительстве обсуждался приоритетный проект развития экспорта АПК. Вы говорили, что одна из заложенных в нем мер поддержки экспортеров - это возмещение затрат на логистику. Как будет функционировать этот механизм?

–  Это вопрос тарифа. С учетом протяженности нашей страны, масштаба. Тариф имеет большое значение. Если мы хотим поставлять продукцию из Центра, Юга на Дальний Восток, в Зауралье, Сибирь, то понятно, что необходимо снижать тарифы на транспортировку. И если мы говорим об экспорте, то в любом случае мы будем вести через всю страну с выходом дальневосточные порты железнодорожным путем. Индонезия, Япония, Китай, Корея - страны-импортеры. Это несколько миллиардов человек. Нам крайне интересно это направление, но наши издержки по тарифам за счет протяженности , безусловно, отражаются на стоимости нашей продукции. Она становится менее конкурентоспособной. При этом Австралия и Новая Зеландия поставляют в азиатские страны достаточно недорогую продукцию - они находятся ближе, поэтому более конкурентные.

–  Когда государство может начать возмещать экспортерам затраты на логистику, какой процент затрат будет возмещаться?

–  Это сейчас обсуждается. Мы готовим вместе с Российским экспортным центром проект постановления Правительства РФ.

Беседовали Анна Дементьева и Мария Дорохина

ТАСС

image beaconimage beaconimage beacon