Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Белоруссия: в казне кончается бензин

Логотип Русская служба BBCРусская служба BBC 03.06.2017

Белоруссия утратила одну из приносящих валюту отраслей.

нефть © EPA нефть

Нет, отрасль - с заводами, планами - осталась, но белорусская нефтепереработка в минувшем году потеряла около 40% валютной выручки в сравнении с 2015-м, далеко не самым прибыльным годом.

Сейчас ситуация такова, что президент Александр Лукашенко предупредил на днях: "Этот вопрос сродни независимости нашего государства".

Плохие цены и подножка России

Переработка нефти - стратегическая отрасль Белоруссии. Ее доля в промышленности составляет более 13%. Но добавленная стоимость нефтепереработки в ВВП страны в 2016 году составила всего полпроцента. Вклад в ВВП двух имеющихся в Белоруссии нефтеперерабатывающих заводов президент Лукашенко сравнил со вкладом компании "Белтелеком".

И констатировал: "Нефтепереработка из флагмана экономики превращается в убыточную отрасль".

Доброгоща, разведка нефти: В Белорусии продолжается разведка и разработка новых нефтяных месторождений, например близ села Доброгоща в Гомельской области. © EPA В Белорусии продолжается разведка и разработка новых нефтяных месторождений, например близ села Доброгоща в Гомельской области.

Две объективные причины этого признают и госчиновники, и критики белорусской командно-административной модели управления: в мире упали цены на нефть (а следовательно, и на продукты, произведенные из нефти), да союзная Россия поставила подножку, не додав против обещанного около 6 млн тонн нефти в минувшем году.

Нефтяные недопоставки российское руководство публично представило как наказание Белоруссии за газовые долги.

Минск долго спорил о цене на российский газ, добиваясь ее снижения и взывая к принципам, декларированным при создании ЕАЭС. Но после встречи президентов Лукашенко и Путина в апреле согласился с "несправедливой" ценой, указанной в контракте с "Газпромом". И получил обещание, что Россия возобновит поставки нефти на белорусские НПЗ в объеме 24 млн тонн в год.

Белорусские эксперты настороженно относятся к этим обещаниям.

Во-первых, поставки могут быть сокращены или вовсе прекращены, если между Москвой и Минском вызреет очередной конфликт - не важно даже, в какой сфере.

Порошенко и Лукашенко: Минск и Киев где тайно, а где явно поддерживают друг друга © AFP Минск и Киев где тайно, а где явно поддерживают друг друга

Во-вторых, нефтяные компании России все меньше заинтересованы в переработке нефти (и объем так называемой "давальческой" переработки на белорусских НПЗ уже существенно сократился) из-за российского налогового маневра в нефтяной отрасли, который стимулирует вертикально-интегрированные компании уходить от нефтепереработки и наращивать прямой экспорт нефти за рубеж. К тому же российская нефть для Белоруссии в результате реализуемого в России налогового маневра продолжает дорожать.

Если не Россия, то кто?

Нефтегазовые войны между союзными Минском и Москвой - проблема не новая, и Белоруссия пыталась и пытается наладить поставки нефти на свои НПЗ из других стран.

В 2011-м Белоруссия заявила, что примет нефть из Венесуэлы, но, по утверждениям независимых экономистов, тонна такой заокеанской нефти обходилась в немыслимую цену - 900 долларов. Впрочем, неизвестно доподлинно, дошла ли венесуэльская нефть в обещанном покойным президентом Уго Чавесом объеме до белорусских Новополоцка и Мозыря; ряд аналитиков утверждают, что сырье продали где-то в Америке, а Минск получил деньги.

Лукашенко: Президент Лукашенко, требуя отдачи от нефтеперерабатывающей отрасли, привычно для белорусов грозился "жесточайшими" мерами. © EPA Президент Лукашенко, требуя отдачи от нефтеперерабатывающей отрасли, привычно для белорусов грозился "жесточайшими" мерами.

Запланированные поставки венесуэльской нефти, однако, спровоцировали "разворот" нефтяного потока в украинском нефтепроводе "Одесса-Броды", и эту практику Минск рассчитывает использовать при нынешнем контракте на нефтяные поставки с Ираном.

Иран, вышедший из-под международных санкций в прошлом году, не подписал соглашение ОПЕК о сокращении добычи нефти и, стремясь завоевать рынки, предлагает удобные для Белоруссии цены - некоторые эксперты утверждают, что вдвое ниже мировых, хотя условия сделки, заключенной Минском в средине февраля с Национальной иранской нефтяной компанией (NIOC) не разглашаются.

Первая партия иранской нефти (около 80 тысяч тонн) в средине марта поступила для переработки на белорусский НПЗ в город Мозырь.

В октябре минувшего года чуть больший объем нефти этот завод получил из Азербайджана. (Независимые эксперты полагают, что всего из Азербайджана в Беларусь было поставлено 500 тыс. тонн нефти, но официального подтверждения этой цифры нет). Однако Баку подписал меморандум ОПЕК и с 2017 года стал сокращать добычу сырья. Продавать Минску нефть по ценам "братской дружбы" Баку теперь просто не выгодно.

Украина нам поможет?

Все попытки Минска найти замену российской нефти натыкаются на старую пословицу: "За морем телушка полушка, да рубль перевоз".

Эксперты полагают, впрочем, что порт "Южный" в украинской Одессе дал значительные скидки при поставке в Белоруссию и азербайджанской, и иранской нефти, а нефтепровод "Одесса-Броды" с веткой до белорусского Мозыря - при желании в Киеве - может заменить разорительную перевозку в железнодорожных цистернах прогонкой по "трубе", сократив стоимость доставки вдвое.

В этих экономических расчетах велика доля политической составляющей, но пока Минск и Киев не ссорятся, где тайно, а где явно поддерживая друг друга в противостоянии "козням" Москвы.

К слову, именно Украина, по статистике, является одним из наиболее активных покупателей белорусских нефтепродуктов - в прошлом году закупила 4,3 млн. тонн, на треть больше, чем в 2015. Также на треть увеличились белорусские поставки нефтепродуктов в Нидерланды и почти в три раза в Польшу.

Продавать в Россию бензин, дизтопливо и прочее Минск публично отказался: себе в убыток, как пояснил белорусский вице-премьер Владимир Семашко. Поставки на российский рынок, несмотря на закрепленные договорами обязательства и претензии российской стороны, снизились на 70%.

Программа "реанимации"

Президент Лукашенко, требуя отдачи от нефтеперерабатывающей отрасли, привычно для белорусов грозился "жесточайшими" мерами.

Но "с большого грома - мелкий дождик", замечает кандидат экономических наук правозащитник Людмила Грязнова.

Модернизация белорусских НПЗ, в которые, по словам президента, уже вложены немалые деньги, не принесла к запланированному 2015 (!) году глубины переработки нефти на более, чем 90%.

Теперь эта задача поставлена к 2019-му. Для реализации ее нужно еще 1,2 млрд долларов на реконструкцию построенных еще в советские времена Мозырского (введен в эксплуатацию в 1975 году) и Новополоцкого (1963 год) нефтеперерабатывающих заводов. Деньги - в числе прочих источников - надеются получить в кредит от китайцев.

В среднесрочной перспективе руководители производств пообещали президенту Лукашенко учитывать ситуацию на мировых рынках и "расширить горизонты по продажам нефтепродуктов".

В долгосрочной - перейти на новые товары нефтехимии. Потому как в мире снижается потребление традиционных бензинов и дизеля, по улицам городов - в том числе белорусской столицы - уже ездят электромобили.

Как далеко до былого благополучия?

"Мы обречены на то, чтобы похоронить очередные миллиарды долларов в прожекты. А потом будем ссылаться на то, что Россия несправедлива и прочее. Беда не в том, что ситуация на рынке нефти поменялась - у нас беда в голове, в системе управления и мотивации", - говорит Ярослав Романчук, экономист, руководитель исследовательского Фонда Мизеса.

Переждать "худые" времена и вернуться к "тучным", когда Белоруссия выгодно и дорого продавала в Европе продукт, произведенный из дешевой российской нефти, уже не получится, уверен эксперт.

"Но ничего нового люди, которые за столько лет уже показали свой "профессионализм" в управлении, не будут делать. Нет стратегического видения того, куда идет энергетический рынок - отсюда готовность вложить еще 1,2 млрд. долларов в нефтепереработку, отсюда строительство БелАЭС. Это все ментальные ловушки середины XX века. И Лукашенко демонстрирует, что за 23 года президентства он не поменялся, к либерализации в экономике не готов, и в его системе управления нет ни одного человека, способного серьезно и обстоятельно ему возразить", - считает Ярослав Романчук.

Аналитик "Белорусских новостей" Александр Класковский замечает, что "тонущие флагманы" белорусской экономики уже слабо поддаются окрикам с капитанского мостика.

"В белорусской системе "жесточайший спрос" (одно из любимых выражений Лукашенко, ставшее мемом) и так зашкаливает вот уже третий десяток лет. Однако судя по итогу - глубокому кризису экономики, обеднению населения - апологетика кнута себя исчерпала", - констатирует Класковский.

Белорусским налогоплательщикам придется "кормить" не только дотируемое из госбюджета сельское хозяйство, белорусское машиностроение, но еще и когда-то славные НПЗ, предрекают эксперты.

Русская служба BBC

image beaconimage beaconimage beacon