Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Большой Кушнер

Логотип Lenta.ru Lenta.ru 12.06.2017

Одним из самых значимых деятелей новой американской президентской администрации стал Джаред Кушнер — муж любимой дочери Дональда Трампа Иванки. Еще во времена избирательной кампании о нем говорили как о «сером кардинале» в команде кандидата Республиканской партии. Победа Трампа добавила Кушнеру политического веса: именно он отвечает за налаживание отношений с несколькими странами и контроль исполнения президентских обещаний. Его путь на политический Олимп выглядит легкой прогулкой, чего не скажешь об истории его семьи, пережившей взлеты и падения, но в полной мере сумевшей использовать возможности, открывающиеся перед гражданами Соединенных Штатов.

«Семья превыше всего» — так, на манер крестного отца дона Корлеоне, в октябре 2016-го Джаред Кушнер ответил на вопрос журнала The New York Observer о том, кому, по его мнению, следует стать президентом. И он явно не кривил душой — вся его биография служит тому доказательством. И судя по всему, понимание того, как важно держаться своих, Джареду привила матриарх клана Кушнеров, Раиса, выжившая в чудовищных условиях нацистской оккупации Белоруссии.

Борьба за жизнь

1941 год. Западная Белоруссия. С момента нападения Германии на Советский Союз не прошло и двух недель: пока окруженные части Красной армии гибли в новогрудском котле, немцы взяли Минск, а затем и сам Новогрудок.

Всех евреев города заставили нашить на одежду желтые звезды. Врачей, юристов и представителей других интеллектуальных профессий расстреляли прямо на центральной площади города. Чтобы смыть кровь, из 50 девочек-евреек сформировали отряд уборщиц — среди них была и Рая Кушнер.

Десятки тысяч несчастных загнали в новогрудское гетто, где периодически проводили чистки. К середине 1943 года мать и одна из сестер Раи уже умерли: девушка осталась с отцом, братом и второй сестрой.

© Предоставлено: Lenta.ru

Тогда примерно 500 узников решили бежать из нацистской неволи. Прорыли тоннель — руками. Побег удался, однако брат Раи погиб. Оставшиеся Кушнеры примкнули к партизанскому отряду братьев Бельских и в его составе дождались прихода Красной армии.

После окончания войны в 1945 году Рая вышла замуж за плотника Иосифа Берковича, с которым она познакомилась в отряде. Они пешком нелегально ушли в Италию, где в лагере беженцев получили американскую визу.

Страна возможностей

Перебравшись в США, Иосиф (к тому времени ставший Джозефом) поселился с женой в нью-йоркском Бруклине. Работал на стройках Нью-Джерси: «топорику Джо» отлично удавались таунхаусы, которые он строил и сдавал внаем. Кушнеры быстро сколотили приличное состояние. У них родились двое сыновей — Мюррей и Чарли, а также дочь Эстер.

Когда умер отец, семейное дело взял в свои руки Чарльз. Он преуспел — семья владела уже 20 тысячами квартир, долями в банковском и гостиничном бизнесе.

Кушнеры не жалели денег на благотворительность — финансировали строительство ешив (иудейских учебных заведений), помогали нуждающимся. Раиса Кушнер — одна из основательниц Музея Холокоста в США.

В 1981 году у Чарльза родился сын Джаред. Он рос в большой дружной и очень религиозной семье. Его тети, дяди и двоюродные братья и сестры регулярно приезжали к ним на шабатние ужины.

Падение патриарха

Чарльз Кушнер увлекся политикой и стал ведущим донором Демократической партии США. Известные политики со всей страны — в том числе, например, Хиллари Клинтон — регулярно бывали у него в гостях.

При финансовой поддержке Чарльза Кушнера губернатором Нью-Джерси был избран Джим Макгриви: чтобы обойти лимит на количество пожертвований, Чарльз переводил деньги на кампанию политика от имени других членов семьи.

© Предоставлено: Lenta.ru

Победив, губернатор поспешил вернуть должок, предложив кандидатуру Кушнера на пост руководителя портового управления Нью-Йорка и Нью-Джерси. Это позволило бы ему получить щедрый контракт на восстановление разрушенных 11 сентября 2001-го башен-близнецов.

Однако эта перспектива понравилась не всем. Родной брат Чарльза — Мюррей — некогда соратник, а теперь конкурент по бизнесу, обвинил его в растрате. В качестве свидетеля Мюррей привлек бывшего бухгалтера холдинга Kushner Companies: тот заявил, что Чарльз жертвовал политикам деньги, которые незаконно брал из оборотных средств своего предприятия.

Скандал в именитой семье привлек внимание амбициозного прокурора Нью-Джерси Криса Кристи: Чарльзу Кушнеру предъявили официальные обвинения. Тот снял свою кандидатуру с выборов главы портового управления. Главной виновницей произошедшего Чарльз счел свою сестру Эстер, которая, как он полагает, помогала следствию.

Чарльз отомстил: подослал проститутку к мужу Эстер, заснял их любовные утехи и отправил видео сестре. Однако он не учел, что попытка разрушить брак свидетельницы будет расценена как попытка оказать на нее давление и нарушить ход следствия. Получилось, что Чарльз выкопал яму самому себе, и чтобы хоть как-то облегчить положение, он вынужден был сознаться во всех прегрешениях: 18 эпизодов уклонения от налогов, попытка повлиять на свидетелей и незаконное финансирование политических кампаний. В 2005-м его приговорили к двум годам тюрьмы.

Кристи торжествовал, не подозревая, что этот триумф аукнется ему сокрушительным ударом по карьере примерно десять лет спустя.

Новый знаменосец семьи

К этому времени Джаред окончил Гарвард — поступить туда ему помогли не столько успехи в учебе, сколько многомиллионные пожертвования отца — и решил во что бы то ни стало восстановить репутацию своей семьи. Чтобы расширить свои медийные возможности, он приобрел популярную среди образованных и влиятельных обитателей Большого Яблока газету The New York Observer.

Чарльз вышел на свободу, отсидев полтора года. Однако на пост главы компании не вернулся, оставив его Джареду, — с чистой биографией проще получать кредиты. Отец и сын составили прекрасный тандем — их бизнес шел в гору, и вскоре в собственности у семьи оказались несколько нью-йоркских небоскребов и значительная часть престижного района Бруклин-хайтс. Персонал компании Кушнеров расширился с 70 до 700 сотрудников. На фоне этих успехов о судимости Чарльза уже никто не вспоминал.

В 2007-м, на деловом обеде Джаред познакомился с дочерью строительного магната Дональда Трампа — Иванкой. Через два года, когда она по настоянию семьи Кушнер отучилась в синагоге и приняла иудаизм, сыграли свадьбу.

Поход на Вашингтон

В июне 2015-го Дональд Трамп объявил о намерении бороться за президентское кресло, и Джаред сразу вызвался помочь, поскольку считал, что таков его родственный долг. Но подлинного интереса к борьбе за власть он не испытывал. К тому же вырос Джаред в семье, поддерживающей демократов.

© Предоставлено: Lenta.ru

Как позже признался сам Кушнер, все изменилось 9 ноября 2015-го. В тот день в огромном конференц-зале в городе Спрингфилд (штат Иллинойс) на встречу с Дональдом Трампом собрались 10 тысяч его восторженных сторонников. И Джаред наконец осознал, что такое настоящая политика.

Он пересмотрел свое отношение ко многим вопросам. Например, раньше проблема иммиграции для него сводилась лишь к притоку специалистов в Кремниевую долину, а о сокращении выбросов парниковых газов он думал только в контексте экологии, забывая о нуждах работников угольной промышленности. Кушнер ездил по стране вместе с Трампом, видел реальную Америку и нужды обычных граждан.

Он с рвением принялся за работу: искал советников для Трампа, помогал ему писать речи, полностью переосмыслил стратегию агитации в интернете и кампанию по сбору денег. Используя Facebook, он превратил бейсболку с лозунгом политика «Сделаем Америку снова великой» в модный аксессуар: таргетированная реклама в интернете приносила кампании по 80 тысяч долларов ежедневно. «Он просто рок-звезда. Настоящий сумасшедший ученый», — признавался журналу Time координатор онлайн-кампании Трампа Брэд Парскейл.

На вершине власти

Победа Трампа позволила Кушнеру поквитаться с обидчиком его семьи. Крис Кристи, отправивший Чарльза Кушнера за решетку, несмотря на лояльность Трампу, усилиями Джареда был оттерт от президента и лишен шанса получить место в администрации.

Кушнеру достался, пожалуй, лучший офис в Белом доме — его кабинет вплотную примыкает к президентской столовой. Обстановка в кабинете спартанская — никаких безделушек или картин на стенах. Здесь, сидя за большим письменным столом, Джаред решает ключевые для Америки проблемы. Он отвечает за множество проектов — за сделку по продаже оружия в Саудовскую Аравию, за отношения с Китаем, Израилем, Канадой и Мексикой, за реформу министерства по делам ветеранов и за борьбу с опиоидной наркоманией.

Кушнер не любит публичности и сторонится прессы, предпочитая разговоры с журналистами не под запись. Его помощники шутят, что они словно скользят между струями ливня критики, низвергающегося на Трампа, сосредоточившись на выполнении стоящих перед ними задач и не тратя время на бодания со СМИ и ненужные склоки.

© Предоставлено: Lenta.ru

Кушнер спокойно работает над долгосрочными проектами, не боясь, что политические ветры повернутся против него: Трамп, как и сам Джаред, прекрасно знает цену крепким семейным узам. Они оба пришли из мира нью-йоркского девелопмента, оба считаются политическими новичками. Родственные связи и схожий бэкграунд — что еще нужно для взаимного доверия и плодотворной работы?

Джаред Кушнер © Фото: Olivier Douliery / CNP / AdMedia / Globallookpress.com Джаред Кушнер

Lenta.ru

image beaconimage beaconimage beacon