Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

"Бюджет — это не оптимистичный документ"

Логотип Газета.Ru Газета.Ru 01.06.2017 Петр Орехин (Санкт-Петербург)

Алексей Кудрин предлагает увеличить бюджетные расходы примерно на полтриллиона в год © Донат Сорокин/ТАСС Алексей Кудрин предлагает увеличить бюджетные расходы примерно на полтриллиона в год Финансово-экономический блок и ЦБ единодушны в подходах к экономической политике. Институциональные и структурные реформы, сокращение бюджетного дефицита и инфляция вблизи 4% – вот их основные приоритеты. С этим согласен и глава ЦСР Алексей Кудрин, но он предлагает «чуть-чуть» ослабить жесткость бюджетной политики. Минфин, Минэкономразвития и ЦБ – против. Логика "чуть-чуть» не работает, считают чиновники.

«Я согласен» - такую фразу чаще всего произносили участники первой ключевой дискуссии Петербургского международного экономического форума "Макроэкономическая политика: от стабилизации к росту".

Министр экономического развития Максим Орешкин, министр финансов Антон Силуанов, председатель ЦБ Эльвира Набиуллина, глава ЦСР Алексей Кудрин и топ-менеджер Всемирного банка Кристалина Георгиева оказались согласны с тем, что в России надо проводить институциональные и структурные реформы, инвестировать в человеческий капитал и инфраструктуру, повышать производительность, улучшать деловой климат и качество госуправления, переводить экономику на новые технологии и «цифру».

Максим Орешкин заявил, что «над преодолением ограничений надо работать, и с учетом этого мы разрабатывали нашу программу». Основными элементами этой программы является поддержка инвестиций и развитие человеческого капитала, а «через них проходит сквозной нитью цифровизация экономики».

Министр видит основную задачу в создании прозрачной и понятной среды для инвестиций – надо обеспечить предсказуемость налогов, тарифов, госзакупок, господдержки. Нужно снизить издержки для инвестиций в следующих сферах: логистика, торговля, отчетность и все, что связано с государством.

Орешкин повторил также, что России нужно каждый год надо дополнительно инвестировать в экономику 5 трлн руб.

«Это очень большая сумма, поэтому каналы поступления финансирования должны развиваться… Необходимо также для развития инвестиций расширять рынки сбыта и увеличивать экспортные возможности», - заявил Орешкин.

Он также считает, что надо делать ставку на молодежь, а не думать только о повышении пенсионного возраста.

Впрочем, по нынешним временам, с этим набором вряд ли кто-то в принципе готов поспорить. Поэтому дискуссия свелась к одному принципиальному моменту.

Алексей Кудрин предложил увеличить расходы бюджетной системы на 0,5% или примерно 460 млрд рублей в год за счет более мягкого бюджетного правила и увеличения целевого дефицита федерального бюджета с 1% до 1,5%.

Он считает, что на эти деньги можно увеличить финансирование программы развития – провести оснащение университетов современным оборудованием, построить новые дороги и пр.

"Немного смягчить бюджетное правило. Не $40 взять для отсечения, а $45 за баррель. Это дает 0,5% ВВП дополнительных расходов. В этом году это будет 460 млрд рублей в деньгах", - сказал Кудрин, добавив, что "у нас не оборудованы школы, университеты для того, чтобы двинуться в промышленную революцию", - пояснил он.

Еще одним источником денег для реформ, а также ключевой структурной реформой Кудрин считает приватизацию. По его мнению, в ближайшие 7-8 лет надо полностью приватизировать нефтяной сектор

«Там не нужно нам сегодня государственных компаний. Государственный статус скорее приносит вред этим компаниям, чем положительный эффект», - считает он.

Приватизацию все поддержали, а предложение смягчить бюджетную политику встретило жесткий отпор со стороны всех остальных участников дискуссии.

Антон Силуанов уверен, что существующих расходов достаточно и их не надо увеличивать, а надо лишь перераспределять их в рамках запланированных объемов. Он считает, что, прежде всего, надо повышать качество расходов.

«Мы, кстати говоря, большие деньги сейчас закачиваем в образование, в здравоохранение, повышаем заработную плату и так далее. Вот мне кажется, что здесь не вопрос исключительно денег, хотя это тоже важно, но вопросы качества, вопрос, так сказать, эффективности тех, кто учит, эффективности тех, кто лечит людей, поэтому простым увеличением финансовых ресурсов в наши отрасли человеческого капитала, конечно, можно улучшить это направление, но в конечном счете это не самая последняя истина в данном вопросе», - сказал Силуанов.

Он считает, что надо исходить из более сдержанных прогнозов в цене на нефть, а не надеяться, что котировки будут высокими.

«Мы говорим о $45 или $50. Ну, хорошо, увеличим расходы. А если нет? А если будет $30, $35? Мы опять начинаем создавать себе иллюзии — вдруг будет все хорошо. А если нет, как в песне поется? Поэтому мне кажется, что нам нельзя здесь ориентироваться на оптимистичные прогнозы.

Вообще, бюджет — это не оптимистичный документ. Это абсолютно прагматичный, консервативный должен быть документ, который должен исполняться и обязательства должны исполняться, еще раз говорю, при любых условиях», — сказал министр.

Такую же точку зрения выразил и министр экономического развития России Максим Орешкин.

«Я полностью поддерживаю идею, что бюджетное правило должно быть основано на $40 за баррель. Это очень важно, потому что это обеспечивает стабильность налогов», — пояснил министр.

Министры считают, что нельзя давать послаблений в части бюджетной политики даже на «чуть-чуть». Эльвира Набиуллина поддержала Орешкина и Силуанова, подчеркнув что «логика чуть-чуть не работает».

Глава ЦБ получила от участников дискуссии и аудитории полную поддержку своей политики в части борьбы с инфляцией. Правда, по ее словам, эффект от «заякоривания» инфляции и инфляционных ожиданий вблизи 4%, проявится через два-три года.

"Несмотря на то, что инфляция серьезно снизилась, мы не считаем, что добились своей цели. Наша цель - не в один месяц получить 4%, а обеспечить в среднесрочной перспективе стабильность низкой инфляции, и о том, что мы добились низкой стабильной инфляции, мы сможем сказать года через два-три. Я думаю, что через два-три года наиболее выраженными будут позитивные эффекты от низкой инфляции", - сказала она.

В ответ Кудрин еще раз сказал о необходимости финансировать программы развития, отметив, что такое увеличение бюджетных расходов не повлияет на инфляцию (а инфляция должна быть низкой), И если не ослабить бюджетную хватку, то придется повышать налоги.

Газета.ru

image beaconimage beaconimage beacon