Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Вершки и корешки катарского кризиса

Логотип Деловой Петербург Деловой Петербург 07.06.2017 Михаил Шевчук mikhail.shevchuk@dp.ru

На Ближнем Востоке, кажется, начинаются действительно важные перемены. После многих месяцев "странной войны", когда все участники вроде бы что–то делают, но ничего не происходит, коалиция арабских стран внезапно обрушилась на одного из "своих" — Катар. На самом деле дипломатические отношения с Катаром Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн заморозили еще 3 года назад, но сейчас речь идет о решительной торговой блокировке и высылке граждан. Катар обвиняют в поддержке террористов. Со стороны Саудовской Аравии, возглавляющей антикатарскую кампанию, это звучит, мягко говоря, лицемерно. Даже если они не спонсировали именно ИГ (запрещена в РФ), то немало сделали для поддержки других радикальных групп и распространения идей радикального ислама вообще. Эксперты единодушно полагают, что все дело в желании саудитов раздавить конкурента за лидерство в суннитском мире, который со своей "Аль–Джазирой" уже намозолил глаза Эр–Рияду. Не столь явная причина — боязнь очередных "цветных революций", которые поддерживал Катар и не поддерживали другие арабские монархии.

Знакомые очертания

Спор идет о том, использовали ли саудиты при этом президента США Дональда Трампа или это просто совпадение интересов. Ведь это Трамп незадолго после визита в Саудовскую Аравию принялся заявлять, что главным спонсором ИГ и "Братьев–мусульман" является Катар, и его изоляция может стать началом конца терроризма. Так или иначе в конфликт быстро оказались втянуты и остальные ключевые игроки. Владимир Путин поговорил по телефону с эмиром Катара Тамимом бен Хамадом Аль Тани (скорее всего, позвонил сам — если инициатива принадлежит другой стороне, на сайте Кремля это обычно оговаривается) и заявил, что подтверждает "принципиальную позицию России в пользу урегулирования кризисных ситуаций путем диалога". Катарские СМИ дают более развернутую версию, добавляя, что эмир, в свою очередь, выразил благодарность и выказал личную заинтересованность в укреплении прочных отношений между двумя дружественными странами. Катар вполне можно считать дружественной страной на основании хотя бы инвестиций в Россию. Катарские инвестфонды вкладываются не только в аэропорт Пулково, но и, например, поучаствовали в приватизации "Роснефти". За диалог высказались также Турция и Иран.

Таким образом, возможная коалиция в поддержку Катара получила те же очертания, что и в сирийском вопросе. Президент Франции Эммануэль Макрон также высказался за мир, хотя и не в таких однозначных выражениях, — выразил намерение прилагать усилия для разрешения кризиса. Впрочем, лидеры почти всех стран, кроме США, очевидно, будут делать осторожные заявления: терять инвестиции никому не хочется.

Скрытую приязнь к Тегерану называют еще одной причиной для атаки на Катар со стороны соседей. Собственно, поводом для нее стали заявления эмира Аль Тани о том, что Иран — "сила, которую нельзя игнорировать в исламском мире" и что отношения с Израилем "хорошие". После начала блокады Доха заявила о том, что новость — фальшивка, размещенная на сайте Катарского агентства новостей неизвестно кем, а Тегеран — о том, что сообщение и торговые связи с Катаром не прерываются.

Неожиданный поворот

Так в конфликте с еще одной, неожиданной стороны возникла тема России: со ссылкой на источники в ФБР — а группу следователей США направили в Доху, чтобы помочь разобраться с возможным взломом, — американские СМИ сообщили, что за появлением фальшивой новости стояли, разумеется, российские хакеры. Зачем им это могло быть нужно, не вполне понятно — получается, что Москва сыграла на стороне США, но ее почему–то в этом обвиняют. МИД РФ, естественно, все опроверг и предусмотрительно объявил сокращение доходов ИГ следствием действий российских военных в Сирии.

В Тегеране же оперативно произошел громкий показательный теракт — боевики атаковали мавзолей Хомейни, а также ворвались в здание парламента, застрелив семь человек. Ответственность взяло на себя ИГ. По–видимому, это должно было то ли заставить иранские власти задуматься над целесообразностью поддержки Катара, то ли заставить Иран подозревать провокацию, но пока теракт остался терактом, обвинения если и будут, то позже. Результаты расследования по взлому также обещали обнародовать в ближайшее время.

Ситуация осложняется тем, что именно в Катаре расположена ключевая военная база США в Персидском заливе. Доха всегда рассматривала этот факт как своего рода гарантию от агрессии соседей, но сейчас уже практически невозможно сказать, кто в этом регионе чей союзник.

Дональд Трамп в очередной раз показал свою склонность к резким движениям, но вот приведет ли это к перелому в борьбе с ИГ или, наоборот, к еще большему запутыванию ситуации — большой вопрос. Финансирование шейхами террористов — секрет Полишинеля, и тогда Путин оказывается в странном положении. Москва неоднократно призывала разобраться с источниками финансирования терроризма, и вот когда источник действительно указан, его приходится защищать. Размахивание флагом "а вы сначала приведите железобетонные доказательства" уже давно воспринимается в мире как попытка заболтать дело. Если наказание Катара приведет к уничтожению ИГ, Вашингтон окажется на коне; давно уже было понятно, что победа над исламистами невозможна, если не приняться за их спонсоров–шейхов. Но велик как риск создания в регионе новой горячей точки, с борьбой государств, то есть еще более опасной, так и вариант постепенного спускания дела на тормозах — если Трамп ограничится угрожающими твитами, а Катар все поймет и перестанет давать деньги кому не надо. А когда дым рассеется, виноватой останется Россия с ее безвестными патриотичными хакерами, желающими всех поссорить из хулиганских побуждений.

Деловой Петербург

Деловой Петербург
Деловой Петербург
image beaconimage beaconimage beacon