Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Врачи-ненавредители

Логотип Комсомольская правда Комсомольская правда 08.06.2017 Комсомольская правда
За лозунгом «не навреди!» сегодня стоит конкретная уголовка. Итог: залеченные дети, истеричные родители. © Евгения ГУСЕВА За лозунгом «не навреди!» сегодня стоит конкретная уголовка. Итог: залеченные дети, истеричные родители.

Реформы-оптимизации здравоохранения сделали врачей дёргаными и пугливыми. За лозунгом «не навреди!» сегодня стоит конкретная уголовка. Что-нибудь с пациентом случится, особенно маленьким, - не сносить головы. Итог: залеченные дети, истеричные родители.

Мой мальчишка в поликлинике - как дома. Здоровается с врачами, не дожидаясь команды раздевается и вытаскивает язык... Мне от этого не по себе - не должен ребёнок становиться опытным пациентом раньше возраста получения второго паспорта.

Но примерно раз в полгода он проходит Большое обследование. В этот день Андрюша забегает в поликлинику жизнерадостным шкодливым неугомонным ребёнком, в сопровождении вполне счастливых родителей. Выходит умученным инвалидом на руках поседевшего папы. В сумке у мамы - список лекарств на трёх листах и процедур на пяти. Провизоры вполне могут закрывать за нами аптеку, как только слышат фразу «Валидол - для нас, остальное - детское».

Стоматолог находит дырки в молочных зубах и требует чистить их после каждой печеньки, и ходить к нему раз в месяц.

Окулист запрещает компьютеры-телефоны, а телевизор - 15 минут в день.

Гастроэнтеролог просто выдает распечатанный во многих экземплярах список «чего ему нельзя». В нём - все продукты без исключения.

Психолог отыскивает признаки от аутизма до шизофрении.

Прочие исследователи требухи находят слова утешения. Они в том духе, что на органы его точно не украдут.

Хирург... О нём вообще вспоминать не хочу. Как и об остальных.

Когда Андрюшке и года не исполнилось, попал он в больницу с пустяковой, но очень болезненной проблемой. Первым делом, после долгого ожидания и оформления документов под истошные вопли малыша, меня заставили расписаться в том, что я согласен на операцию. Без объяснений - «вот тут и тут». Жена оказалась в предобморочном состоянии. А я вытащил эту клистирную трубку в коридор, и заставил рассказать какова вероятность этой самой операции. И вообще хоть что-нибудь объяснить. И только тогда, будучи зажатым между стеклянным шкафчиком и напольными весами - он рассказал,: вероятность хирургического вмешательства меньше процента, а вопрос решится обыкновенной клизмой. Может, решили бы, а потом оформляли? Но это другой вопрос.

И вот тогда только я понял: их всех надо зажимать и заставлять рассказывать что:

- в его возрасте такое бывает,

- всё не так катастрофично,

- в принципе, здоровый парень,

- а вот тут, тут и тут давайте мы вместе с вами чуть подстрахуемся...

Почему не рассказывают? Перестраховываются - из ста родителей найдется один, который решит, например, будто окропления святой водой хватит, а им потом отвечай. Вот и покажите доктору: вы - не такие.

Комсомольская правда

Комсомольская правда
Комсомольская правда
image beaconimage beaconimage beacon