Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Всемирная торговая реорганизация

Логотип Коммерсантъ Коммерсантъ 09.06.2017 Сергей Минаев
C приходом к власти Дональда Трампа США стали искоса посматривать на ВТО, на торговлю со странами которой приходится 77% американского внешнеторгового дефицита © Reuters C приходом к власти Дональда Трампа США стали искоса посматривать на ВТО, на торговлю со странами которой приходится 77% американского внешнеторгового дефицита

Почему США разонравились правила мировой торговли

Позицию Дональда Трампа и его администрации по вопросам международной торговли участники ВТО могут воспринять как намерение США из нее выйти. И это приведет к распаду ВТО.

Сергей Минаев

Дональд Трамп постоянно заявляет о том, что он сторонник свободной и честной внешней торговли и именно поэтому ему не нравятся ее нынешние правила. "Я не уверен, что мы имеем хоть одно хорошее внешнеторговое соглашение. Нынешнее положение позволяет импорту вредить американской занятости и создавать в других странах барьеры для американского экспорта",— говорил он.

Наибольшие подозрения в этом смысле у него вызывает ВТО — организация, в которую входят 163 страны (в том числе Россия и Китай) и которая следит за тем, чтобы участники соблюдали свои обязательства по тарифам на импортные товары, и одновременно является площадкой для разрешения внешнеторговых споров.

Есть три причины, по которым эта организация может вызывать недовольство администрации Трампа.

Первая — то, что 77% американского внешнеторгового дефицита возникло в торговле со странами по правилам ВТО. Вторая — то, что американские тарифные обязательства в рамках ВТО отличаются от обязательств других стран. В Америке импортные тарифы значительно ниже: в 2015 году средний импортный тариф здесь составлял всего 3,5%, в то время как в Японии — 4%, в странах ЕС — 5,1% и 9% в Китае. Среди членов ВТО рекордсменом являются Багамские Острова — здесь средний импортный тариф составляет 34%. Такое положение в ВТО не согласуется с тем, что Трамп называет принципом взаимности во внешней торговле. И третьей причиной является подозрение президентской администрации, что правила ВТО мешают США заключать "хорошие двусторонние внешнеторговые сделки c другими странами".

ВТО построено на принципе "наиболее благоприятствуемой нации" (каждая из стран, входящих в ВТО, применяет один и тот же уровень таможенного тарифа на одинаковые товары ко всем своим торговым партнерам), который пропагандировал президент Франклин Рузвельт в 1930-е годы, когда в предвоенных условиях тарифы во всех странах были исключительно высокими. Если страна снижает тарифы для одного участника внешнеторговой сделки, то она должна сделать это для всех участников: Рузвельт полагал, что это обстоятельство должно облегчить заключение сделок для всех участников.

После войны тарифы стали повсеместно снижаться: США полагали, что таким способом они уберегут европейские страны от влияния коммунизма. То, что ВТО построена на принципе "наиболее благоприятствуемой нации", означает, что при расширении организации новые участники могут воспользоваться преимуществами торговой либерализации, не слишком снижая тарифы сами.

Когда Китай вошел в ВТО в 2001 году, он смог воспользоваться тарифами в торговле между США и ЕС, которые снижались в течение десятилетий.

И этот принцип не дает США возможности повышать тарифы против стран, в которых эти тарифы высоки, как предлагает министр торговли в новой администрации Уилбур Росс.

Здесь можно вспомнить, в каких условиях создавалась ВТО. В 1970-х годах западные банки, стремясь расширить масштабы своих операций и конкурируя между собой, увлеклись предоставлением кредитов развивающимся странам. Власти этих стран выразили готовность платить по кредитам чрезвычайно высокий процент. Деньги им нужны были для того, чтобы осуществлять социалистические эксперименты с огосударствлением экономики и форсированным созданием импортозамещающей промышленности. Необходимость подобных экспериментов развивающиеся страны объясняли тем, что индустриальные страны, прямо как в колониальные времена, их эксплуатируют с помощью неравноправного обмена: закупают по пониженным ценам сырье, а продают по повышенным ценам промышленные товары. Развивающиеся страны захотели торговать промышленными товарами самостоятельно, переориентировав свой экспорт с сырьевого на капиталоемкий и даже наукоемкий, инновационный. Для этого они решили создать современную промышленность за протекционистскими барьерами — и сделать это за счет денег, взятых взаймы на Западе. При этом и развивающиеся страны, и западные банки вполне искренне считали, что кредиты будут возвращены (банки вообще тогда полагали, что государства в отличие от частных лиц в принципе не могут оказаться неплатежеспособными). Развивающиеся страны тратили западные деньги не только на строительство промышленных предприятий, но и просто на текущее потребление, а когда они заявляли, что у них не хватает средств даже на выплату процентов, банки предоставляли им дополнительные кредиты. И только когда в 1982 году Мексика объявила мораторий на выплату процентов по долгам банкам, те осознали всю серьезность ситуации.

В мире начался долговой кризис — банки всерьез опасались собственного банкротства в результате массового отказа развивающихся стран платить по кредитам.

Относительно небольшие банки начали массовую распродажу долговых обязательств этих стран — к 1987 году они продавались на мировом рынке всего за 47% номинальной стоимости. Крупные банки, которые не могли быстро реализовать все имеющиеся у них обязательства, начали срочно создавать дополнительные резервы на случай отказа развивающихся стран от платежей — только в 1987 году для этих целей американские банки зарезервировали $19 млрд.

И именно в 1982 году, когда начался мировой долговой кризис, на министерской встрече стран, входящих в Генеральное соглашение по тарифам и торговле, было принято решение о начале нового, так называемого уругвайского раунда многосторонних переговоров с целью в конце концов создать ВТО. Когда в 1986 году этот раунд переговоров начался, в специальной декларации было отмечено, что целью ВТО будет "развитие мировой торговли прежде всего в интересах развивающихся стран". На создании ВТО особенно настаивали США, которые указывали, что в рамках этой организации развивающиеся страны впервые возьмут на себя хоть какие-то обязательства: например, откажутся от социалистических экспериментов, снизят импортные тарифы и начнут защищать права интеллектуальной собственности, а не будут продолжать пользоваться низкими тарифами, достигнутыми в переговорах США и европейских стран, сами сохраняя тарифы на сверхвысоком уровне.

Западные крупные банки, в первую очередь американские, решили, что в сложившихся условиях им не остается ничего другого, как поверить, что после создания ВТО развивающиеся страны с помощью динамичного развития внешней торговли все-таки обретут платежеспособность. Развивающиеся страны, в свою очередь, сочли, что не стоит банки в этом разубеждать, и согласились на создание ВТО, рассчитывая на реструктуризацию долгов и даже частичное их списание, хотя в ходе переговоров постоянно жаловались на то, что правила ВТО ограничивают их суверенное право проводить такую экономическую политику, которая им нравится. Расчет развивающихся стран оправдался: 1 января 1995 года ВТО начала свою работу, а к началу 1996 года 21 развивающаяся страна завершила переговоры с коммерческими банками, реструктурировав долги на общую сумму $170 млрд (при этом банки простили $76 млрд, а на выплату остальных сумм предоставили длительную рассрочку). В развивающиеся страны снова потекли западные деньги: в 1995 году они получили из частных западных источников $228 млрд, а в 1996 году — уже $311 млрд. В 1995 году валютные резервы развивающихся стран увеличились на $95 млрд, а в 1996 году — на $87 млрд.

CCCP, который в качестве должника деятельно участвовал в мировом долговом кризисе 1980-х годов, от социалистических экспериментов ни в 1982 году, ни в 1986-м не отказался и в создании ВТО участия не принял. И Россия в конечном итоге решила свои долговые проблемы с Парижским и Лондонским клубами международных кредиторов не за счет небывалого расцвета внешней торговли, а исключительно благодаря рекордному росту мировых цен на нефть начиная с 2000 года.

Многие развивающиеся страны воспользовались членством в ВТО для наращивания своего экспорта и увеличения валютных поступлений — прежде всего речь идет о Китае и азиатских "новых индустриальных странах" (Гонконг, Южная Корея, Малайзия, Филиппины, Сингапур, Тайвань и Таиланд), которые имеют грандиозный профицит торгового и текущего платежных балансов, то есть они очень много экспортируют и мало импортируют. Более того, от членства в ВТО выиграли и беднейшие африканские страны — они так и не перешли к промышленному экспорту, но зато получили значительную выгоду от экспорта сырья.

А для США и европейских стран (за исключением Германии) создание ВТО и расцвет мировой торговли в 2000-е годы привели к невероятному росту импорта, а также дефицита торгового и текущего платежных балансов — эти страны, напротив, очень мало экспортируют и много импортируют. И банки, предоставляющие индустриальным странам кредиты, могут в конце концов заявить, что этими кредитами распоряжаются неправильно, так как они не ведут к росту экспорта, а просто расходуются на текущее потребление (в том числе товаров из Китая и других азиатских стран). И речь уже идет не о том, что США требуют доступа своих промышленных товаров на рынки развивающихся стран, а о том, что развивающиеся страны требуют от США доступа своих промышленных товаров на американский рынок, а также призывают американцев экспортировать побольше таких товаров.

В ноябре 2011 года на саммите стран АТЭС на Гавайях президент России Дмитрий Медведев благодарил президента США Барака Обаму за помощь во вступлении в ВТО, а председатель КНР Ху Цзиньтао выступил с резкой критикой внешнеторговой политики США. Он заявил, что в грандиозном дефиците американо-китайской торговли виноват не заниженный курс юаня, как полагают американские власти, а то, что США сохраняют искусственные ограничения на экспорт в Китай высокотехнологичных товаров и не дают китайским фирмам свободно инвестировать деньги в американскую промышленность.

Дело дошло до того, что в условиях нового долгового кризиса развивающиеся страны стали призывать к созданию некоей новой ВТО, в которой индустриальные страны взяли бы на себя обязательство активно участвовать в международной торговле и зарабатывать на мировом рынке больше денег, а не заниматься протекционизмом. На экономическом саммите в Мумбае министр торговли Индии Ананд Шарма заявил: "Наша страна будет активным участником процесса стабилизации мировых финансов в свете долгового кризиса в Европе. Мы не должны допустить, чтобы этот кризис привел к вспышке протекционизма, как это было в 2008-2009 годах.

Мы должны создать новую многостороннюю внешнеторговую систему в дополнение к нынешней системе ВТО. И эта система должна покончить с существующим мировым платежным дисбалансом".

Сейчас ВТО явно находится в кризисе. Процесс разрешения международных торговых споров является очень медленным, а новые раунды переговоров о снижении тарифов постоянно проваливаются, и их возобновление сейчас вообще кажется невозможным.

Теоретически США могут убедить Китай снизить тарифы на импорт автомобилей (он составляет 25% всего американского импорта в эту страну) до американского уровня в 2,5% под угрозой выхода из ВТО. И эта организация, построенная на принципе "наиболее благоприятствуемой нации", сочтет это нарушением своих правил. И если другие страны увидят во внешнеторговой политике Трампа признаки выхода страны из ВТО, эта организация окажется на грани распада.

Читайте также:

Коммерсантъ

Коммерсантъ
Коммерсантъ
image beaconimage beaconimage beacon