Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

В спокойном утроенном темпе

Логотип Коммерсантъ Коммерсантъ 30.05.2017 Дмитрий Бутрин
© Сергей Гунеев / РИА Новости

Правительство, ЦСР и Столыпинский клуб согласуют реформы без ограничений по времени

Несмотря на принципиальную готовность всех программ экономических реформ в 2018–2025 годах, выбирать между ними никто не готов — совещание у президента Владимира Путина закончилось объявлением серии других совещаний по этому вопросу в ближайшие два месяца. Глава ЦСР Алексей Кудрин сообщил, что часть положений «объединенной экономической стратегии» может быть объявлена даже до выборов президента РФ в 2018 году — из чего, очевидно, следует, что обсуждению оставшейся части ничто не мешает затянуться на годы.

На совещании 30 мая в Кремле у Владимира Путина с участием представителей администрации президента, правительства и экспертов глава Центра стратегических разработок (ЦСР) Алексей Кудрин и бизнес-омбудсмен, представитель Столыпинского клуба Борис Титов официально представили текущие версии своих разработок по программам экономических, социальных и административных реформ на следующий президентский цикл — с 2018 по 2024 год.

Напомним, совещанию предшествовали два события, которые существенно изменили смысл происходящего. Сначала на встрече премьер-министра Дмитрия Медведева с президентом 19 мая было объявлено, что среднесрочный план действий правительства до 2025 года, который готовили преимущественно в Минэкономики и Минфине, станет основой для любых реформаторских программ — хотя Владимир Путин и сделал оговорку, что возможно и взятие «за основу» другого плана. Затем было решено, что ЦСР и Столыпинский клуб представят свои разработки президенту одновременно. На заседании 30 мая глава государства сделал совершенно такую же оговорку, как на встрече с премьер-министром 19 мая: возможно «целиком взять какое-то предложение», имеющее законченный характер, или же «на основе глубокого анализа и дополнительных консультаций» принять «окончательное» решение по стратегии.

Итоги совещания и Алексей Кудрин, и Борис Титов подвели практически одинаково. В ближайшие два месяца у президента пройдет еще несколько совещаний по этой тематике. Видимо, ключевым будет совещание по вопросам фискальной нагрузки на бизнес, где могут быть поставлены «все точки над i» именно в этом вопросе. Сроков же принятия «единого документа» или «объединенной экономической стратегии» нет: по словам главы ЦСР, «часть положений» этой стратегии может быть оглашена до выборов президента. Из этого с неизбежностью следует, что даже обсуждение другой части положений может быть перенесено на срок после марта 2018 года — а, учитывая исторический опыт «Стратегии 2020» 2007–2008 годов и двух ее ревизий в 2010–2013 годах, процесс дискуссии о реформах может не иметь даже теоретических сроков завершения. Сценарию «вечных реформ» способствует финансово-экономическая стабилизация 2014–2016 годов во многом по рецептам экспертов ЦСР — после нее причин для принятия быстрых решений у Владимира Путина нет.

С тактической точки зрения ничего принципиально важного в Кремле не произошло, за исключением нового уравнивания статуса трех проектов — правительственного, ЦСР и Столыпинского клуба. Эти разработки (из них, отметим, более или менее известны лишь предложения Столыпинского клуба — планы Белого дома и конечная версия плана ЦСР не опубликованы и известны лишь отрывочно) сравнимы лишь в политической, но не в содержательной плоскости. Проект ЦСР — совместная разработка в течение нескольких месяцев независимых экспертов и представителей правительства, план Белого дома — документ, консолидирующий преимущественно точку зрения Минэкономики и Минфина на будущие изменения в экономике и реакции на них правительства, наконец, разработка Столыпинского клуба может считаться разработкой узкой относительно других экспертных групп.

Позиции всех трех групп в процессе разработки в достаточной мере сблизились для возможности создания «объединенной экономической стратегии» и до, и после выборов, и разногласия в них выглядят уже не слишком принципиальными. Так, по данным “Ъ”, ЦСР сейчас полностью поддерживает одно из ключевых положений плана Минэкономики и Минфина — стимулирование «проектного финансирования» крупных инфраструктурных проектов, а логика разработок Столыпинского клуба нисколько не противоречит этой идее. В известных частях программ, которые пересекаются друг с другом, они и в целом почти полностью совпадают с официально реализовывавшимися планами действий правительства в 2011–2015 годах.

Разногласия же на уровне идеологем — например, призывы Столыпинского клуба к меньшему акценту исполнительной власти на низкой инфляции и макростабильности или критика ЦСР механизмов реализации идей «фискального маневра» и «бюджетного правила» от Минфина и Минэкономики — могут обратиться в существенные изменения экономического курса лишь в случае, если к тройке игроков на реформаторском поле подключатся новые группы с принципиально другими идеями. Этот вариант после отказа Владимира Путина от предоставления проекту ЦСР эксклюзивного статуса проекта реформ для правительства, неявно предполагавшегося в 2016 году, уже весьма вероятен.

Дмитрий Бутрин

Читайте также:

Коммерсантъ

Коммерсантъ
Коммерсантъ
image beaconimage beaconimage beacon