Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Генсек ООН: самая большая проблема — дефицит доверия

Логотип ТАСС ТАСС 02.06.2017 ТАСС

Генсек ООН: самая большая проблема — дефицит доверия © Валерий Шарифулин/ТАСС Генсек ООН: самая большая проблема — дефицит доверия Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш дал интервью первому заместителю генерального директора ТАСС Михаилу Гусману на полях Петербургского международного экономического форума, в котором поделился своими планами по реформированию Организации Объединенных Наций, а также высказался о роли России в международных делах и о путях налаживания конструктивных отношений между Москвой и Вашингтоном.

— Господин Гутерриш, это не первый ваш визит в Россию, но первый — в Санкт-Петербург. Какова цель вашего визита и предстоящих переговоров с российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым и президентом России Владимиром Путиным?

— Россия является постоянным членом Совета Безопасности ООН и одним из важных игроков этой организации. Это один из важных игроков на международной арене. Поэтому, несомненно, чрезвычайно важно наладить плодотворное сотрудничество России и ООН по всем глобальным аспектам мировой политики и экономики. 

Исходя из этого, вы можете представить, какие вопросы мы будем обсуждать. 

— Вы говорили, что собираетесь предпринять конкретные шаги к диалогу с Россией. О каких именно шагах идет речь? 

— Сегодня мы находимся в ситуации, когда между глобалистами и изоляционистами существует практически пропасть. Тем не менее процесс глобализации необратим, но он вызывает определенные проблемы, создает вызовы. Есть те, кто стремится изолировать себя и заниматься локальными проблемами в своих странах, не вникая в суть международной политики. Нам нужны такие страны, которые могут работать на многоуровневом подходе, рассматривая все глобальные вопросы.

Такие страны, как Россия, имеют отношения и с европейскими странами, и на юге, и на севере. Самой природой России предназначено быть в центре глобальной политики, глобализации. Климатические изменения, вопросы экологии — все это не может решаться без России. Разумеется, мир и безопасность должны рассматриваться исключительно в глобальной перспективе, и вопросы борьбы с мировым терроризмом невозможно решить без участия России. 

— Вы заняли должность генерального секретаря ООН в очень сложное время, когда даже Совет Безопасности разделен во мнениях. Как вы считаете, какова должна быть и будет роль ООН, чтобы улучшить отношения между Россией и США? 

— Мне думается, самая большая проблема — это отсутствие доверия. Существует общественное мнение, существуют позиции правительств, истеблишмента, общественных организаций. И общественное мнение в таких организациях, как ООН, должно учитываться, чтобы они работали на создание атмосферы доверия.  

Знаете, один психоаналитик рассказал мне, что, когда встречаются два человека, их уже не двое, их шестеро, потому что присутствует каждый из них, затем каждый в той ипостаси, какой он, по его мнению, видится окружающим, а также та личность, которую он видит в своем партнере. Так и в случае с Россией и США существуют шесть ипостасей, в которых они взаимодействуют.

Очень важно понимать, что мы можем искаженно воспринимать образ нашего партнера, собеседника. Нужно быть открытым к позитивному диалогу и создавать условия, которые помогут создать более позитивные, более конструктивные отношения между двумя странами, которые очень важны для всего мирового сообщества. 

Мы видим, что в Совете Безопасности ООН постоянно возникают противоречия. Иногда очень трудно найти политические решения большинства конфликтов, которые мы наблюдаем в современном мире. 

— Каким образом Организация Объединенных Наций влияет на ситуацию в мире? И какими должны быть приоритеты работы, проводимой вашей организацией сегодня? 

— Прежде всего мы говорим о том, что мир разделен. Общество разделено, потому что глобальные державы разделены по вопросам мира. Есть противоречия между странами Севера и Юга, Запада и Востока, между странами Большой семерки и остальными — очень много линий противоречий. Конечно, все это мы, в руководстве ООН, должны учитывать. 

Но если вы спрашиваете, какой приоритет, это, конечно, мир, устойчивое развитие, более справедливые условия глобализации, а также климатические изменения, вопросы, для решения которых должен мобилизоваться весь мир. Права человека также наш приоритет, но основной приоритет — это, конечно, мир. Мы наблюдаем многообразные симметричные и асимметричные конфликты, участники которых борются за свои интересы. Мы видим угрозу глобального терроризма. Мы помним о теракте в Санкт-Петербурге, такие теракты происходят по всему миру. Поэтому мы должны понять, что мир — это основной приоритет, для которого собственно и была создана ООН. 

Наша организация была создана после Второй мировой войны, потому что никто не хотел, чтобы такая война когда-либо повторилась. Сейчас нам следует многое сделать для предотвращения конфликтов и их решения, если они уже возникли. 

— Полностью согласен с вами по поводу приоритетов. Но поговорим о проблемах — назовите три ваши главные проблемы как генерального секретаря. И как ООН может их решить? 

— Думаю, самая главная проблема — это отсутствие доверия. Я стараюсь работать над тем, чтобы люди могли восстановить необходимый уровень доверия. 

Вторая проблема — это, конечно, бюрократия. У нас есть бюрократия, как в каждой организации, и есть определенные противоречия по поводу того, как должны решаться эти бюрократические вопросы. ООН должна быть более эффективной, более гибкой. 

И третья — это, несомненно, тенденции популизма, расизма, ксенофобии, которые мы наблюдаем в современном мире. Люди часто не могут найти в себе уважение к другим народам и государствам. Мы знаем, что Российская Федерация — многонациональная страна. Очень часто противоречия из-за этнических различий могут вызывать конфликты. 

— Давайте перейдем от проблем к достижениям. Какие вы можете назвать главные успехи вашей организации и каким видите будущее ООН? 

— Прежде всего, я не сомневаюсь, что без Организации Объединенных Наций конфликтов было бы гораздо больше. Если мы посмотрим на миротворческие усилия, которые предпринимаются по всему миру, мы увидим, что в Конго, Судане, других странах работают голубые каски. Конечно, они не всегда способны решать многие вопросы, но эти миротворцы поистине совершают подвиг. 

В прошлом году нам удалось также добиться принятия соглашения по климатическим изменениям. Мы стремимся создать условия для полноценного устойчивого развития всего мира, заглядывая в будущее, мысля на перспективу. Мы стараемся создать условия равенства при глобализации. То, что этот диалог идет, это замечательный результат. 

Конечно, также очень важно бороться с нарушениями прав человека, которые мы наблюдаем по всему миру. 

Наши возможности не безграничны, но в целом нам есть чем гордиться. 

— Поговорим о реформе ООН. Реформирование такой огромной организации — очень непростой процесс. Я задавал этот вопрос и вашим предшественникам. Расскажите, какой же план реформ предлагаете вы? Какие реформы должны быть претворены в жизнь в первую очередь? 

— У нас есть два уровня реформ. Первый уровень — это те, в которых участвуют все страны — члены ООН, а второй — те реформы, которые может инициировать генсек ООН. 

Сейчас я стараюсь создать импульс прямых изменений, которые затронут вопросы менеджмента, децентрализации, создания условий большей гибкости во всех сферах работы ООН. 

Существует много правил, которые отягощают работу организации. 

И, конечно, в том, что касается вопросов мира и безопасности, рассматривается целый ряд вопросов, призванных усилить эффективность борьбы с международным терроризмом. Развитие ООН должно идти по пути большей координации, поддержки усилий отдельных стран-членов по борьбе с бедностью, климатическими изменениями, коррупцией. Конечно, мы должны с уважением относиться к запросам отдельных стран, но при этом принимать во внимание растущую глобализацию. 

— ООН часто критикуют из-за недостаточной активности в решении конфликтов, в том числе в Сирии и на Украине. Что может быть сделано со стороны ООН для того, чтобы разрешить эти конфликты? 

— Я только что пригласил посетить Нью-Йорк в воскресенье, 4 июня, лидеров греческой и турецкой общин Кипра. То есть, когда я вернусь в Нью-Йорк, постараемся в режиме делового обеда обсудить с лидерами двух общин возможности преодоления конфликта.

Иногда достаточно просто усадить стороны за стол переговоров. Очень часто нужно просто сесть за стол переговоров. 

То, что происходит в Сирии, абсолютно ужасно для народа. Чудовищные события происходят в этой стране. Абсолютно необходимо, чтобы все страны, имеющие какое-то влияние на стороны в конфликте, могли совместными усилиями положить ему конец, создав условия, необходимые для прекращения вооруженных действий. Мы понимаем, что конфронтация достигла чудовищных масштабов. Но тем не менее мы все работаем над достижением единой цели — взаимопонимания, взаимного сотрудничества и осознания того, что мир — это величайшее благо.

— Я знаю, что вы любите историческую литературу. 

— Да, это так.

— Какая часть человеческой истории наиболее интересна вам и почему? 

— Трудно сказать. В разные периоды своей жизни я увлекался разными периодами истории. Сейчас меня очень интересует история ислама. Очень важно для людей, которые получили европейское, западное образование, полностью понять природу ислама. 

Мы получаем много неверных представлений об этой религии. То, что террористические группировки совершают свои преступления во имя ислама, дает нам неверное представление. Поэтому я стараюсь найти гуманистическое обоснование мусульманской доктрины.

Кстати, сейчас идет священный месяц Рамадан, в течение которого истинные верующие стараются найти суть их религии. 

— Я знаю еще об одном вашем увлечении — классическая музыка. Кто ваш любимый композитор? Какие музыкальные произведения вам нравятся? 

— Скрипичный концерт Чайковского — это мое любимое произведение. Это та музыка, от которой я готов заплакать. Бетховен тоже один из моих любимых композиторов. 

— Петербург — это культурная столица России, так что я желаю вам насладиться пребыванием здесь. 

— Спасибо.

ТАСС

image beaconimage beaconimage beacon