Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Глава МИД Приднестровья: ОБСЕ самоустранилась от функций посредника на переговорах

Логотип ТАСС ТАСС 30.05.2017 ТАСС

Украина помогает Молдавии взять под контроль приднестровский участок границы, а с 20 мая стала пропускать продовольственные грузы в непризнанную республику только по согласованию с Кишиневом. В Тирасполе это расценили как блокаду и потребовали срочного созыва переговоров в формате "пять плюс два" (Молдавия и Приднестровье — стороны конфликта; Россия, Украина и ОБСЕ — посредники; США и ЕС — наблюдатели). Обеспокоенность эскалацией напряженности выразил МИД РФ, который заявил о затянувшейся паузе в диалоге и поддержал необходимость скорейшей встречи. Однако посетивший Молдавию и Приднестровье спецпредставитель председателя ОБСЕ Вольф Дитрих Хайм считает, что для такой встречи пока не созданы необходимые условия. О непростой ситуации вокруг Приднестровья в интервью ТАСС рассказал глава МИД республики Виталий Игнатьев.

— Что, на ваш взгляд, мешает возобновлению переговоров в формате "пять плюс два"?

— Мы в полной мере разделяем позицию российской стороны о назревшей необходимости проведения нового заседания в формате "пять плюс два". Последняя такая встреча состоялась в Берлине почти год назад, поэтому сегодня можно говорить уже не о паузе, а о необоснованно длительном перерыве в переговорах. Мы многократно призывали все стороны собраться, однако всякий раз нам отказывали под разными предлогами. Таким образом, было фактически заморожено как исполнение положений подписанного в Берлине протокола, так и урегулирование других проблем, среди которых и ограничения на импорт в Приднестровье по железной дороге.

К сожалению, приходится констатировать, что австрийское председательство в ОБСЕ фактически самоустранилось от выполнения функций посредника на переговорах. Призывы Тирасполя и Москвы остаются без ответа, хотя за организацию заседаний в формате "пять плюс два" выступает и Кишинев. Сложилась парадоксальная ситуация, когда стороны конфликта призывают к диалогу, их в этом поддерживает Россия как гарант, а ОБСЕ уже почти полгода выдвигает необоснованные условия: якобы встреча на данной площадке целесообразна, если Молдавия и Приднестровье сумеют предварительно о чем-то договориться, а на заседании состоится только подписание.

— Как такая позиция ОБСЕ соотносится с ролью посредника на переговорах?

— Такая позиция в корне противоречит главной цели и задачам работы механизма "пять плюс два", который создавался как постоянная вспомогательная площадка для переговоров сторон под эгидой международных посредников. Мы считаем, что заседания надо проводить, и чем чаще, тем лучше. Собственно, целью ставится совместная выработка конкретных предложений, рекомендаций и решений для нормализации наших отношений.

Между тем ситуация вокруг Приднестровья стремительно обостряется. В ближайшее время Молдавия при поддержке ЕС планирует установить совместный таможенно-пограничный контроль на украинском пункте пропуска "Кучурган", граничащем с Приднестровьем. В дальнейшем подобные КПП планируется распространить по всему периметру границы Приднестровья и Украины. Мы неоднократно информировали международных партнеров о негативных последствиях этого решения, однако его инициаторы избегают открытого обсуждения. Возможно, именно по этой причине отдельные участники переговоров не дают Приднестровью возможность обсудить весь комплекс острых проблем на международной площадке.

Создается впечатление, что это дипломатическое прикрытие мер давления на Приднестровье, что, по сути, является прямой поддержкой одной из сторон конфликта. В таком случае конфигурация переговорного механизма "пять плюс два" оказывается под угрозой, поскольку некоторые его участники предпринимают действия, не совместимые со статусом гарантов, посредников и наблюдателей.

— Недавно Конституционный суд Молдавии признал незаконным присутствие российских военных в Приднестровье, квалифицировав их как "оккупантов". Какими могут быть последствия этого решения?

— Своим вердиктом молдавские судьи навесили ярлык "оккупантов" на российских военных, а значит, и на миротворцев, остановивших кровавый конфликт 1992 года. Более того, Конституционный суд постановил, что власти Молдавии обязаны применять для защиты территориальной целостности любые меры вплоть до военных. Подобные решения не только серьезно осложняют наши отношения, но и создают юридические предпосылки для дальнейших попыток слома действующей под эгидой России миротворческой операции.

Мы считаем российских миротворцев единственной надежной гарантией стабильности в регионе. Поэтому любые провокационные выпады подобного рода являются игрой с огнем. Это особенно опасно сегодня, когда усиливающееся давление на Приднестровье прямо угрожает дестабилизацией.

— В 2015 году Украина заблокировала снабжение российских миротворцев в Приднестровье. Недавно президент Вадим Красносельский заявил, что молдавская сторона также чинит препятствия контингенту Вооруженных сил РФ. В каких условиях сегодня осуществляется ротация и снабжение российских "голубых касок"?

— Последние годы много делается, чтобы осложнить функционирование миротворческой операции на Днестре, и в Кишиневе также прикладывают к этому руку. Молдавские силовики систематически чинят различные препятствия ротации российского миротворческого контингента. Военные из РФ, направляющиеся к месту службы в Приднестровье, постоянно сталкиваются с запретами на въезд в Молдавию, психологическим давлением. Вопиющий случай произошел 12 мая, когда у российского миротворца после необоснованного досмотра в аэропорту Кишинева изъяли приднестровские награды без составления протокола.

Эти действия идут вразрез с механизмами и правовыми рамками функционирования миротворческой операции. Их цель — навязать Москве некий дискриминационный согласовательный порядок ротации военнослужащих, а в перспективе добиться поэтапного выдавливания российского присутствия. Со своей стороны Приднестровье делает все возможное для того, чтобы обеспечить российский миротворческий контингент необходимыми ресурсами.

— В Тирасполе обвиняют Киев и Кишинев в намерении организовать блокаду Приднестровья. На чем основаны ваши опасения и какие контрмеры намерено принять руководство республики?

— Решения по установлению совместного контроля над границей Приднестровья — это завершающая часть блокадной стратегии соседних государств, которая реализуется с 2006 года. Мы считаем, что решение о совместном контроле грубо нарушает многочисленные соглашения, которые были достигнуты ранее на переговорах с участием посредников, а также сами базовые принципы ведения переговоров. Это односторонняя мера, которая осуществляется без учета позиции Приднестровья.

Через пункт пропуска "Кучурган" в Приднестровье поступает около 75% товарного импорта, включая продовольствие и лекарства. Распространение на это окно молдавской юрисдикции ставит под угрозу снабжение республики, подрывает сферу индивидуального предпринимательства и грозит другими негативными последствиями. По предварительным подсчетам, потери экономики республики составят не менее $40 млн, под ударом окажется личная безопасность и свобода передвижения наших граждан. Появление молдавских силовиков в непосредственной близости от мест дислокации военных Приднестровья там, где нет разделяющих стороны российских миротворцев, грозит обострением конфликта и угрожает региональной стабильности. Как еще одну меру давления расцениваем недавнее решение Украины о запрете транзита в Приднестровье подлежащих ветеринарному контролю грузов, которые не были предварительно согласованы с Молдавией.

В рамках рабочего визита в республику посол по особым поручениям МИД РФ Сергей Губарев отметил, что Россия не оставит без внимания складывающуюся ситуацию. Со своей стороны мы проинформировали об этих проблемах всех участников формата "пять плюс два" и направили Молдавии свои предложения, которые могут способствовать оперативному урегулированию обстановки. Разумеется, одновременно прорабатываются другие механизмы реагирования на угрозы.

Беседовал Вениамин Демидецкий

ТАСС

image beaconimage beaconimage beacon