Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Глава Росмолодежи: мы должны создавать возможности для самореализации молодых людей

Логотип ТАСС ТАСС 02.06.2017 ТАСС

В этом году в России пройдет Всемирный фестиваль молодежи и студентов, на который соберутся гости из 150 стран. О подготовке к этому масштабному событию, направлениях молодежной стратегии в РФ и участии молодежи в политической жизни страны в интервью ТАСС на Петербургском международном экономическом форуме рассказал глава Росмолодежи Александр Бугаев

Александр Вячеславович, вы были назначены на пост главы Росмолодежи в марте. Какие основные задачи ставились перед вами при назначении, что вы сами определяете для себя как задачи минимум и максимум?

— Перед Федеральным агентством по делам молодежи и нашим государством они очень четко обозначены в Основах государственной молодежной политики до 2025 года. Главная цель реализации государственной молодежной политики — создать возможности для максимальной самореализации молодых людей в нашей стране.

На самом деле для этого работает не только федеральное агентство, а целый комплекс государственных органов, которые осуществляют государственную молодежную политику, поскольку молодежь — это же такая возрастная группа, такая категория населения, которая есть везде, в любой отрасли, в любом направлении. Именно поэтому любое министерство, ведомство, общественная структура так или иначе осуществляют молодежную политику.

— Уже достаточно давно идут разговоры о разработке закона "О молодежной политике". Когда он может появиться, что нужно сделать для того, чтобы этот документ как можно быстрее был принят? Росмолодежь может подключиться к этой работе?

— Когда говорят о необходимости создания того или иного закона, мы, прежде всего, должны понимать, что закон ради закона для какой-то категории населения, молодежи в нашем случае, не интересен. Молодежи ведь совершенно все равно, каким нормативно-правовым актом регулируются те направления работы, которые улучшают ее жизнь.

Поэтому мне кажется, что тут есть два пути. Можно заниматься подготовкой отдельного законодательного акта, но тут важно понимать, что рамочный нормативный документ — это не совсем то, к чему мы должны стремиться. Если закон будет наполнен конкретными изменениями для молодежи — понятными, нужными и важными простому молодому человеку, вот это будет правильная история.

Есть другой путь — вносить изменения в существующие государственные акты. Например, закон "О государственной поддержке молодежных и детских объединений, некоммерческих организаций". Можно вносить изменения туда, думать об этом, облегчать возможность получения такой государственной поддержки. Тут важно понять, что эффективнее.

И тот, и другой путь имеют место быть. Поэтому, когда сейчас широко дискутируется вопрос необходимости написания такого профильного закона, всегда нужно помнить, что закон, с моей точки зрения, пишется прежде всего не для органов исполнительной власти, не ради того, чтобы написать или принять закон, а ради того, чтобы улучшить жизнь конкретной категории населения.

— Так какой же путь более эффективен?

— Мне кажется, что эффективным является тот путь, который максимально быстро и точно приводит нас к цели. Мы сейчас активно взаимодействий с профильным комитетом Государственной думы по внесению изменений в закон "О государственной поддержке некоммерческих объединений и организаций", вносим туда свои предложения.

Речь идет о том, что сейчас в реестр государственной поддержки, оперированием которого занимается Федеральное агентство по делам молодежи, мы можем только включить организацию, соответствующую требованиям, а исключить не можем. А есть организации, которые так или иначе утратили связь или просто перестали вести свою деятельность. С одной стороны, нам необходим механизм, с помощью которого мы могли бы регулировать этот процесс. С другой стороны, необходимо, с нашей точки зрения, разработать предложение по облегчению попадания общероссийских, даже, наверное, надо подумать о межрегиональных общественных организациях в этот реестр, который позволяет нам как федеральному агентству более эффективно оказывать им помощь и поддержку в том или ином направлении работы.

— Расскажите о перспективах принятия госпрограммы "Молодежь России"

— Это собирательное название — госпрограмма. Сейчас деятельность федерального агентства осуществляется в рамках нескольких госпрограмм, прежде всего это программа "Патриотическое воспитание граждан РФ".

Что касается госпрограммы "Молодежь России", то нам представляется возможным создание такой программы. И даже имеются определенные наработки по тому же принципу, по которому в свое время создавалась госпрограмма патриотического воспитания, для того, чтобы не увеличивать затраты на эту программу федерального бюджета, потому что, как бы это ни звучало пафосно, государственные деньги мы обязаны экономить.

Что касается необходимости программы, у нас есть понимание, что такая программа нужна, она нужна для того, чтобы элементарно сейчас понять общий объем средств и мероприятий, проводимых разными ведомственными структурами в области молодежной политики. Таких мероприятий очень много, это очень качественные мероприятия, и мы считаем, что такая программа помогла бы консолидировать этот ряд событийный.

— Сколько таких мероприятий планируется?

— Очень много, они проводятся разными структурами. Я могу говорить только за Федеральное агентство по делам молодежи.

Это наша форумная кампания. В этом году более 160 крупных мероприятий запланировано в рамках нашей деятельности на различных направлениях. И некоторые из них — это вообще очень крупные события, например, помощь в организации XIX фестиваля молодежи и студентов, который в этом году пройдет в Сочи.

— Вы ранее говорили о том, что в каждом регионе должен быть специальный орган по работе с молодежью…

— Нам бы этого хотелось.

— Реально ли этого достичь в этом году или в следующем?

— Мне кажется, это очень неправильный подход — говорить, когда реально это сделать, в следующем году или в каком-то другом. Российская Федерация именно потому и федерация, что большое количество полномочий органов исполнительной власти регионального значения — это зона их ведения. И тут абсолютным правом региона является определять, какой состав и структура органов будет на их территории.

Чего хотелось нам? Сейчас ситуация обстоит следующим образом. У нас есть некоторое количество отдельных министерств и ведомств на территориях (18 на данный момент). Эта цифра постоянно изменяется, это очень живой процесс. В остальных случаях функции по работе с молодежью распределены между различными министерствами и ведомствами региональными: образования, спорта, иных направлений органов власти.

В том году федеральное агентство подготовило методические рекомендации, которые мы направили в регионы для того, чтобы обратить внимание региональных властей на эту дисбалансировку, с нашей точки зрения. В этих рекомендациях мы просим по возможности (понимая, что очень разная экономическая ситуация сейчас в наших субъектах) либо создать отдельный орган, либо имеющийся переподчинить министерству образования или структурам, отвечающим за образовательный процесс. Это облегчило бы общую координацию работы в области реализации государственной молодежной политики.

Сейчас, к сожалению, это не так, и это длительный исторический процесс. В этом году отрасли молодежной политики в нашей стране исполняется 25 лет, и в течение всего этого периода ситуация в том или ином виде сохраняется. Когда и в какой форме удастся ее изменить — я не берусь сказать.

Федеральное агентство совершенно точно координирует работу всех органов исполнительной власти, реализующих государственную молодежную политику на территории Российской Федерации в любой их уставной форме, будь это отдельные ведомства или структурные подразделения того или иного органа исполнительной власти. И мы дальше будем это делать.

— Сколько регионов откликнулись на эту инициативу?

— Сейчас действуют 18 отдельных структур и 21 — это ведомства в ведении структур образования. Мы просим о том, чтобы поднять статус работников молодежной политики, статус такого органа. В частности, если нет возможности создать отдельную структуру, то хотя бы закрепить профильного заместителя министра за курированием этого направления, который бы отвечал за эту работу. К сожалению, далеко не везде это так. Есть субъекты федерации, где этой работой занимаются структурные подразделения уровня сектора или отдела. Поэтому нам представляется, что для выстраивания правильной структуры это необходимо.

— Росмолодежь регулярно проводит грантовые конкурсы, достаточно большие суммы выделяются. Кто может претендовать на эти гранты, будет ли меняться в будущем грантовая политика? Может быть, появятся какие-то новые направления? На что пойдут эти деньги?

— Это очень живой процесс. В этом году на грунтовую поддержку в тот или иной форме федеральное агентство выделяет 379 млн руб., из которых 43,5 млн — это субсидии как раз в рамках государственной программы патриотического воспитания граждан, 250 млн — это деньги, выделяемые в рамках всероссийского конкурса молодежных проектов.

Это гранты, распределяющиеся на федеральных, окружных молодежных форумах, причем это очень открытая система с публичной защитой. И гранты, выделяемые в рамках интернет-отбора, который у нас ежегодно проходит. В этом плане федеральное агентство является, наверное, одним из немногих органов исполнительной власти, которое оказывает грунтовую поддержку в том числе физическим лицам в возрасте от 18 до 30 лет. Это очень важно, потому что молодые люди далеко не всегда объединяются в какие-то организации, некоммерческие организации, а проектов много, и интересных проектов.

Глава Росмолодежи: мы должны создавать возможности для самореализации молодых людей © Юрий Смитюк/ТАСС Глава Росмолодежи: мы должны создавать возможности для самореализации молодых людей

Совершенно отдельная тематика — грантовый конкурс Северо-Кавказского окружного форума "Машук". Там это порядка 83 млн руб. И нам представляется, что это тоже правильно, потому что Северный Кавказ и развитие молодежи Северного Кавказа — одно из стратегических направлений, с которым тоже мы работаем.

— Как вы относитесь к участию молодежи в различных политических акциях? Появлялись сообщения о задержании молодых людей в рамках таких акций. На ваш взгляд, нормально ли это? Какие методы должны применяться по отношению к молодым людям, которые хотят проявить свою политическую позицию?

— Тут надо четко разделять две вещи, как нам представляется.

Я лично как гражданин и федеральное агентство как государственная организация категорически против втягивания школьников, несовершеннолетних в политику. Политикой должен заниматься совершеннолетний человек, которому исполнилось 18 лет, который имеет право голоса, право выбора, и вправе сам определять свое политическое пристрастие, то или иное.

Если говорить о второй составляющей — о совершеннолетних молодых людях — то любая политическая активность, которая, подчеркиваю, не противоречит закону, должна иметь место быть. Молодой человек может быть политически активным, может быть неактивным, ему может быть все равно — это его право как гражданина. Но главное здесь — чтобы полностью соблюдалось законодательство Российской Федерации, потому что соблюдение законов — это именно то, что делает нас гражданами.

Продолжая эту тему… Эксперты считают, что одной из ключевых задач на президентскую избирательную кампанию станет как раз приведение на избирательные участки молодежи, которая традиционно является самой инертной электоральной группой.

— То, что делает нас гражданином, — это право выбора, которое у нас есть и которым мы должны воспользоваться для того, чтобы потом никто не мог нам сказать, что кто-то этот выбор сделал за нас. Поэтому участие в выборах как акт гражданской воли — это, наверное, одна из основополагающих историй. И никакой принципиальной разницы между молодым или немолодым человеком здесь не может быть. Здесь мы оперируем совершенно другим понятием — понятием гражданина.

— А кто должен политически воспитывать молодежь? Это должны делать школы в рамках уроков обществознания, или это должно быть СМИ, какие-то передачи по телевидению?

— С моей точки зрения очень некорректная формулировка "политически воспитывать молодого человека". Мы должны создавать возможности для саморазвития, самореализации, доносить информацию обо всем том позитивном и правильном, хорошем, что делается в Российской Федерации для возможностей саморазвития молодых людей.

— Мы — это кто?

— Это широкий круг: и органы исполнительной власти, и депутатский корпус на всех уровнях, и общественный некоммерческий сектор.

Подчеркну, молодежная политика — очень межведомственная история, которая располагается на стыке очень многих интересов и вещей. Прежде всего это вещи, связанные с гражданским обществом, потому что именно гражданское общество, наши некоммерческие организации, крупные общероссийские организации, студенческие объединения, как формальные, так и неформальные — это те структуры, которые прежде всего формируют отношение молодого человека к жизни и окружающей его действительности.

— Вы затронули тему фестиваля молодежи и студентов, который пройдет в этом году. Как идет подготовка к нему?

— Это событие, которое, мягко скажем, носит нерядовой характер. 20 тысяч молодых людей, из которых 10 тысяч — это представители иностранных государств, 150 стран, приедут в Россию, в Сочи, Москву, еще в целый ряд городов и регионов нашей страны для того, чтобы встретиться, обменяться опытом с молодыми россиянами, поговорить о чем-то.

И это мероприятие, которое имеет очень серьезный синергетический эффект. Оно формирующее. Причем как формирующее мнение о нашей стране среди молодежи других государств, точно так же формирующее у нас мнение о молодежи других государств, формирующее неформальные связи. Его значение переоценить очень сложно.

Два таких фестиваля в нашей стране уже было. И то, что сейчас XIX фестиваль пройдет у нас, мне кажется, это очень здорово. А федеральные агентства, организаторы, комитет, дирекция, национальный подготовительный комитет, который создан и работает в нашей стране, сделают все для того, чтобы это мероприятие было интересным. Как раньше любили говорить, стильным, модным и молодежным, потому что это тоже важно. Важна форма подачи информации, подачи мероприятия, чтобы это было ярко, понятно и здорово.

— А что конкретно готовится?

— Приезжайте и все увидите.

— Обязательно. Тогда поговорим о другом мероприятии — это форум "Итуруп". Каковы его перспективы, может быть, поменяется площадка мероприятия? И в целом, что нового нас ожидает в этом году на форумной кампании?

— Форумная кампания, которая в эти дни стартовала в нашей стране, состоит из форумов нескольких уровней. Это федеральные форумные площадки, окружные, региональные, очень много муниципального уровня форумов проводится. По данным статистического наблюдения, в прошлом году в форумах приняло участие порядка 350 тысяч молодых людей. Интерес к форумам очень большой. Например, при отборе на форум "Территория смыслов" конкурс пять или шесть человек на место, как в очень приличный вуз.

Что касается форума "Итуруп", то его не будет по чисто техническим причинам. На следующий год совершенно однозначно крупный федеральный форум в Дальневосточном регионе состоится.

Хочется отметить, что в этом году на территории Хабаровского края проходит окружной форум, он проходит там традиционно — это форум "Амур". Мы оказываем всяческую помощь и поддержку в проведении этого мероприятия, потому что Дальний Восток — это территория стратегического развития нашей страны.

Площадка форума "Итуруп" всегда объединяла неравнодушных ребят, ребят с научным складом ума, и мы сделаем все, чтобы в следующем году большой форум на Дальнем Востоке состоялся. Может быть, не на острове Итуруп непосредственно, может быть, перенесем эту площадку на территорию континентальной России на Дальнем Востоке, может быть, подумаем переместить на Сахалин, но обязательно такой форум проведем.

— Действительно, проводится очень много различных форумов, мероприятий, но есть ощущение, что все равно сейчас молодежь более открыто дискутирует в информационном пространстве, интернете. А как вы считаете, где все-таки высказывается больше интересных идей, где молодежь более активна? И насколько востребованы сейчас форумы, если у нас основное общение перенесено в интернет?

— Мне кажется, форумы востребованы. Я сейчас сказал о конкурсе на участие в форуме "Территория смыслов". Сам по себе этот конкурс говорит о востребованности форумной кампании.

Вы совершенно правы, действительно молодежь переместилась в социальные сети, в интернет, и работа там — совершенно отдельный блок, отдельное направление и нашей деятельности, и деятельности любых образовательных органов, и иных организаций, работающих с молодежью. Не работать там нельзя, потому что там наша целевая аудитория.

Но если мы возвращаемся к форумной кампании, то она преследует совершенно иную цель. Это про самореализацию, про талантливую молодежь. И, приезжая на форум, молодой человек имеет возможность пообщаться со своими сверстниками, с интересными людьми, спикерами, которых бы он, может, и не увидел в своем регионе. Он имеет возможность получить эти знания, вернуться назад и рассказать об этом. Это основная цель форумной кампании.

Для нас форум — это не отдых, не развлекательное мероприятие, а образовательное мероприятие. Приезжая туда, молодой человек — мы все говорим об этом, предупреждаем об этом, когда отбираем его на это мероприятие — понимает, что он едет учиться. Это продолжение образования, просто в другой форме и в летний период.

Беседовала Кристина Сулима

ТАСС

image beaconimage beaconimage beacon