Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Деньги на бочку!

Логотип Газета.Ru Газета.Ru 29.06.2017 Андрей Тимофеев
Почему за кредиты МВФ приходится расплачиваться будущим © Shutterstock Почему за кредиты МВФ приходится расплачиваться будущим

В ближайшем будущем Киев получит нового «соглядатая» от Международного валютного фонда (МВФ): у нынешнего — Жерома Ваше — истекает срок полномочий. Глобально, конечно, это ничего не изменит, потому как политика этой организации определяется вовсе не региональными представителями. Однако это повод вспомнить, какие отношения связывают Украину и Международный валютный фонд.

Когда и сколько брали

Украина сотрудничала с МВФ при всех президентах. Но характер сотрудничества был разным. Кредиты брали и в пору президентства Виктора Януковиче ($3,4 млрд), однако без постраничного перечня «реформ». Поэтому к 2013 году контакты c фондом плавно сошли на нет. Сотрудничество возобновилось в 2014-м по банальной причине: золотовалютные резервы (ЗВР) Украины сокращались вместе с падением поступлений от экспорта в Россию. Новое правительство Украины в апреле 2014-го призвало на помощь МВФ с программой SBA (Stand-by Agreement — типовое соглашение для решения краткосрочных проблем с платежным балансом). Соглашение предполагало выделение около $17 млрд в течение двух лет. По этому соглашению Украина успела получить в сумме $4,6 млрд. Но затем программу свернули. Объяснялось все просто. SBA, доступным языком, — это «быстро получить и быстро вернуть». SBA обычно действует до двух лет, еще столько же дается на возврат кредита. Но уже к концу 2014 года стало очевидно, что проблемы Украины не краткосрочные, а системные, и предполагают перестройку всей экономической модели. Поэтому в начале 2015-го правительство Арсения Яценюка договорилось с МВФ о смене SBA на EFF (Extended Fund Facility) — более длительной и более денежной. «Из всех источников, вместе взятых, общий пакет финансовой помощи составит около $40 млрд за четырехлетний период», – заявила тогда глава МВФ Кристин Лагард. Сотрудничество, впрочем, нельзя сказать, что «кипит». С августа 2015 года (тогда был получен транш в $1,7 млрд) — пауза более чем на год, до сентября 2016-го. Последний миллиард поступил только вот-вот — в апреле 2017 года, после жесточайших торгов. Следующий транш ожидали получить в июне, однако уже очевидно, что он отложен как минимум на начало осени, и то если страна успеет подстроится под требования МВФ. Итого, за более чем половину срока действия программы Украина не получила даже четверти запланированного.

Жить по средствам

МВФ неспроста дает Киеву свои кредиты «порциями». За каждую правительству приходится выполнять определенные условия. С небольшими вариациями они повторяются от страны к стране. Для Украины это были два основных направления действия. Первое. Резкий рост коммунальных тарифов. В валюте он не так заметен, в среднем расходы домохозяйств на оплату коммунальных услуг (КУ) выросли в 2 раза: с $54,5 до $110. Но если считать в гривнах, то с 2014 года тарифы в нацвалюте выросли в 4,5-6 раз, а их доля в расходах домохозяйств — с 8-10% до 34%. По мнению экономистов МВФ, стоимость КУ должна быть рыночной, а собственный газ и уголь стоить столько же, как и импортные ресурсы. Иными словами, правительство должно сократить дотации на энергетическую сферу. Результаты уже есть. Вот уже второй год подряд украинцы вынуждены открывать свои долларовые кубышки. «Как и в прошлом году, мы надеемся, что население будет продолжать дедолларизацию и будет сдавать наличную валюту. Если в прошлом году чистая продажа населением валюты составила $2,5 млрд, то в этом году мы закладываем более консервативные оценки», — заявил директор департамента монетарной политики и экономического анализа Нацбанка Украины (НБУ) Сергей Николайчук. Уже сейчас можно говорить, что его прогноз не сбылся. Чистая продажа за январь-май — $1,135 млрд. Второе. Еще одним требованием стало оздоровление банковской системы. Сегодня уже никто не скажет, можно ли было сделать это аккуратнее. В результате реформ количество банков на Украине уменьшилось с более чем 180 до 90. По оценке, данной президентом Ассоциации защиты банков Екатериной Назимко в августе прошлого года, совокупно сгорели вклады на сумму в 160 млрд гривен. Половина — безвозвратно, так как принадлежали юрлицам или превышали гарантированный максимум в 200 тыс. гривен. Отдельно нужно упомянуть национализацию «Приватбанка», крупнейшего частного банка на Украине, в конце 2016 года. С ним нельзя было поступить как с прочими: 40% депозитов хранится именно в «Привате», вместе с ним рухнуло бы все — и банковская система, и экономика. Поэтому государству пришлось его купить. Операция по спасению финансового монстра началась в конце 2016-го и продолжается до сих пор. К настоящему моменту она стоила государству, ни много ни мало, 186 млрд гривен ($7,15 млрд, то есть почти вся сумму, полученную от МВФ с 2015 года). И совсем не факт, что это конец, ведь почти одновременно с решением о вливании в банк очередных 38 млрд гривен ($1,5 млрд) появилась новость о том, что глава «Приватбанка» подал заявление об отставке. Миллиарды, о которых идет речь — облигации внутреннего государственного займа (ОВГЗ), выпускаемые на 15-17 летний срок. Частью в гривне, частью с привязкой к курсу доллара Сколько именно государство заплатит по ним — пока неясно, однако навскидку — не менее $10 млрд. Грядущие реформы

Тарифы и выкуп банка — выполненные требования, но не единственные из тех, что устанавливал МВФ. Некоторые условия Украина пока не выполнила. Во-первых, масштабной и последней распродажи государственной собственности. Главная проблема — это не продажа сама по себе, а время, выбранное для приватизации. В текущих условиях получить рыночную цену за активы попросту невозможно. Но в МВФ отказываются ждать улучшения ситуации и в меморандумах ставят четкие сроки: например, «выставить на продажу Одесский припортовый завод (ОПЗ) к 30 июня 2017 года». Если Украина этого не выполняет, то не получает денег. Во-вторых, проведение пенсионной реформы. Ее согласовали лишь недавно, в конце весны. Если кратко, то у будущих пенсионеров уже в 2018 году вырастет необходимый для выхода на пенсию страховой стаж — время отчисления единой страховой выплаты (ЕСВ) с дохода, причем сразу с 15 до 25 лет, а затем еще по году каждые 12 месяцев до 2028 года, то есть до 35 лет. Иными словами, уже через несколько лет на Украине появятся либо пенсионеры без пенсий, либо люди, работающие до глубокой старости. Первым хотя бы по новому закону будет положено социальное пособие порядка $25 в месяц.  Звучат и более радикальные предложения. «Нынешняя пенсионная система является несправедливой по отношению к моему поколению, тем, кому за 30 лет, по одной простой причине: мы при нынешней системе не будем иметь никакой пенсии, она нам не будет выплачиваться... Поэтому я готов принять консолидированное решение, чтобы отменить пенсии, но сохранить эти деньги для экономического роста», — такой идеи придерживается Алексей Мушак из фракции «Блок Петра Порошенко», ведущей по числу депутатов партии. А значит, его предложение не стоит сбрасывать со счетов. Пенсионный фонд Украины ежегодно получает деньги из бюджета. Сумма этой ежегодной дотации растет (на сегодняшний день это 100 млрд гривен), поскольку количество плательщиков ЕСВ падает, а пенсионеров становится больше. А из бюджета государство не только дотирует пенсии, но и возвращает кредиты фонду.

Третий момент — земля. Это то немногое, что пока не продали и что имеет ценность. Более того, это главное условие дальнейшего кредитования, однако пока закон о рынке земли не приняли. Такой закон в условиях Украины — довольно парадоксальный: с одной стороны он нужен, с другой — принимать его сейчас нельзя ни в коем случае (чуть более 10% земель на сегодня внесены в земельный кадастр, что, кому и каких границах принадлежит — непонятно). Основная проблема запуска рынка земли сегодня — ее дешевизна. Стоимость 1 га сельскохозяйственной пашни отличается в разы даже в пределах Евросоюза. Потому что гектар в этом случае не только средство производства, но и своего рода допуск к потребителю и право на определенную сумму дотаций. Какой-никакой доступ к рынку ЕС через систему квот у Украины все-таки есть. Правда, никакие мифические фермеры, которым сегодняшнее правительство собирается продавать по 200 га земли в одни руки, реализовать его не смогут, следовательно, земля для них теряет половину своей привлекательности. К тому же для прибыльности сельского хозяйства на Украине нужны крупные стартовые инвестиции, которых не может быть у мелких хозяйств. Спрос на землю, разумеется, будет, и правительство получит за свои 10 млн га очередные деньги от фонда. Но нужно понимать, что это — последний ресурс. Убийцы социального государства

Хуже всего, что Киев и Порошенко, в частности, даже не пытаются как-то противостоять этим требованиям. Правительство рассказывает, как больше полугода убеждало и убедило фонд согласиться со своим вариантом пенсионной реформы, сорваны все сроки, однако принципиальных расхождений во вариантах у украинской власти с МВФ нет.

Тарифами у украинцев уже забрали возможность удешевлять коммунальные услуги за счет собственных энергоносителей. Пенсионная реформа лишит минимального соцобеспечения в старости тех, кому выходить на пенсию спустя 10-20 лет. Рынок земли постепенно поднимет стоимость продуктов на украинском рынке: уже сегодня ассоциации товаропроизводителей просят правительство ограничивать экспорт зерновых, чтобы не взлетели цены на внутреннем рынке. На очереди платная медицина, а затем и платное образование. Осталось только решить, как это сделать: установить доплату за каждый год сверх гарантированного минимума или сделать платными ряд ключевых предметов. В целом, это обычный сценарий банановой республики, которые как раз обычно и становятся получателями «помощи» по программам МВФ. Общеизвестно, что финансовая помощь и сопровождающие их реформы МВФ еще никому не помогли побороть бедность и экономические проблемы. Если бы не одно важное «но». У банановых республик никогда не было энергетического машиностроения, авиа- и космической промышленности, сопоставимых систем здравоохранения и образования. Как не было и рынков для технологической продукции. Все это было у Украины и все это она постепенно теряет. Вместе с каждым новым траншем МВФ.

Газета.ru

image beaconimage beaconimage beacon