Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Директор Библиотеки украинской литературы не хотела быть цензором

Логотип Коммерсантъ Коммерсантъ 29.05.2017 Анастасия Курилова
Бывший директор Библиотеки украинской литературы Наталья Шарина (в центре) © Кристина Кормилицына/Коммерсантъ Бывший директор Библиотеки украинской литературы Наталья Шарина (в центре)

По делу Натальи Шариной гособвинитель попросил пять лет условно

Гособвинитель попросил пять лет условного срока для бывшего директора Библиотеки украинской литературы Натальи Шариной, которая обвиняется в «разжигании ненависти». При этом в речи прокурора прозвучала оценка политической ситуации на Украине, что сторона защиты расценила как подтверждение политических мотивов дела. Подсудимая вину не признала, указав, что следователи требуют от библиотеки выполнять несвойственные функции — цензурировать книги.

В понедельник в Мещанском районном суде Москвы состоялись прения по уголовному делу Натальи Шариной, бывшего директора Библиотеки украинской литературы. Согласно обвинению, она использовала свое служебное положение для возбуждения ненависти и вражды к группе «русские» (п. б ч. 2 ст. 282 УК РФ), для этого она приобрела книги на украинском языке и поместила их для публичного доступа. А позже, когда госпожу Шарину привлекли как обвиняемую, она воспользовалась помощью адвоката, нанятого защищать библиотеку, а затем наняла на работу двух юристов, которые, как считает следствие, не работали, а лишь получали зарплату (ч. 3, 4 ст.160 УК РФ).

Гособвинитель начала с политических заявлений: «На Украине, как известно, существуют два мощных политических течения. Одно, условно говоря, пророссийское, приверженцы которого выступают за тесную связь славянских государств, второе — прозападное, приверженцы которого выступают за тесный союз Украины со странами НАТО в противовес РФ. Приверженцы этого течения в обоснование своих бед выставляют виновной Россию, ее руководителя и народ, которые, по их мнению, на протяжении всей истории не давали им развиваться». В дальнейшем она не пояснила, как особенности политики Украины связаны с делом Натальи Шариной, и поправила адвокатов: «Неправильно говорить, что прокурор подтвердил политические мотивы дела». Сторона защиты прямо говорила, что преследование библиотеки и ее директора — это следствие политической обстановки.

Госпожа Шарина указала, что прокурор на протяжении всего процесса «пытался вменить библиотеке функцию цензора». «Задача библиотеки — опираться только на федеральный список экстремистских материалов. Никто не давал библиотеке прав и обязанностей цензурировать книги»,— заявила госпожа Шарина. Она указала, что последние закупки книг были в 2007 году. После обострения отношений между Россией и Украиной в 2010 году, последующих пикетирований библиотеки и обыска сотрудники библиотеки собрали книги авторов, которые вызвали вопросы у оперативников, и перенесли их в спецхран. Тогда было возбуждено уголовное дело в отношении невыявленных лиц. Управление культуры ЦАО Москвы попросило библиотеку нанять адвоката, который ходил бы с сотрудниками на допросы, защищая имидж учреждения. Тогда же библиотеке была поставлена задача — ввести в штат юриста. Тем не менее представитель библиотеки подал к госпоже Шариной гражданский иск о взыскании ущерба — 2 млн 387 тыс. руб. «Департамент культуры Москвы ко мне претензий не предъявлял,— комментирует госпожа Шарина.— Сейчас библиотека находится в подчинении департамента национальной политики, фонды вывозятся в Библиотеку иностранной литературы, люди, которые иск подали, в библиотеке уже не работают, поэтому они не имеют морального права предъявлять этот иск». Бывший директор подчеркнула, что у нее не было ни мотивов, ни умыслов разжигать межнациональную вражду и что доказательств этого прокурор не предоставил суду.

Судья огласит приговор 1 июня.

Анастасия Курилова

Читайте также:

Коммерсантъ

Коммерсантъ
Коммерсантъ
image beaconimage beaconimage beacon