Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Заместитель министра энергетики: на лампочках можно сэкономить миллиарды

Логотип ТАСС ТАСС 07.06.2017 ТАСС

Россия может заработать миллиарды не только за счет реализации крупных промышленных или инвестиционных проектов, увеличения объемов экспорта нефти, газа и угля, но еще за счет экономии энергоресурсов. Для этого вовсе не обязательно повышать налоги и снижать зарплату бюджетникам — достаточно модернизировать экономику и повысить ее энергоэффективность. Все это позволит России за 5 лет сэкономить порядка 300 тонн топлива, то есть сотни миллиардов рублей.

Заместитель министра энергетики Антон Инюцын в интервью ТАСС в рамках Петербургского международного экономического форума сказал, что львиную долю этих средств российский бюджет может получить из-за запрета ламп накаливания, активного внедрения светодиодного освещения и индивидуальных тепловых пунктов. Также он рассказал о планах обязать застройщиков строить на крупных объектах электрозаправки в крупных городах и о своем желании пересесть на электромобиль.

Антон Юрьевич, в России за последние годы уделяется довольно много внимания теме энергоэффективности. Как вы оцениваете масштабы данной работы?

— Тут нужно понимать, что энергоэффективность — это очень глобальная тема и ей занимается не только Минэнерго России. Если посмотреть на другие сферы: здравоохранение, спорт, образование, промышленность, транспорт — все они тоже должны уделять внимание экономии энергии.

— А по факту еще кто-нибудь кроме Минэнерго занимается этой темой?

— Сейчас да, но 5 лет назад практически ни одна из государственных программ не имела показателей по энергоэффективности, сегодня же они есть в половине.

— Есть ли успехи?

— Если сравнивать с 2010 годом, то нам удалось снизить энергоемкость ВВП на 11%. То есть на тот же экономический результат сейчас мы тратим на 11% меньше энергии.

— Можно ли сказать, что работа над энергоэффективностью приносит дополнительные деньги в российский бюджет?

— Конечно! Во-первых, это происходит за счет экономии средств на оплату топливно-энергетических ресурсов в бюджетной сфере. Например, развитие нормативной базы требований к освещению привело к значительному повышению доли светодиодных ламп. И уже сейчас ежегодная экономия на этом составляет около 4 миллиардов рублей.

Следующий немаловажный фактор — это субсидирование и компенсация оплаты ЖКХ для льготников. В доме с низкой энергоэффективностью идет повышенный расход тепла и электричества, за который платит бюджет. Таким образом, развивая жилой сектор, мы одновременно экономим и повышаем комфортность проживания.

Также важно привлечение частных инвестиций в бюджетный сектор. По оценкам РАЭСКО (Ассоциация энергосервисных компаний), их размер  только в прошлом году составил 7,4 миллиардов рублей, а полученная в результате экономия — свыше 8 миллиардов. В дальнейшем эти суммы будут только расти.

— Сколько удалось сэкономить денег на экономии энергии?

— За прошедшие шесть лет удалось сэкономить примерно 300 млн тонн условного топлива. Чтобы вы оценили масштабы, скажу, что в России годовое потребление составляет около 1 млрд тонн. То есть экономия за 6 лет составила около 30% от всего потребления. Это внушительно.

На ближайшие 5 лет мы можем сэкономить еще 300 млн тонн. Из того потенциала, который мы четко видим, 30% приходится на тепловую генерацию, 23% — жилищно-коммунальное хозяйство и бюджетную сферу, 21% — потребление топлива автотранспортом. Еще 15% дают в сумме агрохимия, цементная промышленность, черная металлургия и транспорт.

— Если эти объемы перевести в рубли, то какую сумму мы можем сэкономить?

— Много. Сотни миллиардов рублей.

Как планировать энергоэффективность

— Вы говорили, что на текущий момент удалось снизить энергоемкость ВВП на 11%, какие дальнейшие планы?

— Сейчас перед нами стоит задача на 40% к 2020 году.

— Какие-то слишком амбициозные планы, учитывая сроки…

— Вы правы, я тоже не уверен, что удастся так скоро достичь 40%. В 2008 году мы опирались на прогнозы министерства экономического развития: рост ВВП, инвестиции, тарифов. Многие вещи поменялись, и нельзя забывать, что наша экономика пережила два кризиса. Если происходит спад инвестиций, то через 1-1,5-2 года это отражается на энергоемкости. Это отложенный эффект, как с демографией. Если у вас рождается меньше детей, то логично, что на бюджет через некоторое время может лечь большее бремя из-за необходимости покрывать дефицит пенсионного фонда.

Естественно, влияют и другие факторы. Некоторые спрашивают: "Почему в КНР, где структура промышленности похожа на Россию, энергоемкость ниже процентов на 25?". Отвечу. Дело в том, что Китай все объекты построил фактически за последние 10-15 лет, а у нас много предприятий, которые требуют дополнительной модернизации.

— На ваш взгляд, повлияли ли санкции ЕС и США на темпы развития энергоэффективности в стране?

— Безусловно, повлияли. Еще в 2015 г. мы отмечали замедление темпа снижения энергоемкости экономики. Это произошло, в первую очередь, из-за спада инвестиций. В ряде отраслей также осложнился доступ к закупкам эффективного импортного оборудования, а создание отечественных аналогов занимает драгоценное время.

— Как вы оцениваете объем инвестиции в повышение энергоэффективности, сохранение энергии? Какая тенденция на рынке — в сторону увеличения или сокращения финансирования?

— Я могу сказать только за ТЭК — в среднем ежегодный объем инвестиций составляет примерно 2-3 трлн рублей. В этом году у нас реализуются довольно большие проекты — поэтому инвестиции, скорее всего, будут на уровне предыдущих лет.

— Как на практике выглядит сохранение энергии? Какие наиболее эффективные способы?

— Это довольно простые вещи. Практически любая модернизация — это инвестиция в энергоэффективность. Капитальный ремонт здания и замена освещения могут снизить потребление электроэнергии и тепла примерно на 30%. Закупка нового, более экономичного оборудования — например локомотива или автомобиля также дают высокий результат. Даже покупка нового холодильника или замена двери и окон в подъезде может в перспективе сэкономить солидную сумму. 

Заместитель министра энергетики: на лампочках можно сэкономить миллиарды © Антон Новодережкин/фотохост-агентство ТАСС Заместитель министра энергетики: на лампочках можно сэкономить миллиарды

— Какие регионы являются передовыми по сохранению энергии? Кто в отстающих?

— Мы ежегодно сравниваем регионы друг с другом. Лидерами в прошлом году были ХМАО, Москва, Санкт-Петербург, Республика Татарстан, Мурманская и Белгородская области, Алтайский край. Аутсайдеры — Свердловская область, Севастополь, Чукотский автономный округ, Магаданская область. Причем размер бюджета здесь не всегда является определяющим фактором — так, Мурманская область, заняла четвертое место, обогнав большинство регионов с лучшими параметрами бюджета.

О нашем и не нашем пути

— Если сравнивать с Европой, то дорогая электроэнергия создает им естественные стимулы для энергосберегающих процессов, так как самим компаниям выгоднее более бережно использовать электроэнергию. Какие стимулы у нас, учитывая, что в России она значительно дешевле?

— Согласен, высокие цены на энергоносители являются одним из главных побуждающих стимулов с точки зрения кошелька человека. Если бензин и электроэнергия дорогая, то ты обязательно будешь смотреть, сколько бензина она потребляет и есть ли у нее гибридный двигатель. То же самое касается бытовой техники.

— И что же тогда нам делать, цены повышать?

— Поднять цены до европейских ради эффективности потребления мы все равно быстро не сможем, это не наш путь.

Если же говорить о выборе потребителя, то нельзя заставить людей покупать то, что они не хотят. Здесь работает естественный ход прогресса — созревают технологии, энергоэффективные продукты становятся более дешевыми, надежными, и потребитель постепенно на них переходит.

Также мы можем выиграть за счет применения новых технологий, где экономия доходит до 20-50%, а значит они выгодны даже при наших ценах. Прежде всего, это переход на светодиодное освещение и использование автоматического погодного регулирования тепловой энергии в зданиях.

По освещению нам за 5 лет удалось сформировать нормативно-правовую базу, которая привела к росту их доли рынка в 10 раз: с 2% до 25-26%. И, самое важное, цена снизилась от трех до пяти раз. 5 лет назад такая лампочка стоила тысячу рублей, сейчас же 100-150 рублей. Наша задача — снизить эту цену еще в два-три раза.

— Тем не менее, обычную лампу накаливания в магазине можно купить менее, чем за 10 рублей. К тому же всегда есть риск, что светодиодная может быстро перегореть из-за скачков напряжения. Какая тогда экономия?

— Да, есть такая проблема. Появляется огромное количество производителей и нужно поддерживать качество. Лампочка должна служить 5-7 лет, а то и больше. Если она перегорает — это полностью дискредитирует идею продвижения светодиодного освещения. Поэтому сейчас сами производители качественной продукции объединяются для того, чтобы единым фронтом выходить на крупные сети. Мы их поддерживаем.

— Как вы считаете, светодиодные лампы когда-нибудь заменят лампы накаливания?

— Обязательно. Мы уже делаем шаги в этом направлении, и уже обязали все госорганизации покупать светодиодные лампочки. С 1 июля — бюджетные учреждения, а с 1 января этого года к ним присоединились все ГУПы и МУПы. Можно сказать, что уже сегодня действует запрет на покупку неэффективных ламп.

Более того нам удалось сформировать обязательное требование довести до 70% долю светодиодных ламп к 2020 году всех регулируемых компаний в России. Также мы внесли нормы по энергопотреблению к источникам света во всех проектах, связанных с уличным освещением.

— Требование обеспечить долю в 70% для светодиодных ламп касается только государственных компаний и учреждений?

— Для государственных учреждений это жесткое требование по всем закупкам. Для регулируемых (не важно, частных или государственных) — требование по 70% светодиодного освещения. Если вы проходите госэкспертизу или экспертизу на региональном уровне, даже если это касается только уличного освещения, вы обязаны закладывать в проекты энергоэффективные источники света.

К тому же с 1 января следующего года заработает обязательное требование по установке индивидуальных тепловых пунктов и светодиодного освещения во всех новых зданиях и многоквартирных домах, которые будут строиться в нашей стране, а также при капитальных ремонтах. Эта мера сэкономит миллиарды рублей.

— Сильно ли отличается эффективность использования энергии в России и Западной Европе? Сможем ли мы когда-нибудь их догнать? Когда это может произойти?

— Если говорить о показателях энергоемкости экономики, то международные эксперты оценивают, что энергоемкость экономики России в среднем вдвое выше, чем энергоемкость стран ОЭСР. Однако эта цифра слишком общая, так как у нас совершенно другие климат, расстояния и отраслевая структура потребления энергии. Поэтому сравнивать энергоемкость России и, например, Швейцарии, не совсем корректно.

Если же говорить о подходах к управлению, то, например, в рейтинге государственного управления в области энергоэффективности, который подготовил Всемирный Банк, Россия находится в группе лидеров, обогнав такие страны, как Финляндия, Швеция, Швейцария и Япония.

О яйце, курице и электромобилях

— Как вы смотрите на перспективы энергосберегающих видов топлива для автомобилей, прежде всего электричества?

— Не скажу, что мы здесь лидеры. Этой темой занимаемся, строим первые заправки. Я вижу вашу улыбку, вы явно сомневаетесь. Думаете, что их сейчас слишком мало?

— Напротив, у "Россетей" амбициозные планы на этот счет. Другой вопрос захотят ли люди пересаживаться на электромобили?

— Здесь очень сложный момент. Что первично: курица или яйцо? Нам нужно стимулировать покупку электромобилей, а потом строить заправочную инфраструктуру, или, наоборот? Наверное, логичнее сначала строить заправки.

— То есть все-таки первично яйцо?

— Для электромобилей получается, что да. Но нужно идти поэтапно и как минимум во все новые проекты в крупных городах включать требование размещать зарядную инфраструктуру для транспорта.

То есть, если строится новый торговый комплекс — его нельзя будет сдать без электрозаправки. Думаю, это реально. По крайней мере на региональном уровне никто не мешает ввести такие требования к строительству.

Это логично, ведь обязательно наступит тот день, когда электромобили будут появляться все больше и больше. Гораздо легче сделать это сейчас, чем потом это все заново сооружать.

— Со стороны Минэнерго будете предлагать эту идею?

— Мы уже предложили Москве, и они сейчас хотят ввести пакет таких требований для всех застройщиков.

 С другими городами общаетесь на эту тему?

— Знаю, что Санкт-Петербург занимается этой темой. Во Владивостоке над этим думают, ведь у них буквально под боком работают наши партнеры в Японии, у которых электротранспорт довольно быстро развивается.

Пока ситуация выглядит следующим образом. Всего по России сейчас работает 120 таких станций, автомобилей около 1000. В Москве сейчас 62 зарядные станции, а в Санкт-Петербурге уже 35. До конца года коллеги хотят довести их число до 155 штук.

В любом случае мы видим, что основная проблема в электромобиле — накопители. Не уверен, что сейчас с нашим климатом эти машины смогут справиться.

— На форумах, конференциях вы очень часто говорите об энергоэффективности, но бережете ли вы энергию у себя в дома, в быту, на работе?

— Да. Как минимум дома у меня везде стоят светодиодные лампы. Если сегодня они существенно дешевле, то почему бы их не купить? Тут даже вопрос не в профиле моей работы — а в банальной логике.

— На электромобиль готовы перейти?

— Я ездил на таком автомобиле, и с точки зрения комфорта езды, как машина набирает скорость, держит дорогу — она это делает даже лучше. Я не чувствовал провалов в двигателе, не было неприятных шумовых эффектов. Плюсов гораздо больше, но нужно дольше заряжать. К тому же пока, на мой взгляд, не до конца продумана тема зарядной инфраструктуры.

— Но если инфраструктура будет?

— С удовольствием бы купил.

ТАСС

image beaconimage beaconimage beacon