Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Засекреченная трагедия «Александра Суворова»

Логотип Комсомольская правда Комсомольская правда 05.06.2017 Комсомольская правда
«Суворов» сразу после катастрофы. Фото: korabley.com © Комсомольская правда «Суворов» сразу после катастрофы. Фото: korabley.com

Сегодня мы представляем новую рубрику, которую будет вести легендарный журналист «Комсомолки» Леонид Репин. Свидетель многих событий истории, он напомнит нам о том, как это было...

Шел 1983 год. Седьмого июня я вернулся из экспедиции в Каракумы и уже дома предвкушал радость душа, очищающего после жара пустыни, когда раздался телефонный звонок.

Главный редактор. Надо немедленно ехать в редакцию, взяв необходимое для командировки. Геннадий Николаевич Селезнев поднялся навстречу из-за стола и молча протянул листок с сообщением ТАСС: «5 июня с. г. на Волге, вблизи г. Ульяновска, произошла авария пассажирского теплохода «Александр Суворов», повлекшая за собой человеческие жертвы...»

Через час я был во «Внуково», а еще через час летел в Ульяновск.

Город меж тем был закрыт: с вокзала и из аэропорта пропускали только родственников пассажиров «Суворова». Обстановка, вокруг царящая, напоминала атмосферу осажденного города. Стояла удручающая тишина. Не звучало радио, не слышались громкие голоса. Веяло страшной, внезапной бедой...

Только по крохам, добытым от разных людей, удавалось частично восстановить события - от хирурга, почти сутки не выходившего из операционной, от молодого лейтенанта милиции, тоже бог знает сколько простоявшего в оцеплении, но все-таки что-то увидевшего, от студентов, которых направили сколачивать гробы, от шоферов «Скорой» и такси.

Я чувствовал себя подпольщиком. Я видел тела погибших в той невероятной катастрофе, говорил с измученными непомерной усталостью врачами, обычными людьми, работавшими на своих машинах как шоферы «Скорой».

Теплоход шел в Москву против течения Волги. На борту 330 пассажиров с билетами и, как установило следствие, неизвестное количество безбилетников. Кроме того, 50 членов команды и еще 35 работников камбуза и официантов. Прямо по курсу - мост в Ульяновске длиной около 2200 метров - главная железнодорожная артерия, связывающая европейскую часть страны с Сибирью. Под этим мостом «Суворов» ходил множество раз.

Вечер 5 июня. На часах - 22.45. С теплохода доносится музыка, и он на полной скорости движется к мосту, на который влетает тяжелый поезд.

Береговая диспетчерская служба в ужасе видит, что «Суворов» направляется прямо в непроходимый шестой пролет моста... Все мыслимые способы о предупреждении стремительно приближающейся катастрофы не возымели действия. Теплоход на полном ходу врубается в мост, и стальной настил словно ножом гильотины срезает всю верхнюю палубу. А там - кинозал, забитый до отказа: люди собрались посмотреть по телевизору детектив «Возвращение «Святого Луки». Несколько вагонов поезда от удара опрокидываются, и на судно сыплются бревна, мелкий уголь.

Сколько погибло людей, и сейчас сказать невозможно: считается, что 176 человек. Точнее установить не удалось: многих размазало по палубе...

Причин катастрофы было несколько. По отдельности они, возможно, и не вели к трагедии, но, сложившись, неминуемо к ней влекли. Первая: халатность вахтенного штурмана. Нашлись свидетели, видевшие, как тот перед встречей с мостом увлеченно читал детектив. Вторая: халатность рулевого. Третья: на мосту не зажгли сигнальных огней. Четвертая: на шестом пролете, через который «Суворов» по своим габаритам никак пройти не мог, стояла будка путевого обходчика, напоминавшая очертаниями сигнальный щит, обозначавший судоходный пролет. И я бы назвал еще причину: в команде судна гудел праздник - у поварихи раскручивался день рождения. Ее поздравили по громкой связи - и покатилось...

Штурман и рулевой «Суворова» погибли на месте. Капитана Клейменова, отдыхавшего в каюте после вахты, прямо из постели удар выбросил в реку. Суд приговорил его к десяти годам лишения свободы, он отсидел шесть, вернулся разрушенным, больным человеком и вскоре умер от инфаркта. До последней минуты его мучил кошмар того дня.

Из Ульяновска, героически боровшегося с бедой, меня решением КГБ выслали (спасибо - домой). И только через 15 лет я смог с подробностями обо всем рассказать в «Комсомолке» - 16 мая 1998 года.

Комсомольская правда

Комсомольская правда
Комсомольская правда
image beaconimage beaconimage beacon