Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Зацифрованные надежды

Логотип Деловой Петербург Деловой Петербург 05.06.2017 Жанна Журавлева zhanna.zhuravleva@dp.ru

Казалось бы, после президентской речи про цифровую экономику (а это те рынки, где добавленная стоимость создается с помощью IT) представители IT–бизнеса должны были чувствовать себя королями ПМЭФ. Но традиционный IT–завтрак, который ежегодно устраивают на форуме ранним субботним утром, не почтил присутствием ни один делегат от Минкомсвязи. Последние годы эту встречу не игнорировал глава ведомства Николай Никифоров.

В отсутствие министерских деятелей концепцию правительственной программы цифровой экономики вкратце изложил Леонид Осипов, замначальника экспертного управления администрации президента. Суть, по его словам, в следующем. Есть три уровня. Верхний — уровень рынков, то есть взаимодействие между поставщиками и потребителями. Второй уровень — межотраслевые технологии (анализ больших данных, искусственный интеллект, виртуальная реальность, нейросети и т. д.). Третий уровень — условия, необходимые для развития технологий и появления новых рынков. Этот уровень связан с регуляторикой, IT–инфраструктурой (каналы передачи данных, центры обработки данных и т. д.), кадровым обеспечением, информационной безопасностью. Так вот, правительственная программа посвящена в первую очередь второму и третьему уровням.

По словам Осипова, в госпрограмме описаны цели и задачи по восьми направлениям: нормативное регулирование, "кадры–образование", исследования и разработки, "управление–инфраструктура", информационная безопасность и три блока, которые касаются секторов экономики, — госуправление, умный город, здравоохранение.

Программа рассчитана до 2024 года (то есть до конца следующего президентского срока), а сейчас "надо будет разработать конкретный трехлетний план", где будут ответственные исполнители и финансовое обеспечение.

Неведомое

На форуме постоянно произносились слова, что мы вступили на terra incognita. И пока на одной дискуссии обсуждали, как обезопасить себя от восстания роботов, на другой путались в определениях злободневного "блокчейна".

На IT–завтраке Екатерина Солнцева, вице–президент по развитию бизнеса, ABBYY, отметила: "Мы впервые пытаемся массово применить на благо экономики передовые, совсем передовые технологии", и констатировала, что пока еще "отсутствует устойчивое экспертное сообщество".

С чего явно все начнется — это регуляторика. Новые правовые нормы вроде бы необходимы: например, надо назначить того, кто будет нести ответственность за автомобиль–беспилотник. Надо разрешить торговать большими данными, добавляет Кирилл Варламов, директор Фонда развития интернет–инициатив. И определиться с положением мобильной медицины: может, стоит включать ее в программу госстрахования, как в США, говорит Кирилл Филиппов, гендиректор группы компаний SPB TV.

Но регуляторика в нашей стране обычно выливается либо в цензуру, либо в монстров типа законов Яровой, руководствуясь которыми "можно собрать абсолютно немыслимое количество мусора", а не нужные данные, как сказал Александр Галицкий, основатель Almaz Capital.

Следующий вопрос — финансирование изменений. Как сказал Дмитрий Песков, директор направления "Молодые профессионалы" Агентства стратегических инициатив по продвижению новых проектов (АСИ), "президент поддержал часть плана, связанную с созданием новых венчурных фондов".

Речь идет о создании системы корпоративных венчурных фондов в стране. С одной стороны, заметил гендиректор Российской венчурной компании (РВК) Александр Повалко, "это способ для госкорпораций "сконцентрироваться, выделить из своего большого бюрократического аппарата специальную машину по поиску интересных технологий, быстрой их проверке, обкатке и при необходимости имплементации себе".

С другой стороны, подчеркнул Повалко, ресурсы могут быть стянуты под узкие задачи корпорации. И хуже — будет "высоко искушение дать задание менеджменту подотчетного корпоративного фонда на поддержку вполне конкретных проектов".

При этом выгоды в данном случае все–таки перевешивают риски, считает глава РВК.

Измерять в олигархах

"Любому человеку, который хочет что–то сделать, нужен доступ к капиталу, — сказал Александр Галицкий, — и, если говорить о хардверных разработках (компьютерное "железо". — Ред.), то даже не к венчурному, а к долговому капиталу, который должен дать ему возможность развиваться. У нас этой системы вообще не существует".

По словам Галицкого, "государство может еще долго с закромов вытягивать копейки" на развитие чего–нибудь, вопрос в другом — поверит ли в это развитие частный инвестор.

"Когда мы измеряем успехи цифровой экономики, надо измерять, насколько олигархи поверили в то, что этот бизнес может приносить им заработок", — заключил Александр Галицкий.

Более того, в перспективы, связанные с цифровым "государственным порывом" (по выражению Дмитрия Пескова), могут не верить и сами бизнесмены.

"Если те, кто сидит сегодня за столами, не включатся, не поверят и не захотят полноценно взаимодействовать, — сказал Дмитрий Песков, — то у нас появится оцифрованный бардак, большие мусорные данные, блокчейн–чиновники и венчурные шарашки под эгидами госкорпораций".

Деловой Петербург

Деловой Петербург
Деловой Петербург
image beaconimage beaconimage beacon