Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Зло где–то рядом. "Эксперимент "Офис" режиссера Грега Маклина

Логотип Деловой Петербург Деловой Петербург 14.07.2017 Андрей Архангельский
© Кинопоиск

Каждому работнику международной некоммерческой корпорации "Белко" вживляют в голову отслеживающее устройство — чтобы в случае чего быстро найти и оказать помощь (офис находится в Колумбии, в Боготе); по той же причине окна и двери офиса могут быть мгновенно зашторены огромными пуленепробиваемыми листами. Однако, как это часто бывает, то, что служит надежной защитой, оборачивается смертельной угрозой. Однажды сотрудники оказываются заблокированными в офисном здании, а по громкой связи некий Голос объявляет правила смертельной игры на выживание: чтобы остаться в живых, нужно уничтожить 30 коллег, иначе чип, встроенный в голову, уничтожит каждого (он, оказывается, работает как взрывное устройство). Работники офиса предсказуемо разделяются на две группы: одна пытается найти мирный выход из ситуации, вторая выполняет команды Голоса.

"Фильм про офисный планктон, все люди — крысы, в реальности так бы себя и вели" — это, как можно судить по комментариям, типичная реакция на фильм. Она в целом соответствует доминирующей сегодня у нас морали, согласно которой все худшее в человеке рассматривается в качестве нормы.

Фильм отталкивающий — из–за количества крови и насилия, его даже называют фильмом ужасов; но по сути это о том, как короток путь от цивилизации к варварству; всего за каких–то 8 часов люди превращаются в зверей. Авторы буквально воссоздают ситуацию гетто, а затем ситуацию Освенцима — и наконец возвращают героев в первичное состояние человечества — состояние войны всех против всех (по Гоббсу, это мир архаики, который предшествовал первому общественному договору).

В том же фильме с помощью скудных диалогов героев нам наскоро напоминают основные моральные постулаты человечества, а также основные утопии, оправдывающие насилие теми или иными высшими принципами — или попросту во имя выживания.

Также мы быстро убеждаемся, что никакая мораль не невинна: насилие против невинных оборачивается справедливой ненавистью к насильникам, порождая мотив наказания насильников; то есть все равно все заканчивается насилием. В результате мораль фильма не "добро побеждает зло", а "проблема насилия неразрешима".

Однако именно неразрешимость этой проблемы должна заставить зрителя мучительно над ней размышлять. Именно этот итог фильма и можно считать "хорошим результатом" — хотя бы потому, что фильм буквально заставляет задуматься над проблемой зла.

Радикальность фильма можно оправдать эмоциональной глухотой современного человека: теперь, чтобы достучаться до него, приходится идти на крайние меры эмоционального воздействия.

Остается ли, однако, в фильме место для этической рефлексии?.. Тут у меня большие сомнения, поскольку ближе к концу он превращается в Duck Shooter, остаться рационально мыслящим при этом крайне сложно — примерно как сложно остаться психически здоровым, слушая отечественную медиапропаганду.

Можно ли извлечь из катастрофы этический опыт? Возможно ли в аду остаться человеком, сохранить человеческое достоинство? Этим вопросом часто задаются исследователи холокоста, и фильм демонстрирует, насколько это сложно.

Напоминание об ужасном считается сегодня лучшим средством против повторения зла — и в этом смысле фильм работает примерно так же, как мемориалы на месте бывших лагерей смерти: как предупреждение.

Деловой Петербург

Деловой Петербург
Деловой Петербург
image beaconimage beaconimage beacon