Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Игорь Бутман: российский джаз скоро выйдет на мировой уровень

Логотип ТАСС ТАСС 27.06.2017 ТАСС

Игорь Бутман: российский джаз скоро выйдет на мировой уровень © Антон Новодережкин/ТАСС Игорь Бутман: российский джаз скоро выйдет на мировой уровень Главный российский джазмен, саксофонист Игорь Бутман, и его Московский джазовый оркестр сейчас находятся на экваторе своего североамериканского турне. Позади аншлаговые выступления в американском Рочестере и Оттаве. Впереди еще три концерта в Канаде на фестивалях, после чего музыканты вернутся в Россию и после короткой паузы возобновят джазовые сейшены. 

Ваш оркестр выступил в Оттаве, а впереди еще три канадских города. В этом туре у вас было всего два выступления в США, но запланировано четыре концерта в Канаде. С чем это связано? Канадские любители джаза "распробовали" Московский джазовый оркестр Игоря Бутмана?

— В Рочестере мы были в прошлом году, мы там очень удачно выступили, и нас попросили вернуться и в этом году. Также мы были в прошлом году и на джазовом фестивале в Оттаве. Мы рады, что нас позвали еще раз в канадскую столицу. Даже концертный директор, который нас пригласил в Оттаву, сегодня на концерте заострил внимание на том, что они редко приглашают оркестры два раза подряд, а нас позвали. Наверное, мы понравились местной публике, да и у нас было желание вернуться сюда. Потом мы поедем в Торонто, где еще не были, впервые посетим Эдмонтон и Саскатун. Я думаю, что мы получили приглашение из этих канадских городов после нашего удачного выступления в Оттаве, пошли какие-то слухи, сарафанное радио заработало. Мне кажется, что многие фестивали хотели бы пригласить наш оркестр, но не все могут себе это позволить. Я делаю все, мы делаем все, чтобы у нас была возможность приехать на такие крупные фестивали, поэтому мы ищем поддержку и государственную, и правительства Москвы, и наших друзей-меценатов, которые считают большим делом, когда мы можем выступить в Северной Америке.

 Недавно вы играли на Кубе, теперь тур по Северной Америке. В следующем году вас снова ждать на американских континентах? Есть ли здесь такие города, где вы еще не выступали, но очень бы хотели отыграть концерт?

— В следующем году в январе мы будем неделю выступать в Линкольн-центре в Нью-Йорке, затем у нас запланирован концерт в Кеннеди-центре в Вашингтоне. Скорее всего, у нас будет концерт во Флориде в Палм-Бич, но мы будем пытаться выступить и в Майами, сейчас идет работа над этим. Есть еще планы посетить Бостон.

А где мы не играли? У нас было мало выступлений на Западном побережье США. Мы выступали в Сиэтле несколько лет назад, у нас была совместная программа с Юрием Башметом (альтист, дирижер. — Прим. ТАСС).

Мы были в Лос-Анджелесе и Сан-Франциско, но хотели бы туда еще вернуться. Мы также играли в Техасе, но не были в Фениксе, в Атланте, никогда не играли в Лас-Вегасе. Но вообще, если мы даже будем ездить в одни и те же города, ничего страшного. Например, в Нью-Йорке живут много замечательных музыкантов, высочайших профессионалов, и если мы там получаем приглашение на выступление, то это говорит о том, что мы имеем место быть в джазовом мире, и нам это очень приятно.

Традиционно уже главным джазовым событием июля в Москве станут "Джазовые сезоны в Ленинских Горках". Вновь в них примет участие ваша протеже, 13-летняя Ярослава Симонова (девочка с ограниченными возможностями зрения, талантливая пианистка и вокалистка. — Прим. ТАСС), и еще много молодых талантливых артистов, в том числе уникальный пианист и вокалист Олег Аккуратов (с рождения страдает амаврозом — полной слепотой. —Прим. ТАСС), который благодаря вам уже стал достаточно популярным музыкантом и сейчас выступает вместе с вашим оркестром. Каких молодых талантов вы представите публике в этот раз?

— Во-первых, мы представим музыкантов, играющих в нашем оркестре, молодых и талантливых. Например, сегодня блестяще играл Илья Морозов (альт-саксофон. — Прим. ТАСС). Есть такая молодая певица Алина Ростоцкая, которая работает на стыке джаза по-русски, пишет свои стихи, делает очень интересные обработки. Выступит опять Ярослава Симонова, у нее уже свой проект. Будет трио Лебедев, Ревнюк, Кравцов (Евгений Лебедев — рояль, Антон Ревнюк — бас, Игнат Кравцов — ударные. — Прим. ТАСС). Эти ребята ищут что-то новое, экспериментируют, но делают это со вкусом и талантливо. Я всегда смотрю на молодежь, мне интересно их слушать, молодые люди у нас очень талантливые. Они очень похожи на меня в молодости, мне с ними интересно в каком-то смысле даже соперничать, но и давать им дорогу, черпать от них энергию, потому что я действительно восхищаюсь талантами и считаю, что я не могу не поддержать талант, который делает это не ради успеха, а отдан музыке на 150%.

—​ В августе в Сочи уже в восьмой раз пройдет джазовый фестиваль Игоря Бутмана. В этом году вы решили провести ребрендинг, переименовав его из "Акваджаз" в Sochi Jazz Festival. Чем продиктовано такое решение?

— Дело в том, что, когда мы придумали название "Акваджаз", мы хотели проводить этот фестиваль в Туапсе в аквапарке. Потом через какое-то время мы поменяли место его проведения, но оставили название. Мне кажется, что мы немножко себя лимитируем, ограничиваем этим названием, потому что нам хочется, чтобы это был главный джазовый фестиваль Сочи. Мы решили изменить название, чтобы привлечь больше людей, презентовать сам город Сочи. "Акваджаз" — это же вода-джаз, а вода может быть где угодно, в Геленджике, Новороссийске, Ялте, Одессе и Стамбуле — там, где есть вода. А Sochi Jazz Festival может быть только в Сочи.

26 августа состоится второй музыкальный фестиваль Skolkovo Jazz, который вы запустили в прошлом году (Бутман является музыкальным продюсером. —Прим. ТАСС). Теперь он называется Skolkovo Jazz Science. Чем продиктована смена названия? Как восприняли новый фестиваль ваши коллеги-музыканты?

— Все коллеги, которых я знаю, радуются тому, что в России появляется большой интерес к джазу. Почему это произошло? Появились талантливые российские музыканты, которых не надо привозить из-за рубежа, то есть это очень выгодно финансово. С другой стороны, искусство получает высшее проявление от местных артистов. У нас и в прошлом году были Тиль Бреннер (трубач), Тони Момрель (соул-певец) и другие интересные зарубежные музыканты, но основную ношу несли российские музыканты — это наш оркестр, Олег Аккуратов и другие.

Для нас это очень важно. Чем больше таких фестивалей, тем больше эта музыка будет звучать и тем больше будет настоящих джазовых фестивалей. Не таких фестивалей, где хедлайнеры — Борис Гребенщиков или Нино Катамадзе, которая к джазу имеет посредственное отношение, а именно джазовых фестивалей, где артисты действительно импровизируют, каждый раз придумывая что-то новое. Но мы и требуем от наших музыкантов высочайшего исполнительского мастерства, мы задаем такую планку, что к ней многие должны стремиться.

Почему Skolkovo Jazz Science? "Сколково" было изобретено не для того, чтобы там проходили джазовые фестивали, а чтобы там наука развивалась и современные технологии. Первый фестиваль настолько хорошо получился, что было решено как-то связать науку и джаз в "Сколково". Наши партнеры из "Сколково" нам это предложили, и мы согласились. 

В прошлом году мы беседовали с вами примерно в это же время и, рассказывая о новом фестивале в "Сколково", вы тогда заявили, что российскому джазу вполне по силам "быть в первых рядах, а может, даже стать лидером наравне с американцами". Вы не поменяли своего мнения, российский джаз за этот год сделал шаг вперед или, может быть, даже прорыв?

— Сегодня играл наш саксофонист Илья Морозов. В нем столько опыта, столько молодости, столько в хорошем смысле юмора и свободы, что через какое-то время, я думаю, музыканты такого типа действительно будут задавать моду. У нас играет тромбонист Сергей Долженков, и впервые в этом туре мы решили использовать электронику с тромбоном. Это неожиданно, ведь у нас традиционный джаз-оркестр, и вдруг электроника. Нам это пришло в голову совершенно спонтанно во время репетиции концерта в Рочестере. Сергей взял с собой свою электронику, а где применять ее, не знал, но неожиданно мы решили ее использовать в композиции "Ночь в Тунисе" (произведение американского джазмена Диззи Гиллеспи. — Прим. ТАСС). Мы будем и дальше придумывать что-то новое.

Сейчас я стал директором Государственного училища духового искусства (Москва), которое мы хотим через какое-то время сделать академией джаза. Мы должны найти и привлечь таланты, потому что есть много очень интересных музыкантов. Например, если взять такую передачу "Синяя птица" на телеканале "Россия", то там представлено огромное количество талантливых детей семи-восьми лет, которые играют джаз на рояле, на саксофоне. Все это вызывает у меня в хорошем смысле веру в то, что я сказал вам в прошлом году, это действительно так. Я не изменил своего мнения, а только еще больше в нем убедился. Мы приблизились к мировому уровню. Сегодня даже наш оркестр играет лучше, чем в прошлом году. Мы добавили пару новых саксофонистов — это Антон Чекуров и Даниил Никитин. И они внесли уже свою лепту, у них меньше цинизма, а в глазах больше энтузиазма. Российский джаз уже очень скоро выйдет на мировой уровень. 

Беседовал Даниил Студнев

More from TACC

image beaconimage beaconimage beacon