Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Катару угрожает газовая блокада

Логотип Газета.Ru Газета.Ru 06.06.2017 Алексей Топалов
Эксперты считают, что разрыв отношений с Катаром инспирировала Саудовская Аравия из-за конкуренции © Shutterstock Эксперты считают, что разрыв отношений с Катаром инспирировала Саудовская Аравия из-за конкуренции

Оказавшийся из-за дипломатического скандала в центре внимания Катар является одним из крупнейших игроков на газовом рынке. Ситуация может угрожать поставкам газа из этой страны, но до боевых действий, по словам экспертов, дело не дойдет: в этом никто не заинтересован. Главными интересантами в сложившейся ситуации являются Саудовская Аравия и США.

Конфликт Катара с соседями может отразиться на мировом газовом рынке. Ведь Катар – крупнейший экспортер газа после России. По итогам прошлого года газовые поставки эмирата за рубеж составили около 125 млрд кубометров, у РФ – 180 млрд кубов. Большую часть своего газа (110 млрд кубов) Катар экспортирует в сжиженном виде (Катар - крупнейший производитель СПГ в мире), транспортируя морем на газовозах. Крупнейшими потребителями катарского газа являются Япония, Южная Корея, Китай и Великобритания. Англичане за свои деньги даже построили в Катаре завод по сжижению газа, 100% продукции которого сами же и закупают. Еще 15 млрд кубометров идет по трубопроводу Dolphin в Объединенные арабские эмираты, которые вошли в число стран, разорвавших отношения с Катаром (в их числе, в частности, Саудовская Аравия, Бахрейн, Египет, Йемен и Ливия). Претензии к Катару заключаются в том, что страна, по мнению соседей, проводит дестабилизирующую политику и поддерживает экстремистскую идеологию и группировки, действующие в регионе. «Учитывая психологию ближневосточных лидеров, они даже в случае прямого военного конфликта готовы торговать с противником всем, вплоть до оружия, – говорит гендиректор генидректор «ИнфоТэк-Терминал» Рустам Танкаев. – Так что ОАЭ как закупали катарский газ, так и продолжат закупать». Блокировать же выход Катара к морю никто не сможет – Ормузский пролив контролируется Ираном, который сейчас играет на стороне Катара. Глава компании Argus в России и странах СНГ Вячеслав Мищенко напоминает, что навигация в проливе не ограничивалась даже во время конфликта с Ираном, так что морские терминалы Катара функционируют в обычном режиме, и вряд ли ситуация изменится в худшую сторону. «Никто из потенциальных участников не заинтересован в эскалации конфликта, начале боевых действий, – говорит Мищенко. – Регион является одним из ключевых в мире в плане добычи углеводородов, и все страны там живут только за счет этой добычи и экспорта». Глава East European Gas Analysis Михаил Корчемкин отмечает, что если возникнет намёк на сложности с СПГ, все крупные азиатские страны (Китай, Индия, Япония, Корея, Пакистан) начнут оказывать давление на Саудовскую Аравию для смягчения конфликта. Кстати, по сообщениям зарубежных СМИ, Катар уже заверил своего главного партнера по торговле газом, Японию, в бесперебойности поставок. Интересантами в случае обострения конфликта могут оказаться Россия и США. Катарский газ поступает и на рынки Европы, где традиционно доминирует «Газпром», доля которого превышает 30%. Но, по словам Рустама Танкаева, объемы поставок из Катара столь незначительны, а потери при поставках – из-за неудобного транспортного коридора – столь высоки, что катарский газ не способен конкурировать с российским. Что же касается Соединенных Штатов, то у них избыток газа весьма невелик. «А из-за больших расстояний транспортировки и затрат на сжижение/регазификацию СПГ, поставки которого ведет Америка, также проигрывает в плане конкуренции», – говорит Танкаев. Тем не менее, по одной из версий, именно США инспирировали разрыв дипломатических отношений с Катаром. Поводом для этого стал недавний визит американского президента Дональда Трампа в Саудовскую Аравию.

Америка в первую очередь недовольна сближением Катара с Ираном, комментирует первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. «Если Барак Обама действовал осторожно, то для администрации Трампа Иран с его атомной программой – враг номер один, несмотря на все заявления иранцев о том, что программа носит исключительно мирный характер». За разрывом же отношений с Катаром, по мнению Макаркина, стоит Саудовская Аравия. Связано это не только с катарско-иранскими партнерскими отношениями, но, в большей степени, с конкуренцией между Катаром и Саудовской Аравией. Речь идет о том, что в Египте, Сирии и Ливии саудиты и катарцы делали ставки на противоборствующие силы, а в Йемене Катар заподозрили в двойной игре.

Газета.ru

image beaconimage beaconimage beacon