Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Катар выходит из окружения

Логотип Коммерсантъ Коммерсантъ 14.06.2017 Сергей Строкань, Руслан Сулейманов
Эмир Катара Тамим бен Хамад Аль Тани (справа) заручился поддержкой одного из ключевых игроков на Ближнем Востоке — президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана (слева) © Yasin Bulbul, Presidential Press Service, Pool/AP Эмир Катара Тамим бен Хамад Аль Тани (справа) заручился поддержкой одного из ключевых игроков на Ближнем Востоке — президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана (слева)

Подвергшийся изоляции эмират формирует собственную коалицию в исламском мире

В кампании беспрецедентного давления на Катар, начатой 5 июня Саудовской Аравией и ее союзниками, наметился перелом. В эмират с визитом вчера отправился глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу. Поездка началась вскоре после того, как с резкой критикой изоляции Дохи выступил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Поддерживать антикатарскую коалицию отказалось и еще несколько ключевых стран региона. На этом фоне Саудовская Аравия и Египет, задающие тон в кампании против Дохи, были вынуждены ослабить давление на эмират.

Президент Эрдоган идет на помощь

Через полторы недели после того, как в Персидском заливе разразился острейший дипломатический кризис, который оставил былых союзников по разные стороны баррикад, оказавшийся в изоляции Катар получил недвусмысленную поддержку со стороны сразу двух ключевых игроков ближневосточного региона — Турции и Ирака.

Прибывший вчера с визитом в Доху глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу встретится со своим катарским коллегой Мухаммедом бен Абделем Рахманом Аль Тани и эмиром страны шейхом Тамимом бен Хамадом Аль Тани. Затем, по данным местных СМИ, он отправится на переговоры в Саудовскую Аравию.

Напомним, что эта страна стала одним из главных инициаторов дипломатического демарша, к которому в той или иной степени уже присоединилось более десяти арабских стран. Одни государства разорвали дипломатические отношения с Катаром, другие заявили о понижении уровня дипотношений. Поводом для демарша стало появившееся на сайте агентства новостей Катара заявление от имени эмира Тамима бен Хамада Аль Тани о необходимости сближения с шиитским Ираном — главным геополитическим противником суннитских монархий Персидского залива.

Накануне визита Мевлюта Чавушоглу в Доху президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган взял на себя роль главного защитника Дохи. Выступая перед членами правящей Партии справедливости и развития (ПСР), он предупредил инициаторов блокады об опасности такой политики, чреватой далеко идущими последствиями. «Изоляция Катара — это смертельная ошибка, противоречащая исламским ценностям»,— заявил господин Эрдоган. «Катар занял самую решительную позицию против действующей в Турции террористической организации “Исламское государство” (запрещена в РФ.— “Ъ”). Гонения на Катар путем развязанной против него кампании ни к чему хорошему не приведут»,— добавил он. По мнению главы турецкого государства, в сложившейся ситуации «король Саудовской Аравии как лидер государств Персидского залива должен урегулировать кризис».

Таким образом, крайне напряженные отношения Турции с Ираном, сохраняющим почти союзнические отношения с Катаром, не помешали Анкаре оказаться в одном лагере с Тегераном. При этом президент Эрдоган не только вступился за попавший в изоляцию эмират, но и поддержал его делом. На прошлой неделе он подписал закон о размещении в Катаре турецкого воинского контингента «для поддержания стабильности в регионе».

Деятельность Анкары по урегулированию ситуации обусловлена тем, что кризис вокруг Катара грозит ударить по самой Турции, в частности создать новые очаги дестабилизации и снизить ее влияние на Ближнем Востоке.

Кто за Доху?

Заявление президента Эрдогана, попытавшегося перехватить инициативу у сформировавшейся против Катара международной коалиции, совпало по времени с высказываниями на эту же тему иракского премьера Хайдера аль-Абади. Он выразил мнение, что карательные меры против эмирата бьют не по его руководству, а по народу. Изначально Багдад занимал нейтральную позицию в конфликте вокруг Катара, пытаясь оставаться над схваткой. Однако в итоге руководство страны, судя по всему, решило занять позицию, аналогичную турецкой. Играть против эмирата также не желают Кувейт, Оман, Марокко и Иордания.

Профессор факультета истории, политологии и права РГГУ Григорий Косач пояснил “Ъ”, что «у Катара есть рычаги воздействия на те страны, в которых существуют мощные организации, представляющие исламистское движение “Братья-мусульмане” (запрещено в РФ.— “Ъ”)». «В Иордании члены движения представлены в парламенте. А в Турции правящая Партия справедливости и развития восходит к “Братьям-мусульманам” своими корнями»,— отметил собеседник “Ъ”. Тем временем тунисский политолог Юсеф Шериф заверил “Ъ”, что «турецко-марокканское взаимодействие вкупе с усилиями Омана и Кувейта могут оказать позитивное воздействие на урегулирование нынешнего кризиса».

Формирующая группа поддержки Катара не ограничивается странами Ближнего Востока. Так, в Южной Азии одним из первых о нежелании разрывать дипотношения с Катаром заявил премьер-министр Пакистана Наваз Шариф.

Наконец, обрести столь необходимую ему поддержку Катар может и в Европе. «Европейские импортеры катарских углеводородов не желают ухудшения ситуации в регионе и уже призывают к скорейшему разрешению конфликта. Все это говорит о том, что вокруг Катара начинает складываться альтернативная коалиция, способная на равных противостоять Саудовской Аравии и ее союзникам»,— резюмирует Григорий Косач.

Развитие международной ситуации вокруг Катара показывает, что инициаторы его блокады уже начали давать задний ход, понимая: полностью изолировать эмират им все равно не удастся. Примечательное заявление сделал в среду в Вашингтоне на совместной пресс-конференции с госсекретарем США Рексом Тиллерсоном глава МИД Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр. «Технически это не блокада. Мы разрешили беспрепятственное перемещение из страны в страну, и готовы предоставить Катару продовольствие и медикаменты, если потребуется»,— попытался охладить накал страстей глава саудовской дипломатии.

В схожем ключе начал действовать и другой инициатор блокады — Каир. Министр гражданской авиации Египта Шериф Фатхи сообщил, что его страна снимает ограничения для катарских авиакомпаний на использование своего воздушного пространства. А египетский президент Абдель Фаттах ас-Сиси вчера в интервью немецкой радиостанции Deutschlandfunk заявил, что дипломатический кризис вокруг Катара не должен перерасти в войну, а в регион необходимо вернуть стабильность.

Сергей Строкань, Руслан Сулейманов

Читайте также:

Коммерсантъ

Коммерсантъ
Коммерсантъ
image beaconimage beaconimage beacon