Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Квартирный допрос

Логотип Lenta.ru Lenta.ru 05.06.2017

Следователи арестовали 23 объекта недвижимости в Москве, Йошкар-Оле и Анапе в рамках антикоррупционного расследования в отношении Леонида Маркелова, возглавлявшего 16 лет республику Марий Эл. Чиновник оказался далеко не бедным человеком — арестованное имущество оценивается в более чем один миллиард рублей. Обеспечительные меры наложены как на имущество, оформленное непосредственно на Маркелова, так и на собственность, по мнению следствия, формально числящуюся за его родными и близкими. Решение властей постоянно оспаривается в судах. Что на самом деле за душой у чиновника, выясняла «Лента.ру».

Лицо без жилищных проблем

Басманный суд Москвы 20 апреля по ходатайству следователя арестовал три объекта недвижимости, принадлежащего Леониду Маркелову, обвиняемому в получении взятки в 235 миллионов рублей. Под обеспечительными мерами оказалось и имущество Татьяны Ивановны Маркеловой: 20 объектов недвижимости. 72- летняя женщина была второй женой отца Маркелова — Игоря Ивановича, который в 1972 году оставил 9-летнего Леонида с матерью Галиной Федоровной Хазовой. Судебное решение об аресте имущества общей стоимостью более одного миллиарда рублей оспорили адвокат Маркеловых Сергей Севрук и Генпрокуратура.

В конце мая Мосгорсуд рассмотрел жалобу защиты и апелляционное представление надзорного ведомства.

Адвокат бывшего главы Марий Эл настаивал на снятии обеспечительных мер с имущества, которые он считает незаконными.

Сергей Севрук заявил судьям, что штрафные санкции по статье 290 УК РФ («Получение взятки»), которая вменена бывшему главе Марий Эл, не могут превышать 500 миллионов рублей, а арестованное имущество оценивается на сумму более одного миллиарда рублей. В ответ на это замечание следователь заявил, что расследование находится пока только на первом этапе, а поскольку ситуация на рынке недвижимости очень динамичная, то к концу следствия стоимость этих объектов может упасть.

Впрочем, адвокат привел кадастровую стоимость только одной квартиры на Смоленском бульваре в Москве, принадлежащую Татьяне Маркеловой, в 109 миллионов рублей. Других документов об оценке имущества он не предъявил.

Стоит отметить, что защитники настаивали на снятии ареста именно с ее недвижимости, а не самого чиновника.

На Леонида Маркелова записаны квартира в Йошкар-Оле и два домика в республике Марий Эл. Эта недвижимость, которую он декларировал, когда руководил регионом.

Остальное имущество записано на вторую жену отца, но, как считает следствие, «фактически» принадлежит бывшему главе Марий Эл. Среди арестованных объектов недвижимости упомянутая выше квартира на Смоленском бульваре, еще одна на Цветном бульваре, административное здание на улице Машкова дом 9 в Басманном районе столицы и еще две квартиры в Анапе.

© Предоставлено: Rambler Internet Holding LLC

На заседании в Мосгорсуде судья Ольга Кривоусова поинтересовалась у адвокатов, почему сама хозяйка не явилась похлопотать о своем добре. Защитники объяснили, что не желает их подзащитная ходить по судам.

А вот бывший глава Марий Эл очень хотел высказаться, но не получилось. Как объяснила судья, обвиняемого не доставили из СИЗО по техническим причинам. На самом деле, сейчас подследственных не привозят в суды. Их участие виртуально — по видеоконференцсвязи.

«У них барахлит система видеоконференцсвязи. Она сломалась и это называется "не доставлен по техническим причинам"», — рассказал «Ленте.ру» один из участников слушаний.

Близкий человек как статус

Следователь предоставил суду протокол допроса Татьяны Маркеловой от 11 мая. При этом он пояснил, что ее нельзя считать мачехой, потому что мать Леонида Маркелова была жива, когда его отец женился на Татьяне Ивановне. Она на допросе тоже говорит об этом.

У нее нет родных детей, поэтому всю жизнь женщина относилась к Леониду как к родному человеку, говорит Татьяна Маркелова следователю. Она считает его очень близким человеком. По ее словам, в 2011 году она написала завещание, в котором все свое имущество оставляет Леониду Маркелову.

Вдова отца, согласно Уголовно-процессуальному кодексу, относится к так называемым «близким лицам» — неродственникам, которым жизнь и здоровье обвиняемого «дороги в силу сложившихся личных отношений».

Адвокат Севрук утверждал, что арестованное имущество принадлежит именно Татьяне Ивановне.

«Она была замужем за чиновником Минсельхоза СССР (был начальником главка), он занимался предпринимательской деятельностью, она тоже занималась предпринимательской деятельностью. Она была участником нескольких хозяйствующих субъектов, которые вели предпринимательскую деятельность. Она добросовестно платила налоги с этой недвижимости», — заявил защитник, объясняя, что у нее были свои средства, чтобы приобрести все это имущество.

В отличие от Татьяны Ивановны, бывшая жена бывшего главы Марий Эл Ирина Константиновна не так хорошо отзывается о Леониде Маркелове. На слушаниях был вкратце оглашен протокол ее допроса.

Они развелись в 2012 году, у них двое детей 2000 и 2003 годов рождения.

Оказалось, что на них то чиновник ничего не записал. Прочитав документ, судья, не вдаваясь в подробности, лишь указала, что бывшая жена рассказала о Маркелове «нелицеприятные сведения».

© Предоставлено: Rambler Internet Holding LLC

Запрет на сделки

Басманный суд арестовал имущество Леонида Маркелова на весь период следствия, а на имущество его родственницы обеспечительные меры были наложены до 12 июля.

Генпрокуратура просила Мосгорсуд признать, что 20 объектов Татьяны Ивановны фактически принадлежат чиновнику. Это позволило бы держать под арестом это имущество до завершения расследования. Однако судья не пошла на поводу надзорного ведомства. Тем не менее, Мосгорсуд подкорректировал решение нижестоящего суда, запретив Маркеловым распоряжаться арестованным имуществом.

После 12 июля следователям вновь придется идти в Басманный суд и просить о продлении срока обеспечительных мер на недвижимость Татьяны Маркеловой, при этом им нужно будет предоставить доказательства.

«Вся эта ситуация показывает, что чиновники выбирают варианты: или записать все на жену и развестись с ней, чтобы это имущество не фигурировало в декларации, но тут есть риск, что имущество уйдет вместе с женой. Или использовать другие возможности, чтобы увести это имущество из публичной огласки, поскольку оно явно не соответствует их зарплате. И вот теперь судебная власть не хочет помогать следствию и говорит: ищите доказательства реальные, что эта Татьяна Ивановна —- подставное лицо», — считает юрист Екатерина Заподинская.

Как правило, арестованное имущество после обвинительного приговора конфискуется в пользу государства, если будет доказано, что оно было приобретено на преступные доходы. Но в случае с бывшим губернатором Сахалинской области Александром Хорошавиным прокуратура не стала дожидаться окончания расследования уголовного дела о получении им взяток на 500 миллионов рублей и последующего рассмотрения в суде. В рамках закона о противодействию коррупции замгенпрокурора обратился в суд с иском о конфискации имущества на сумму 1,8 миллиарда рублей, законность получения которого не доказана, и выиграл дело. Хорошавин и его семья дошли до Верховного суд, пытаясь вернуть свое добро, но безуспешно.

Высшая судебная инстанция отказала им в пересмотре, тем самым, подтвердив законность расширительного толкования антикоррупционного законодательства: государство может конфисковать собственность не только самого чиновника, но и его близких родственников, пишет журнал Forbes. По мнению издания, суды своими решениями также расширили перечень имущества, подлежащего конфискации. Если по закону государство может изъять недвижимость, транспортные средства, ценные бумаги, акции, то суды включили сюда еще и движимое имущество и денежные средства.

© Предоставлено: Rambler Internet Holding LLC

Эксперты, опрошенные изданием опасаются, что эта практика может коснуться не только чиновников, но и предпринимателей. В качестве наглядного примера приводится дело «Сенаторов против "Альфа-банка"». В оплату долга бизнесмена Александра Сенаторова было продано имущество нескольких компаний. Несмотря на то, что юридически оно не было его собственностью, суды признали, что фактически это так.

Собственно чего и добивалась Генпрокуратура по делу Леонида Маркелова относительно собственности его «неродственницы».

По данным следствия, глава Марий Эл получил через доверенное лицо Наталию Кожанову от учредителя фабрики «Акашевская» Николая Криваша более 235 миллионов рублей в качестве взятки за покровительство и содействие в выплате средств государственной поддержки на развитие сельскохозяйственного комплекса.

Маркелова задержали 13 апреля, через неделю после того как он ушел в отставку с поста главы региона. Он «уже 16 лет в Марий Эл и хотел бы поменять место работы», пояснил президент Владимир Путин 6 апреля и предложил временно возглавить республику бывшему заместителю полпреда в Приволжском федеральном округе Александру Евстифееву.

14 апреля Басманный суд арестовал Маркелова и его предполагаемую сообщницу Кожанову. Предприниматель Криваш объявлен в международный розыск. Его адвокат заявил, что он лечится в Израиле.

© Фото: glava12.ru / ZUMA Press / Globallookpress.com

Lenta.ru

image beaconimage beaconimage beacon