Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Книгу Тесака прочитали в новой редакции

Логотип Коммерсантъ Коммерсантъ 07.06.2017 Алексей Соковнин

Гособвинение запросило для националиста длительный срок

В Бабушкинском суде Москвы начались прения по делу десяти участников экстремистской молодежной группировки "Оккупай-наркофиляй" и лидера запрещенного националистического движения "Реструкт" Максима Марцинкевича (Тесака). По версии следствия, подсудимые совершали нападения на продавцов курительных смесей в Москве, один из которых был забит до смерти. Прокурор попросил для участников группировки от трех лет четырех месяцев до 10 лет колонии, а для Максима Марцинкевича, обвиняемого в соучастии в одном из нападений, а также разжигании межнациональной розни в своей книге "Реструкт",— к 11,5 года колонии.

Этот процесс начался в сентябре 2016 года. Выступая вчера в суде, прокурор напомнил, что девять участников "Оккупай-наркофиляя" в 2013-2014 годах совершили не менее девяти нападений на продавцов запрещенных курительных смесей, в ходе одного из которых в июне 2014 года погиб выходец из Азербайджана Заур Алышев. С учетом того, что молодчики отбирали у торговцев деньги и сотовые телефоны, прокурор попросил признать часть подсудимых виновными в разбое (ст. 162 УК РФ) и хулиганстве (ч. 2 ст. 213 УК РФ), а тех, кто был причастен к гибели Заура Алышева, еще и в "нанесении тяжких телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего" (ч. 2 ст. 111 УК РФ). В итоге участников группировки "Оккупай-наркофиляй" государственный обвинитель попросил приговорить к лишению свободы на сроки от трех лет четырех месяцев до 10 лет колонии общего режима.

Максиму Марцинкевичу, участвовавшему только в одном нападении, в ходе которого был также избит торговец "спайсами", прокурор предложил назначить наказание в виде 11,5 года колонии. Дело в том, что Тесак обвиняется и по ст. 282 УК РФ в связи с публикацией в интернете собственной книги "Реструкт", которая, по мнению экспертов, содержит "психологические и лингвистические признаки возбуждения национальной и религиозной розни".

В свою очередь, адвокаты просили либо оправдать подзащитных, либо наказать их только за хулиганство. При этом защитники указывали, что на большинстве опубликованных видеозаписей, которые участники нападений сами выкладывали в интернете, не было видно эпизодов разбоя, следовательно, потерпевшие, по мнению адвокатов, оговаривают подсудимых.

Адвокат Сергей Аредаков, защищающий Максима Марцинкевича, отметил, что его подзащитный вообще не имел отношения к сообществу "Оккупай-наркофиляй". "Мой подзащитный, отбывающий пятилетний срок за разжигание розни (Тесак был осужден в августе 2014 года.— "Ъ"), был причастен к другой организации — "Оккупай-педофиляй",— пояснил господин Аредаков.— А участники "наркофиляя" лишь попросили его принять участие в одном из нападений для поднятия престижа антинаркотического движения". При этом, отметил защитник, все обвинение против Тесака основано на показаниях потерпевшего Хамидуло Мухтарова, которые, по мнению господина Аредакова, доверия не вызывают. "Этот Хамидуло Мухтаров, по материалам дела, был за неоднократные нарушения закона выслан из России,— заявил господин Аредаков.— Но следователь добилась его возвращения в нашу страну и за разрешение дальнейшего проживания в России уговорила его дать показания на Марцинкевича, которые тот и написал под диктовку".

Обвинение же по 282-й статье УК, по мнению защитника, и вовсе противозаконно. "На момент публикации книги "Реструкт" действовала старая редакция ст. 282 УК РФ, срок давности по которой не превышал двух лет,— пояснил Сергей Аредаков.— Поэтому, я считаю, что в данной части дело надо прекращать. Однако поскольку книгу Марцинкевича до сих пор можно прочесть в интернете, прокурор решил, что это "длящееся преступление", срок давности по которому значения не имеет".

Алексей Соковнин

Читайте также:

Коммерсантъ

Коммерсантъ
Коммерсантъ
image beaconimage beaconimage beacon