Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Комиссар Совета Европы присоединился к «иностранным агентам» в ЕСПЧ

Логотип Коммерсантъ Коммерсантъ 26.05.2017 Анна Пушкарская, Санкт-Петербург
Комиссар Совета Европы по правам человека Нилс Муйжниекс © Владислав Содель/Коммерсантъ Комиссар Совета Европы по правам человека Нилс Муйжниекс

Нилс Муйжниекс вступил в дело НКО против России

Комиссар по правам человека Совета Европы (СЕ) Нилс Муйжниекс вступил в дело 61 НКО—«иностранных агентов», коммуницированное Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ) российским властям 29 марта. По мнению комиссара, «Россия должна пересмотреть свой подход к НКО — они партнеры правительства и не представляют угрозу для суверенитета страны». Минюст РФ ведет работу над формированием позиции по этим делам, исходя из того, что обжалованные заявителями действия были законны.

О том, что комиссар по правам человека СЕ Нилс Муйжниекс примет участие в деле «иностранных агентов» «”Экозащита” и другие против России» в качестве третьей стороны, заявители узнали из поступивших к ним уведомлений ЕСПЧ, рассказали “Ъ” их представители. Напомним, ЕСПЧ коммуницировал дело 29 марта 2017 года. До 19 июля РФ должна ответить на вопросы суда, в частности, обосновать введение в законодательство термина «иностранный агент» и установление наказания для организаций, не признавших себя таковыми. Суды в РФ назначают штрафы НКО в 300 тыс. руб., из-за чего многие из них вынуждены закрываться.

По закону, принятому в 2012 году, статус «иностранных агентов» присваивается НКО, получающим иностранное финансирование и при этом занимающимся «политической деятельностью». «Агенты» должны вести дополнительную бухгалтерскую отчетность и не могут претендовать на большинство государственных грантов. Позже Минюст получил право принудительно включать НКО в реестр «иностранных агентов». Штрафы за отказ от регистрации привели к закрытию ряда НКО. В 2014 году Конституционный суд РФ постановил, что закон об «иностранных агентах» не противоречит Основному закону, а название «иноагент» не несет негативной оценки.

ЕСПЧ объединил в деле жалобы 61 НКО: 13 из них пожаловались в ЕСПЧ еще до признания их «иноагентами», а 48 — после того как были внесены Минюстом в соответствующий реестр против своей воли, пояснил “Ъ” юрист правозащитной организации «Сутяжник» (одного из заявителей) Антон Бурков. Ряд НКО также жалуется на нарушение права на справедливое судебное разбирательство по оспариванию принудительного включения в реестр: «Судья предоставила нам десять минут на изучение 60 страниц документов Минюста, который проверки не проводил, в офис не приходил»,— рассказал “Ъ” господин Бурков. По его словам, в ЕСПЧ после коммуникации дела обратились и другие НКО (например, екатеринбургская Академия по правам человека), их жалобы могут быть рассмотрены по упрощенной процедуре после вынесения решения по первому делу.

Юридический директор правозащитного центра «Мемориал» Кирилл Коротеев, представляющий интересы двух десятков НКО в Страсбургском суде, отмечает, что по правилам ЕСПЧ теперь у комиссара есть шесть недель, чтобы письменно изложить свою позицию в объеме не более десяти страниц. Ранее в интервью “Ъ” Нилс Муйжниекс говорил, что «очень ждет, когда дела ЕСПЧ, относящиеся к этому закону, дойдут до российских властей»: «Это будет хорошая площадка для обсуждения, и я обязательно приму в нем участие», обещал он (см. “Ъ” от 9 июля 2015 года).

Комиссар критиковал закон об иноагентах еще в докладе 2013 года о положении НКО в России (см. “Ъ” от 15 июля 2013 года), предупреждая, что «получившие подобный ярлык организации не смогут нормально функционировать, так как люди (в особенности представители госучреждений) будут избегать сотрудничать с ними». В докладе комиссара 2015 года о последствиях принятия РФ закона об НКО-«иноагентах» отмечалось закрытие целого ряда правозащитных НКО (в частности, фонда «Династия»), а также то, что ряд НКО занимается самоцензурой: перестраховываются, отказываясь участвовать в мероприятиях, которые могут быть расценены как политические. Некоторые НКО понесли ответственность за свои действия, совершенные до принятия закона — таким образом, считает Нилс Муйжниекс, был нарушен принцип отсутствия обратной силы закона. «Россия должна пересмотреть свой подход к НКО — они партнеры правительства и не представляют угрозу для суверенитета страны», на самом деле это «агенты демократии», считает комиссар.

Глава Минюста РФ Александр Коновалов заявил ранее в интервью “Ъ”, что сейчас «идет работа над формированием правовой позиции, которая будет направлена в Европейский суд в установленные им сроки (до 19 июля 2017 года.— “Ъ”)». «Мне бы не хотелось давать сейчас комментарии по существу этих жалоб и поставленным ЕСПЧ вопросам,— сказал министр.— Обжалуемые заявителями действия властей РФ полностью основывались на положениях законодательства и решениях национальных судов. Возможность какого-либо досудебного урегулирования властями РФ не рассматривается» (см. “Ъ” от 17 мая).

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург

Читайте также:

Коммерсантъ

Коммерсантъ
Коммерсантъ
image beaconimage beaconimage beacon