Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Коммерческий директор ГУМа: мы ушли от «гигантомании» к созданию цельного продукта

Логотип PrimaMedia.ru PrimaMedia.ru 26.05.2017 PrimaMedia

Владивосток, 26 мая, PrimaMedia

Владивостоксий ГУМ, расположенный в центре краевой столицы — место притяжения туристов и горожан, бизнеса и культуры. И совершенно не случайно – здание отличается не только удачным географическим расположением на карте города, но и особой атмосферой Старого дворика и исторических интерьеров ГУМа. Коммерческий директор АО "Торговый дом "Владивостокский ГУМ"" Карина Селезнёва рассказала ИА PrimaMedia о принципах бизнеса торгового дома с большой историей, дальнейших планах по развитию и итогах прошедшей в 2017 году реставрации.

Напомним, что ремонт Владивостокского ГУМа проходил в несколько этапов. В 2015 году после ремонта открылось крыло, где сейчас располагается первый на Дальнем Востоке магазин торговой сети Zara. Год назад привели в порядок внутренний дворик – Старый дворик ГУМа. 23 февраля 2017 года для горожан открылась отреставрированная часть здания, которая расположена в доме №33 по улице Светланской.

— Частное финансирование реставрации — распространенное явление на западе страны. Но на Дальнем Востоке это не практикуется так широко. Почему именно такой путь вы выбрали для своей компании?

— В истории с Владивостокским ГУМом мы выбрали такой подход:

Да, реставрация — это дорого и долго. Но мы создали современное пространство в исторических интерьерах, сделали ГУМ актуальным для нашего времени.

Да, сейчас само здание ГУМа — это достопримечательность, как историческое здание. В долгосрочной перспективе он станет интересен и как памятник, и как место, где происходят события, отражающие культурную жизнь Владивостока.

Здесь бизнес строится не по принципу скорейшего и наиболее простого пути получении прибыли, а по пути создания цельного продукта.

Ведь здание Владивостокского ГУМа имеет не просто большую культурную историю, но и какую-то тонкую, духовную ценность для всех жителей города. Мы много внимания уделяем мероприятиям, которые происходят в Старом дворике. А Владивостокский ГУМ станет его продолжением. Пространство здание-памятника теперь не только существует, но и живет. Это абсолютно некоммерческая история, но ее хочется развивать.

— Изначально старый дворик и ГУМ был предназначен исключительно для торговли и бизнеса. Почему вы решили развивать здесь культурное пространство?

— Новый концепт дворика появился у нас не сразу, а в процессе реставрации Большого ГУМа. К нему всегда было приковано внимание общественности. Первой через это прошла Zara, над реконструкцией которой работала серьезная зарубежная команда. Их опыт помог нам понять всю нашу степень ответственности и отработать процесс реставрации.

На тот момент дворик еще не был запланирован как "квартал развлечений", он так и остался складами и офисами. Но когда мы отреставрировали фасад, когда открылась Zara, пространство начало жить, и всем стало понятно, что просто бизнес-модель — это не то, что нам нужно.

Появилась идея развития дворика как общественного пространства. Ценность этого места и в историческом, и в культурном контексте дает ему огромный потенциал стать новым сегментом городской среды.

Определенная цель, к которой мы теперь стремимся — это сделать Старый дворик и ГУМ кварталом, где кипит современная культурная жизнь. Здесь уже сейчас сформировалась какая-то определенная среда талантливых людей, которые хотят делать город лучше: художники, музыканты, артисты, дизайнеры…. И мы хотим создать пространство, где они смогут показать себя. Универсальную площадку, где будут проходить различные интересные для города мероприятия. Показы мод, лекции, мастер-классы, спектакли…

Это важно и для зрителя, и для артиста, чтобы было место, в котором они могут встретиться. Где зритель найдет своего героя, а творческие люди смогут показать себя. Таким местом и станет ГУМ.

У ГУМа есть амбиции, чтобы стать чем--то большим, чем просто ТЦ в центре Владивостока. Да, центральное расположение имеет вес, оно может давать 70% результата. Но ведь можно получить больше. И это не сводится только к финансовым факторам — маржинальности, расположению или проходимости. Хочется, чтобы это место стало достопримечательностью не только как исторический памятник, но и как современный культурный квартал.

— Эти новые идеи по обустройству старого дворика и ГУМа как-то повлияли на требования к арендаторам?

© Из личного архива

— Все, что касается исключительно коммерции, начиналось с Zara. Она задала определенный тон к требованиям будущих арендаторов, планку, по которой мы и работаем с резидентами. Это было хорошим началом для нового Большого ГУМа.

Как мы понимаем, в наших торговых площадях есть своя специфика. Мы предлагаем достаточно большие торговые площади — они подходят не для всех. Не придут и определенные сегменты бизнеса. Здесь есть контекст, в который вписываются далеко не все. За время существования обновленного старого дворика сформировалась особая атмосфера, которая фильтрует "наших" арендаторов и не наших.

— Расскажите про процесс реставрации. С какими сложностями столкнулись, какие задачи пришлось решить?

— Светланская, 33 – в большей степени пострадала в советское время. В отличие, от той части здания, где сегодня располагается Zara, здесь не сохранились ни лестницы, ни старинные зеркала, ни лифт. Зато здесь располагалось общежитие. Естественно, восстанавливать исторический облик "советской коммуналки" мы не собирались, поэтому попытались сохранить по максимуму то, что осталось исторически ценного и привести в порядок все остальное.

Например, лестница полностью воссоздана по эскизам на основе фотографий. Исторические шкафы, сейфы, радиаторы, лепнина — это все было реставрировано, но, как мы видим, этих элементов до нас дошло не так уж и много; утраченные элементы были восстановлены с использованием материалов, аналогичных оригинальным. Так во время реставрации были обнаружены совершенно непонятные вещи. Например, закрашенное масляной краской минеральное стекло. В советское время не было никакого трепетного отношения к историческим элементам, и все это дошло до наших дней уже в очень плохом состоянии. Устранение последствий "ремонта" советского времени доставило нам немало трудностей.

Есть культура, которую мы сохранили. Это действительно реставрация, все исторические фрагменты восстановлены, и они поддерживаются. К арендаторам у нас четкие требования — витрины не закрывают исторические элементы, это остается на виду. Каждый посетитель сможет увидеть результат нашей работы.

— Как современные инженерные системы были интегрированы в здание? При создании функционального современного пространства, пришлось ли идти на компромиссы с исторической ценностью?

— Здание, которое несет историческую ценность, важнее инженерных задач. И мы понимаем, здание нельзя перестроить, можно только с большими ограничениями подобрать те коммуникации, которые необходимы. Возникли сложности, конечно. Например, с заменой проводов в здании — их всего четыре типа существует, и два из них не подходит по техническим причинам — они разрушают камень. Это недопустимо. Инженерные вопросы мы решили, но в приоритете была историческая ценность.

Современные технологии использовали в реставрации. Современные материалы, но в то же время, наиболее приближенные к оригинальным, новые методы реставрации, которые и позволили некоторые исторические элементы даже приблизить к их изначальному виду.

Напольное покрытие — историческую метлахскую плитку — законсервировали с помощью специальных технологий, чтобы оградить историческую плитку от дальнейшего износа в условиях высоких нагрузок. Способ консервации позволяет защитить плитку, пока в здании выполняются торговые функции, а в дальнейшем при необходимости открыть плитку без ущерба для нее.

— Общественность, в свою очередь, по-разному отнеслась к реставрации ГУМа. Как вы относитесь к критике?

— Это объяснимый феномен. В нашем обществе всегда две полярные точки зрения: одна говорит избавляться от старого, другая — сохранять исторические памятники, "замораживать" их.

Кто из них прав? Почему не уживаются у нас современная архитектура и исторические здания на одной улице?

Приведу пример. В архитектуре европейских городов современное и историческое легко сочетается, и у жителей это не вызывает протеста. Московский ЦУМ — это тоже результат реконструкции, но, тем не менее, это красиво и это история.

В стенах Владивостокского ГУМа уживаются и современные веяния, и большая история. Это проект в долгосрочной перспективе. Сейчас мы видим, как здание-памятник превратилось в живое пространство, и этот проект можно и нужно развивать в дальнейшем.

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

image beaconimage beaconimage beacon