Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Между Китаем и Германией

Логотип Деловой Петербург Деловой Петербург 13.07.2017 Владислав Бачуров, журналист

Всубботу стартует новый чемпионат России по футболу. Последний перед домашним чемпионатом мира. И последний с нынешним лимитом на легионеров.

Скорее всего, уже в сентябре объявят о его смягчении, и после чемпионата мира вместо лимита на число легионеров на поле (что иногда приводило к курьезным двойным заменам, когда при травме российского игрока для того, чтобы на его позицию выпустить легионера этого же амплуа, одновременно приходилось менять иностранного игрока на другой позиции, чтобы в свою очередь на его место выпустить футболиста с российским паспортом) будет принято правило на определенное количество легионеров в заявке клуба.

Как обычно бывает, при лоббировании разных проектов в попытке ужесточить законы сначала для общественного обсуждения вбрасывается более суровый вариант, чтобы поскорее прошел тоже неприятный для граждан, но менее кровожадный. Теми же методами пользуются для давления на власть со стороны бизнеса (понятно, что против лимита выступают руководители богатых клубов, участвующих в еврокубках): одновременно в прессе с разных сторон появились комментарии о необходимости смягчения закона о легионерах — в заявке клубов может быть 10 иностранцев и 15 россиян, а качество паспорта на самом футбольном поле значения не имеет.

Предложение было рассмотрено, но, похоже, под разными присказками вроде "не стоит пороть горячку" переход станет более плавным: в сезоне 2018 / 19 схема, скорее всего, будет 8+17 (в заявке клуба может быть восемь иностранцев и 17 российских игроков).

Такой прогноз легко составить, если прислушаться к словам президента РФС и вице–премьера правительства Виталия Мутко. Сначала он сослался на более жесткий пример Китая (как будто китайский футбол достоин подражания?!), где коммунистическая партия после огромных покупок китайскими клубами звездных иностранцев прямо перед началом сезона ограничила лимит тремя легионерами на поле.

Дальше Виталий Леонтьевич предложил то, что давным–давно было сделано в Германии (читайте в прошлом номере "ДП" — "Почему Россия не Германия"): "Надо начинать реформы в футболе. За год игроки не растут, реформам нужно минимум 7–8 лет. Нам нужно выбрать 50 академий, дать методику, материальную базу и тренеров. Сегодня у наших клубов есть школы, но они просто откупаются".

В основном составе "Зенита" нет воспитанников своей школы, а выручить за них деньги от трансферов можно только при продаже в богатый европейский клуб. Та же ситуация и в "Спартаке", который тратит на свою школу $9 млн в год, но в отличие от клубов Бундеслиги эти вложения никак не окупаются: в основной состав воспитанники школы пробиться не могут, а за границей российские молодые игроки популярностью не пользуются. Просто для сравнения приведу несколько трансферов молодых воспитанников немецких академий, поменявших клуб уже этим летом — после победы своей команды в Кубке конфедераций. Воспитанник "Штутгарта" защитник Антонио Рюдигер был куплен лондонским "Челси" за 35 млн евро. Воспитанник академии "Хоффенхайма" защитник Андреас Зюле перешел в "Баварию" за 20 млн евро. Воспитанник академии "Фрайбурга" защитник Маттиас Гинтер 3 года назад за 10 млн евро переехал в "Боруссию" (Дортмунд), а этим летом после Кубка конфедераций перешел в другую "Боруссию" — из Мёнхенгладбаха — уже за 17 млн евро. Впрочем, эти суммы хоть и выглядят неплохо, все же не дотягивают от прошлогодного трансфера воспитанника академии "Шальке" Лероя Сане: в 2016 году 20–летний левый атакующий полузащитник был куплен у клуба из Гельзенкирхена "Манчестером Сити" за 55 млн евро!

При этом в Германии лимит чисто формальный — на поле хоть 11 иностранцев, главное, чтобы в общей заявке команды на чемпионат из 25 человек было не менее 12 игроков из Германии.

При этом крах политики мультикультурализма, о котором так много и со злорадством пишут, совершенно незаметен на примере сборной Германии, в которой на поле выходят побеждать за свою страну потомки иммигрантов албанец Шкодран Мустафи, тунисец Сами Хедира, турки Эмре Джан, Месут Озил, Илкай Гюндоган, Керем Демирбай и Амин Юнес. Все они родились в Германии, но раньше для получения гражданства должны были бы доказывать наличие у себя немецкой крови (как, к примеру, родившийся в Польше Мирослав Клозе).

В 2000 году правительство Герхарда Шрёдера разрешило потомкам проживающих в стране иностранцев моментально получать немецкое гражданство. А ведь до этого шпионы турецкой сборной среди миллионов родившихся в Германии турок искали футболистов для своей команды, которая и выиграла бронзовые медали на чемпионате мира в 2002 году при помощи уроженцев Германии Йилдырая Баштюрка, Ильхана Мансыза и Умита Давалы.

При этом практика натурализации иностранцев для сборной Германии не прижилась: слишком много сильных футболистов, родившихся в стране и воспитанных в системе академий. А ведь незадолго до реформ в немецком футболе была сделана такая попытка: тогдашний тренер сборной Берти Фогтс пролоббировал в правительстве натурализацию родившегося в ЮАР Шона Данди, у которого не было никаких немецких корней.

Форвард из "Карлсруэ" получил немецкий паспорт в 1997 году, но ни разу не сыграл за свою новую сборную, сначала получив травму, а потом проиграв конкуренцию немецким нападающим. То есть можно не ограничивать иностранцев, а просто поддерживать своих (в том числе и родившихся в стране потомков иностранцев).

Деловой Петербург

Деловой Петербург
Деловой Петербург
image beaconimage beaconimage beacon