Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Министр отдыха: может ли в России быть двухчасовой рабочий день?

Логотип Русская служба BBCРусская служба BBC 05.06.2017

В XXI веке, благодаря роботам и повышению производительности, люди будут проводить на работе по четыре-шесть часов в день. А может быть, и всего два часа.

Такой прогноз с трибуны Петербургского международного экономического форума министр труда и социальной защиты России Максим Топилин.

"Может быть, когда-нибудь мы за два часа все будем отрабатывать, а потом будем заниматься своими делами", - сказал чиновник к явному удовольствию слушавшей его выступление аудитории.

Разговоры о сокращении рабочей недели по всему миру ведутся не первый год.

Сократить рабочую неделю до трех дней предлагал один из богатейших людей планеты - мексиканец Карлос Слим, а британская Партия зеленых сделала четырехдневную неделю частью своей предвыборной программы на предстоящих в июне парламентских выборах.

"Когда люди вымотаны, производительность их труда падает", - аргументировала свою позицию одна их лидеров партии Кэролин Лукас.

Русская служба Би-би-си решила сверить смелый прогноз министра Топилина с мнением экспертов - экономиста Ростислава Капелюшникова и футуролога Петра Левича. Точки зрения оказались диаметрально противоположными.

Петр Левич, директор департамента Московского технологического института

Я согласен, что это, конечно же, реально. И будет не очень понятно, что делать с массами людей, чьи функции могут давно выполнять роботами. Роботы делают это лучше, точнее и эффективнее без забастовок, профсоюзов и так далее. Многих людей эта история пугает.

Я считаю это скорее благом, чем злом, поскольку впервые за историю человечества у людей наконец-то появится возможность заниматься тем, что им нравится.

Людям придется ответить на вопрос: а что бы вы хотели делать, чтобы не нужно было зарабатывать деньги? Для многих этот вопрос станет некомфортным.

Нам с детства говорят: "Учись, чтобы поступить в инстиут! Поступи в институт, чтобы зарабатывать деньги". Термины вроде "рабочая сила", "кадровый состав", "рабочие часы" и так далее дегуманизируют жизнь.

В то же время автоматизация даст возможность нам заниматься тем, чем хочется. Мы аки римляне или греки будем возлежать на траве, обсуждать высокие темы и творить искусство, а за нас все будут делать роботы.

Двухчасовой рабочий день - это полумера. Основная мера - это введение безусловного базового дохода. Люди будут работать по желанию, делать это платно или бесплатно - им в любом случае будут обеспечивать базовый доход, достаточный для нормальной жизни.

Для Москвы, например, это могла бы быть сумма в 100 тыс. рублей в месяц. Несильно мало, несильно много, но прожить можно.

Что тогда будут делать 99% людей? Нужно будет перестроить всю систему... Хочется сказать "работы и занятости", но тут даже слово какое-то правильное надо подобрать, потому что "занятость" и "работа" - это слова из эпохи, когда человек рассматривался как трудовой ресурс.

Нам нужно в принципе пересмотреть понятие работы. Сейчас мы подходим к нему с точки зрения эффективности, с точки зрения того, что он создает.

Ростислав Капелюшников, замдиректора центра трудовых исследований НИУ ВШЭ

Это чистые фантазии. Ответ на этот вопрос будет зависеть от того, как будут складываться предпочтения людей между доходом и досугом.

Если они начнут больше предпочитать досуг, продолжительность рабочего времени будет сокращаться. Если люди по-прежнему будут предпочитать еще поработать и получить более высокий доход, никакого драматического снижения рабочего времени не будет.

Судя по тому, что динамика рабочего времени в развитых странах в последние десятилетия была очень-очень вялой, крайне маловероятно, что такого рода изменения могут охватить весь мир.

Понятно, что в развивающихся странах, когда они достигнут высоких уровней душевого дохода, продолжительность рабочего времени будет снижаться, люди будут предпочитать жертвовать доходом ради досуга. Но в развитых странах потенциал для этого очень невелик.

Кто вам сказал, что технологический прогресс ведет к сокращению занятости? Откуда это известно?

Никакого перманентного сокращения спроса на труд в результате технологических сдвигов не будет и никогда не было. Автомобильный транспорт заменил конный. Кто-нибудь говорил о всплеске безработицы, потому что извозчики остались без дел? Компьютеры заменили секретарей-машинисток. Где-нибудь наблюдался всплекс безработицы из-за того, что машинистки как профессия умерли?

Все это сказки! Их рассказывают люди, которые не понимают, как работают экономика.

Страх перед технологической безработицей появляется раз в два десятилетия, а потом исчезает. В начале 60-х боялись автоматизации, в конце 80-х боялись компьютеризации, сейчас боятся роботизации.

Эти рассказы исходят из неявной предпосылки о том, что у нас есть некоторый фиксированный объем выпуска. Представим себе, что у нас был выпуск какого-то продукта 100 единиц, который производило 50 работников. А теперь достаточно 25. Производительность выросла.

В результате роста производительности вырастут доходы либо работников, либо предпринимателей, либо потребителей из-за снижения цен на дополнительные товары и услуги. Чтобы произвести дополнительные товары и услуги, нужны дополнительные работники.

Русская служба BBC

image beaconimage beaconimage beacon