Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

"Мир потерял великого человека"

Логотип Газета.Ru Газета.Ru 27.05.2017 Александр Братерский

В США в возрасте 89 лет скончался Збигнев Бжезинский - бывший советник по национальной безопасности президента США Джимми Картера, публицист, политолог с мировым именем, который стал одним из символов политики "холодной войны". «Газета.Ru» вспоминает, какой след в истории российско-американских отношений оставил Збигнев Бжезинский.

О смерти Бжезинского журналистам рассказала его дочь Мика Бжезински.

Выходец из Польши, Збигнев Бжезинский был интеллектуалом внешней политики, «боевой, но дальновидной», пишет о покойном издание The Washington Post.

«Мир потерял великого человека. Слова сочувствия и соболезнования родным и близким Збигнева Бжезинского», - гласит сообщение МИД Польши.

Бжезинский был одним из самых известных американских политологов и публицистов, имя которого сразу же навевает воспоминания об эпохе «холодной войны». Выходец из знатного католического рода, Бжезинский вырос в семье дипломатов, поэтому в юности он переехал с родителями в Канаду, где семья и осталась после начала Второй мировой войны.

Сам Бжезинский также хотел стать дипломатом по примеру отца. Однако после окончания университета в Канаде он переехал в США, где в Гарварде продолжил работать над докторской программой, посвященной истории Октябрьской революции, а после получил возможность преподавать в Колумбийском университете.

Европе до Урала - нет

Началом его политической карьеры можно считать работу в президентской кампании президента США Джона Кеннеди, которому он советовал проводить более реалистичную политику в отношении стран Варшавского блока, играя на их противоречиях с СССР.

Кроме интереса к изучению внешней политики СССР, в сферу интересов Бжезинского входила родная для него Польша, за событиями в которой он наблюдал всю жизнь. Однако выступая за сближение США со странами Восточной Европы,

Бжезинский выступал категорически против идеи «Европы от Атлантики до Урала», которую сформулировал президент Франции Шарль де Голль. По мнению Бжезинского, такая концепция играет на руку СССР.

В 1968 году, когда мир сотрясали демонстрации в Париже, Бжезинский стал внешнеполитическим советником вице-президента США Хьюберта Хамфри, который занимал этот пост при президенте Линдоне Джонсоне.

В 1976 году Бжезинский активно участвует в президентской кампании демократа Джимми Картера, который называл себя «студентом Бжезинского».

В то время Бжезинский выступал против политики detente (разрядки), которой придерживалась предыдущая администрация США, и, наоборот, призвал к жесткой линии против СССР.

Многие в то время называли Бжезинского антиподом Генри Киссинджера, который также работал в должности советника по нацбезопасности и придерживался более реалистической позиции по отношению к СССР. Интеллектуальное соперничество между Киссинджером и Бжезинским, которого друзья называли «Збиг», продолжится многие годы.

После победы Картер сделал Бжезинского своим советником по национальной безопасности. На этой должности Бжезинский активно формирует благоприятную политику Картера в отношении диссидентского движения в странах Восточной Европы, что способствует его активизации.

В 1978 году при его содействии продолжилась начатая еще Ричардом Никсоном политика сближения США с Китаем, на тот момент идеологическим и геополитическим противником СССР. Бжезинский был одним из ключевых архитекторов освобождения американских заложников в Иране в 1979 году, однако все лавры достались президенту США Рональду Рейгану, который сменил Картера в президентском кресле.

Первый после президента

Бжезинский пользовался большим доверием Картера, который давал понять своим иностранным гостям, что Бжезинский - его правая рука во внешней политике. На одной из фотографий во время беседы с китайской делегацией Бжезинский, как и Картер, сидит в позе нога на ногу с выражением спокойного достоинства.

Повышенное влияние на Картера со стороны Бжезинского привело его к конфликту с госсекретарем Сайрусом Вэнсом, который выступал за снижение напряженности в отношениях США и СССР.

Однако усилению «ястребиных» позиций Бжезинского помогло вторжение СССР в Афганистан в 1979 году. Тогда он посоветовал президенту использовать ситуацию в своих целях и начать вооружать моджахедов, которые боролись против СССР.

Писательница Наталья Медведева, жившая в те годы в США, рассказывала в одном из интервью, что тогда фамилия Бжезинского круглые сутки звучала из телевизора: «Я, например, хорошо помню наклейки с надписью «Бжезинский, Бжезинский». Вы представляете, сколько лет уже этот человек прет свою даже не антисоветскую, а антирусскую фишку!»

Бжезинский действительно никогда не скрывал своего отрицательного отношения к коммунизму и советской политике - на эти взгляды оказала трагическая история разделения Польши в 1939 году между СССР и нацистской Германией. Однако его нельзя было назвать «русофобом». Он с уважением говорило роли СССР в победе над Гитлером, с симпатией относился к русской культуре - в его кабинете можно было увидеть и сувениры из России. Политолог всегда подчеркивал, что он, как этнический поляк и славянин, лучше других может понять Россию.

В США на 90-м году жизни скончался Збигнев Бжезинский © Вольдемар Мааск/РИА "Новости" В США на 90-м году жизни скончался Збигнев Бжезинский

Бжезинский не был русофобом

Бжезинский не отказывал в интервью журналистам из России, однако он всегда ставил рядом с диктофоном репортера свой диктофон для самоконтроля. Он также внимательно следил за переводами своих статей и интервью, не допуская искажений.

Свое последнее российскому СМИ интервью Бжезинский дал «Газете.Ru».

В нем говорил о роли России на постсоветском пространстве, роли Китая в отношениях с США, своем видении политики российского президента Владимира Путина. Помощник Бжезинского рассказывал, что его шеф следит за тем, что пишется в России, и был рад, когда интервью было напечатано.

После окончания политической карьеры Бжезинский стал активно заниматься политической наукой как ученый и публицист. Он является автором нескольких десятков книг, самой известной из них в России является «Великая шахматная доска», опубликованная в 1997 году.

В ней Бжезинский исследует амбиции России на постсоветском пространстве и говорит об особой роли Украины для России, без которой Россия не сможет стать «Евразийской империей».

Книга стала настольной для многих российских политологов и экспертов, а главный редактор газеты «Завтра» Александр Проханов часто использовал ее как аргумент, говоря о планах США в отношении России.

Стоит отметить, что Бжезинский, хотя и поддерживал большую независимость Украины от России, считал, что США не должны втягивать Украину в сферу влияния НАТО, так как это будет раздражать Россию.

При этом взгляды самого Бжезинского постоянно эволюционировали, что давало его противникам право упрекать его в непоследовательности. Сам Бжезинский признавал это, но отмечал, что когда работал в Белом доме, жесткая позиция давала ему возможность «продавать свои идеи жестким ястребам в администрации».

%%%«Я брал на себя критику, которая в противном случае обрушилась бы на президента», - говорил политолог в одном из интервью.

Как политолог, Бжезинский выступил вначале резко против вмешательства США в югославский конфликт, однако после событий в Косово поддержал бомбардировки Белграда. В 2003 году он выступал против вторжения в Ирак и заявлял, что США подвержено влиянию израильского лобби в этом вопросе.

Его взгляды в вопросе политики США, в отношении Израиля, оказали влияние на кандидата в президенты США Барака Обамы, советником которого он был во время предвыборной кампании. Бжезинский также выступал из-за сближение с Ираном и поддерживал «ядерную сделку» с этой страной.

Взгляды Бжезинского в отношении российско-американских отношений также эволюционировали в сторону большего прагматизма. В прошлом году в своей лекции в Осло на форуме лауреатов Нобелевской премии Бжезинский заявил о необходимости формирования «треугольника», в котором Россия, США и Китай будут ответственно поддерживать порядок в мире.

«Если Америка и Китай будут сотрудничать, у России нет абсолютно никакого выбора, кроме как присоединиться к двум странам. В первую очередь, это было бы в интересах Америки. Но это также будет выгодно и для России в долгосрочной перспективе», - говорил Бжезинский.

Газета.ru

image beaconimage beaconimage beacon