Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Митинг обошелся без топоров и мечей

Логотип Коммерсантъ Коммерсантъ 12.06.2017 Мария Литвинова, Александр Черных
© Александр Миридонов/Коммерсантъ

Сторонники Алексея Навального смешались с ОМОНом на фестивале реконструкторов

Корреспондент “Ъ” обнаружил, что решение Алексея Навального отказаться от санкционированной властями площадки для митинга 12 июня на проспекте Сахарова привело к тому, что эта акция оказалась не очень многолюдной, но прошла, по данным городских властей, без нарушений. Напротив, «гулянье» в центре, на перекрытой для городского фестиваля Тверской улице, оказалось, с точки зрения властей, сплошным нарушением. Если в первые часы перепалки собравшихся с ОМОНом на Тверской выглядели частью праздника, то к пяти вечера полиция перешла к жестким задержаниям, а реконструкторам и их посетителям пришлось уворачиваться и от митингующих, и от полицейских.

«Этим лишь бы протестовать!»

Разрешенный властями митинг на проспекте Сахарова должен был начаться в 14 часов и завершиться в 17, но многие его участники почти сразу стали уходить на Тверскую. Митингующие, которых было около тысячи человек, разделились на две удаленные друг от друга группы: у сцены и в импровизированном кругу у полицейских рамок при входе. Именно там пришедшие решали, принять им участие в митинге на Сахарова или присоединиться к сторонникам Алексея Навального на Тверской, где акция санкционирована не была. Менеджер по продажам по имени Станислав, разочарованно развернувшийся у рамок, сказал корреспонденту “Ъ”, что ему «не хватило на Сахарова общеполитической повестки». На проспекте основными темами вновь оказались московская программа реновации и в целом градостроительная политика в столице. Оппозиционные муниципальные депутаты и некоторые жители попавших в программу домов собирали подписи за отставку мэра Сергея Собянина.

У рамок металлодетектора прошедших полицейский контроль немногочисленных граждан ждали мужчины с повязками дружинников на рукавах. Они сообщили корреспонденту “Ъ”, что пришли помогать полиции охранять порядок, готовы действовать жестко и просят их «не провоцировать вопросами, иначе покажут». За дружинниками стояли волонтеры, сообщавшие пришедшим, что настоящая протестная акция проходит в эти минуты на Тверской.

С трибуны выступала активистка Юлия Галямина, которая называла неправомерными планы реновации и звала единомышленников на акцию протеста у здания Госдумы 14 июня. В заключение госпожа Галямина заявила, что собирается пойти пешком на Тверскую, но подчеркнула, что никого не призывает. С красным шаром в руке она удалилась с проспекта вместе с несколькими соратниками. Около пяти часов она сообщила в социальной сети, что ее муж был задержан и избит полицейскими, а сама она получила удар в лицо, когда ОМОН зачищал Тверскую в районе Пушкинской площади.

Многие участники, знавшие о решении Алексея Навального перенести акцию своих сторонников с согласованной площадки на Сахарова на несанкционированную Тверскую, сначала решили посетить оба места. 23-летний фотограф Евгений специально приехал из ближнего Подмосковья на оба митинга и первым делом пришел на проспект Сахарова: «Посмотрю, что здесь, и поеду на Тверскую, нам вроде разрешили погулять по Тверской, если без плакатов (такие заявления в первой половине дня 12 июня делали представители городских властей.— “Ъ”)».

«93% москвичей поддерживают реновацию, а этим лишь бы протестовать!» — закричала протестующим из-за ограждения пожилая женщина. «Не против чего угодно, а против попрания права собственности»,— степенно ответил ей участник митинга. «Так ведь вам больше дадут!» — не унималась гражданка. «С какой стати за деньги налогоплательщиков кому-то должны давать больше?» — парировал ее собеседник, который оказался депутатом муниципального собрания района Соколиная гора Владимиром Шпиньковым. Его объяснение прервали полицейские, которые предложили собравшимся поплотнее собраться у сцены: огромный проспект был пришедшим очевидно велик. Со сцены выступали противники реновации и обманутые дольщики, но в редеющей толпе все чаще слышались раздраженные слова: «Навальный слил протест. На Сахарова пришло меньше людей, чем могло бы». По данным мэрии, митинг на проспекте прошел и завершился без нарушений.

«А не сделать ли нам пока еще одну?»

На Тверской к полудню собрались в основном посетители городского праздника в честь Дня России. Улица была перекрыта для движения автомобилей, на проезжей части от Пушкинской площади в центр расположились красные шатры и павильоны реконструкторов со слоганом фестиваля «Времена и эпохи. Здесь творится история». Москвичи гуляли мимо ладьи викингов, наблюдали за фехтовальными поединками мушкетеров, танцевали под песни Утесова с солдатами Красной армии и покупали металлические сувениры и украшения у кузнецов, которые делали их тут же в небольших походных кузнях.

Около 14 часов полиция начала поспешно выставлять ограждения и рамки металлоискателей на тротуарах Тверской и подступах к ней. Грохот металлических заграждений спугнул ручного филина, сидевшего на руке у женщины в средневековом костюме, и той не сразу удалось его поймать. Примерно в это время на тротуарах появились первые группы молодежи с российскими флагами, которые, как и на акции 26 марта, двигались в обе стороны по тротуарам, без лозунгов и плакатов. Одновременно с ними на тротуарах и площадках между павильонами реконструкторов появился и ОМОН. Около 14:30 полицейские заблокировали до 400 участников акции протеста в районе Пушкинской площади, между шеренгой ОМОНа и частоколом славянской деревни IX века. В толпе были в основном студенты, которые начали скандировать «Свободу Навальному! (Алексей Навальный был задержан за несколько часов до начала акции при выходе из подъезда своего дома.— “Ъ”)», «Он нам не Димон!» и «Полиция с народом!». Полицейские время от времени сдвигались на несколько шагов вперед, выдавливая протестующих с занятой ими площадки. Человек десять из числа участников акции забрались на тесовую крышу импровизированной кузни: бородатые люди в кольчугах стали кричать им снизу, что здание ненастоящее и может не выдержать. Тем временем ОМОН теснил протестующих в сторону павильона «викингов». Задержаний в это время практически не было — корреспондент “Ъ” видел одно или два задержания, причем каждое из них сопровождалось криками «Позор!» и звоном ключей, которые участники доставали из карманов и рюкзаков. Крики «Позор!» и «Свободу Навальному!» всполошили гусей в загоне между павильонами, и кто-то в толпе пошутил про «уточек, которые тоже вышли на митинг». Тем временем один из «викингов» вступил в доброжелательные переговоры с протестующими: «Интересно у вас тут, у нас в Твери такого нет, приедем домой, будет что рассказать!» — сказал он. «Давайте топоры и мечи!» — потребовал кто-то из протестующих, но никто из реконструкторов не предложил им ни бутафорского оружия, ни щитов.

В итоге несколько сотен протестующих собрались на проезжей части Тверской между домами 12 и 15. Один из фасадов был закрыт строительными лесами, по которым десяток протестующих забрался уже на настоящую крышу, оттуда размахивали российскими флагами и кричали: «Россия будет свободной!» Полиция не предпринимала резких атак, но время от времени поджимала протестующих на несколько шагов. Протестующие в ответ придумывали все новые кричалки, а в какой-то момент запели гимн России и дружно вытянули первый куплет и припев. К этому моменту фестиваль реконструкторов как таковой прервался: улицу в нескольких местах перекрыли, гуляющих почти не осталось, а те, что были, смешались с толпой протестующих. В центре площадки продолжал сидеть мужчина в средневековой одежде и невозмутимо делал в раскаленной стеклодувной печи стеклянные бусины. В паузах между кричалками он спокойно объяснял интересующимся секреты ремесла: «Это голубая глина с графитовыми присадками. В печи жар около 1000 градусов». Рядом в очередной раз сдвигались шеренги протестующих и полицейских, а мужчина подмигивал десятилетнему мальчику, которому только что отдал готовую бусину: « А не сделать ли нам пока еще одну?»

Мужчину и мальчика обходили и протестующие, и полицейские, но не все отделались так легко: реконструкторы из группы «Небесный вепрь», занимающиеся воссозданием быта Балтии времен раннего Средневековья, собирали палатку, смятую бежавшими от ОМОНа демонстрантами. «Настроение, конечно, они нам испортили,— сказал один из них корреспонденту “Ъ”.— Эту палатку долго делали, да и материалы недешево стоят».

В это время на других площадках ниже по Тверской уже шли довольно жесткие столкновения между протестующими и полицией: ОМОН бросался в толпу, рассекал ее и возвращался всякий раз с новыми задержанными. В районе Пушкинской площади собравшихся около 17 часов начали быстро выдавливать в направлении входов в метро, причем полицейские выхватывали из толпы тех, кто, по их мнению, двигался недостаточно быстро. Участники акции не проявляли стремления продолжать ее и уходили в сторону метро, продолжая выкрикивать: «Россия будет свободной!» Организаторы к вечеру 12 июня сообщили о более 200 задержанных за нарушение общественного порядка во время несанкционированной акции в центре города. Задержан, в частности, гражданин, распыливший газовый баллончик в лицо сотруднику полиции.

Мария Литвинова, Александр Черных

Читайте также:

Коммерсантъ

Коммерсантъ
Коммерсантъ
image beaconimage beaconimage beacon