Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Михаил Абызов: мы радикально меняем всю парадигму государственного контроля и надзора

Логотип ТАСС ТАСС 03.06.2017 ТАСС

- В этом году Открытому правительству исполняется пять лет. Хотелось бы в честь этого юбилея подвести итоги. На Ваш взгляд, что этому институту уже удалось сделать, а что только предстоит?

- Когда мы в 2012 году формировали основные задачи работы системы Открытого правительства, во-первых, нам нужно было решить проблему раскрытия информации, представления ее в качественном виде государственными органами.

Потому что эта задача, несмотря на то, что просто формулируется, непростая, так как характер целевых аудиторий очень различен. Для простого человека нужна одна информация, которая ему требуется в повседневной жизни. Для предпринимателя необходима не только информация, но и качественные государственные сервисы для того, чтобы ведение бизнеса было проще. Для общественных организаций и гражданских активистов характер информации и ее подачи совсем другой. 

А так как это все задачи каждого отдельного отраслевого ведомства, выработать такие форматы и способы раскрытия информации, которые нужны их целевым аудиториям, - это задача достаточно сложная.

Мне кажется, что мы здесь сделали большой шаг вперед. Во-первых, мы определили новые стандарты по раскрытию информации, мы перешли на раскрытие информации в технологичном машиночитаемом виде, что позволяет ее использовать не только для того, чтобы быть о чем-то осведомленным, но и использовать эту информацию и эти данные для того, чтобы в последующем на их базе разрабатывать в том числе полезные мобильные приложения и сервисы. 

Еще в 2012 году это было абсолютно новой задачей, на сегодняшний день мы раскрыли в машиночитаемом виде более 5 тысяч наборов данных, что в результате привело к появлению сотен мобильных сервисов и приложений, которыми пользуются и предприниматели, и простые люди. Они связаны и с транспортными сервисами, много информации у нас потребляет группа компаний Яндекс. Они связаны и с метеоданными. Есть сервисы, которые развиваются в части образовательных услуг.

Это была большая работа. И мы, наверное, ее неплохо сделали.

У нас очень амбициозные планы на будущее, связанные с тем, чтобы перейти от работы с открытыми данными к использованию технологий big data (больших данных). И сейчас предложения, основные концепции подготовлены. Нам необходимо реализовывать новый формат, формат цифрового правительства, цифровой экономики, которая будет уже следующим этапом развития этого направления. 

Кроме того, были созданы площадки общественных институтов, общественные советы мы начали их перезагружать и формировать по-новому совместно с Общественной палатой. По сути дела, общественный совет при министерстве или ведомстве – это та площадка, где в формате «глаза в глаза» за одним столом и эксперты, и представители общественных организаций ведут диалог с нашими министерствами и ведомствами в части государственной политики, эффективности управления. 

Надо сказать, что практика работы общественных советов неровная, есть и позитивные примеры, есть и отрицательные, негативные моменты. Мы с этим активно работаем, это тоже серьезный институт, который начал работать.

В этой части я хотел бы, чтобы большую роль играла Общественная палата. Мы совместно с ними сейчас готовим в том числе и поправки в законодательство об Общественной палате и общественном контроле, которые бы функции по работе общественных советов и полномочий Общественной палаты еще более четко конкретизировали и обеспечивали их необходимыми инструментами. Мы будем помогать, но все-таки это (развитие общественных советов – прим. ТАСС) задача в большей степени общественных организаций. Здесь моя задача как министра -  предоставить интерфейс и коммуникации с нашими ключевыми министерствами и ведомствами. 

Совсем по-другому сейчас построена работа по обсуждению проектов законов и нормативно-правовых актов, которые правительство разрабатывает. И если это касается бизнеса, мы привлекаем бизнес активно к консультациям, проводим это в режиме и онлайн, и офлайн. У нас заработал сайт regulation.gov., на котором мы в обязательном порядке за 30-45 дней (до рассмотрения – прим. ТАСС), в зависимости от характера документа, публикуем проект. Мы собираем предложения к этим документам, их нам направляют неограниченное количество участников и заинтересованных сторон, обобщаем их, используем предложения для доработки и повышения качества документов. 

Многое сделано для того, чтобы сделать систему государственных закупок более прозрачной. Мы сейчас публикуем всю информацию о государственных закупках на федеральном уровне, на региональном уровне, на едином ресурсе. В этом году мы перешли к публикации планов закупок, которые позволяют участникам рынка заранее подготовиться и сделать свои конкурентные предложения в области государственных закупок.

С другой стороны, закупки свыше миллиарда рублей, крупные закупки мы проводим через процедуру публичных обсуждений. И мы собираем предложения относительно целесообразности закупок, относительно корректности определения начальной стоимости. И это тоже помогает сделать систему государственных расходов более прозрачной. 

Активно за 5 лет реализуется проект "Бюджет для граждан", который в простой, понятной форме представляет информацию как о доходах, так и о расходах бюджета. Мы эту работу провели на федеральном уровне и разработали стандарт для регионов. Для граждан это даже более важно, так как именно в регионе они хотят видеть, как за счет расходов бюджета решаются их вопросы, связанные и с образованием, и со здравоохранением, и с инфраструктурой. 

Уже на сегодняшний день такие данные публикуются более чем в 50 регионах. Мы надеемся, что все без исключения регионы реализуют эти проекты уже в этом году. 

- То есть уже, получается, бюджет на 2018 год будет опубликован во всех регионах?

- Да-да. И надо сказать, что во многом благодаря этой работе открытость российского бюджета по международным рейтингам оценивается очень высоко. Россия входит в ТОП-10 стран по открытости бюджетной политики и бюджетных расходов. 

- Вы говорили по поводу совершенствования госуправления. Сейчас активно проводится работа по внедрению и углублению проектных офисов. На ваш взгляд, это направление насколько результативно? И Открытое правительство принимает в этом какое-либо участие?

- Проектная работа – это важная часть качественного управления. Но она не является единственным инструментом повышения качества, потому что не все государственные процессы можно упаковать в проекты. Многие из них носят характер длящихся процессов. И здесь необходимо применять не проектный подход, а применять подход по анализу и контролю за качеством. Контроль над качеством так называемый. И совершенствование процессного управления. 

По сути дела, вообще работа по изменению и повышению качества госуправления, в моем представлении, должна проходить по трем направлениям. Первое – это новая система подготовки кадров. И это формат постоянного обучения и тренинга кадров на государственной службе. 

- Это уже идет? Или Вы только думаете над этой задачей?

- Последние два года мы это активно делаем. Надо сказать, что два года назад мы проводили такое обучение и большой семинар по качеству, по современным системам управления с членами кабинета министров. Позже мы провели такую работу с ключевыми заместителями глав министерств и ведомств. Порядка 60 человек приняли участие в этом многодневном семинаре. Совсем недавно в составе представителей министерств и ведомств, их было более 30 человек, мы работали в Сингапуре и смотрели лучшие практики госуправления, которые использует Сингапур в своей работе.

После каждого из этапов обучения мы проводим тестирование и четко следим за тем, что было усвоено и принято участниками этих программ, что нам необходимо изменять для того, чтобы программы  были более практически ориентированными и результаты этих обучений можно было бы использовать в работе.

- Сейчас планируете что-нибудь, какой будет следующий семинар?

- Надо сказать, что в том числе за счет этих форматов обучения формируется такое сообщество, сообщество руководителей высокого уровня, которые заинтересованы…

- Прогрессивных чиновников.

- Прогрессивных чиновников, которые заинтересованы в своем личностном развитии и развитии системы управления. Я могу сказать только об их пожеланиях, не о принятых решениях, а об их пожеланиях, что бы они хотели видеть на следующем этапе. Многие высказываются за интерес к опыту Израиля по развитию инновационной экономики, инновационных кластеров.

- Израиля?

- Да, Израиль за последние пять лет сделал феноменальный прорыв в части развития инновационного предпринимательства. В части развития конкуренции и прозрачности нормативного и административного регулирования сильно продвинулись Новая Зеландия и Австралия за последние годы, этот опыт тоже интересен. Это не означает, что мы туда поедем, ведь для того, чтобы изучать опыт, необязательно при сегодняшних технологиях ездить. Будет у нас, наверное, и следующий этап обучения в Сингапуре. Потому что не все, кто хотел принять участие в этой нашей командировке, смогли это сделать.

- Вы сказали, что это первое направление повышения качества госуправления. Какие еще?

- Второе направление – это внедрение проектного управления. Оно крайне необходимо. Потому что важно соразмерять ресурсы и приоритеты с теми целевыми установками, которые формируются в качестве основных задач для госуправления. Многие из первостепенных и важных направлений могут быть реализованы в качестве проектов, когда мы видим сроки, конкретные результаты, можем их оценить, можем представить это в виде в том числе нашей публичной отчетности. Это второе важное направление.

Третье направление – это повышение качества процессного направления. У нас очень много бюрократии, очень много форм отчетов, много поручений. И, конечно, важно, чтобы мы здесь, не сломав систему, постоянно работали над ее улучшением. Дебюрократизация – это очень важная задача.

- Одним из таких важных направлений, и вы тоже о нем упоминали, является информирование госконтроля. Что делается в этом направлении? Я помню, за эти 5 лет говорилось о том, что некоторые ведомства могут быть ликвидированы за дублирующие функции. Вы опровергали эти слухи, но, тем не менее, они ходили. Что сейчас? 

- Согласитесь, что в целом сегодняшняя система государственного контроля и надзора досталась нам по наследству еще от советской модели и носит характер репрессивный.

- Репрессивный?

Михаил Абызов: мы радикально меняем всю парадигму государственного контроля и надзора © Юрий Смитюк/фотохост-агентство ТАСС Михаил Абызов: мы радикально меняем всю парадигму государственного контроля и надзора

- Репрессивный. Задача любого контролирующего органа – прийти, найти нарушения, оштрафовать, и это было основным показателем качества работы инспектора и контролера.

Мы радикально меняем всю парадигму государственного контроля и надзора. Она из репрессивной должна перейти в формат партнерской. Нам важно не только выявить нарушения, нам важно предотвратить те последствия, которые, в силу этих нарушений, могли произойти.

Самая главная задача государственного контроля и надзора – это защита жизни и здоровья граждан. Все основные требования для этого и создаются. Защитить жизнь и здоровье гражданина. И в этой части очень важно переходить в рамках этой новой парадигмы, партнерской парадигмы государственного контроля и надзора к предупреждению, к профилактике. Для этого требования, которые формируются со стороны государства, должны быть очень четко понятны предпринимателю, организации, которые должны их выполнять. Они должны быть непротиворечивыми, они не должны быть избыточными.

Необходимо ликвидировать сегодня существующее дублирование функций полномочий контрольных, надзорных органов, когда один и тот же вопрос приходят проверять несколько представителей различных министерств и ведомств. Как раз таки задача по реализации проекта реформы контроля и надзора – выполнить вот такие установки, сделав систему более комфортной для бизнеса, при этом существенно повысить качество этой системы для обеспечения безопасности граждан. Потому что это всегда баланс – издержки предпринимателя для выполнения требований государственного контроля и защита интересов гражданина в части обеспечения безопасности его жизни и здоровья.

- Какие цели вы ставите именно на 2017 год, чего хотите добиться? Открытое правительство занимается оценкой сделок. По каким параметрам вы хотите оценить само Открытое правительство? 

- Проект по реформе контроля и надзора межведомственный, его реализует не только Открытое правительство, в его реализации принимает участие более 20 министерств и ведомств. И в этой связи это общий проект правительства. Большой блок задач определен за министерством экономического развития, за министерством юстиции, за Минкомсвязи – вопросы, связанные с информатизацией министерского контроля и надзора.

Важно, реализуя этот проект в течение этого года, заложить базу для продолжения изменения государственного контроля и надзора на период до 2024 года. Потому что у нас паспортом проекта, основным его параметром определены задачи на период до 2024 года.

Ключевым для нас является принятие в этом году нового закона о государственном контроле и надзоре. Два дня назад этот законопроект был внесен для рассмотрения в правительство. Я надеюсь, что в ближайшее время он будет вынесен на заседание правительства, и в осеннюю сессию мы этот закон, я рассчитываю, должны будем принять. Он сложный. Требует большой работы.

- Что в нем принципиально меняет работу?

- Для того, чтобы сделать государственный надзор более качественным, необходимо перейти на систему умного госнадзора, когда мы проверяем не сплошняком все объекты, которые нам попадаются под руку, а только те объекты, которые на самом деле несут потенциал высокого риска. Это и называется внедрением риск-ориентированного подхода. Этот закон закрепляет основные принципы и правила реализации риск-ориентированного подхода в государственном контроле и надзоре.

Второе – это внедрение системы эффективности и результативности работы контрольно-надзорных органов. В рамках этого закона и в рамках задач, которые мы ставим, реализуем в проекте по реформе контроля и надзора, нам необходимо перейти на оценку эффективности работы наших федеральных органов, их территориальных подразделений не по количеству проведенных проверок, а по динамике ущерба. То есть мы будем оценивать, хорошо или плохо работает орган, по тому, как будет меняться количество пострадавших в результате нарушений, в результате реализованных рисков, которые защищает государство. Это будет главными параметрами оценки эффективности контрольно-надзорных органов. 

Беседовала Лана Самарина

ТАСС

image beaconimage beaconimage beacon