Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Надоевший сосед

Логотип Деловой Петербург Деловой Петербург 13.07.2017 Станислав Савицкий, арт–критик

Тютчев, узнав о том, что Дантеса выслали из России за дуэль с Пушкиным, сказал: "Пойду убью Жуковского". Когда в шутку, когда всерьез наши художники на разные лады часто дают понять, что работать им интереснее на так называемом Западе. За последние десятилетия иронии и след простыл, выгодным оказалось приторговывать русской этнографической экзотикой. Кассель помнит привокзальный туалет, возведенный Ильей Кабаковым. Венеция не забудет бессмысленный и беспощадный шиш "Синих носов". Правда, чем дальше от нас становится СССР, тем меньше интереса к современной России, простившейся с левыми идеями, которыми живет contemporary art. Вот и на нынешней, 14–й документе, открывшейся недавно в Касселе, из наших художников представлены только ушедшие из жизни Филонов, Матюшин, Пригов и несколько менее известных музыкантов–авангардистов. К авангарду и позднесоветскому нонконформизму интерес пока есть, к русскому современному искусству — никакого. На предыдущей выствке Россия и вовсе была представлена случайным проектом. Ни московские арт–фестивали, ни Манифеста в Петербурге не наладили отношений с contemporary art, лишь усугубив очевидные расхождения. Документа–14, игнорируя существование современного русского искусства, убеждает нас в том, что в ближайшее время надеяться особенно не на что.

Главная выставка фестиваля в здании Фридерицианума вызывает жгучую зависть. Художественный руководитель документы–14 Адам Шимчик идеально расставил акценты в дискуссии о Греции как зеркале современной Европы, развернувшейся еще перед открытием. Во Фридерициануме коллекция Афинского музея современного искусства показана так, что мало известные за редким исключением греческие художники рядом с живыми классиками Биллом Виолой, Хансом Хааке или Гэри Хиллом смотрятся ровней, а то и гораздо интереснее. Увидим ли мы когда–нибудь подобную выставку на русском материале? Пока что давняя русская мечта воплощена греками.

Вопрос о Греции и Европе поставлен широко. Antidoron (так называется главный проект) — это возвращение даров. Кризис в Греции и долги Евросоюзу имеются в виду в последнюю очередь. Речь о Греции, воспетой как колыбель европейской цивилизации Винкельманом и фон Кленце, — о мифе, созданном ими и их единомышленниками. Этим летом перед Фридерицианумом благодарная Европа строит Парфенон из книг, подаренных посетителями. Европа в очередной раз ищет новые связи с этой древней, ныне провинциализированной страной, внушающей опасения близостью к миру, который угрожает европейской стабильности.

Тема документы–14 — "Юг" как союз сил и система идей, чуждых Франции или Германии. Фестиваль проходит одновременно в Касселе и Афинах. В Греции сегодня пытаются сосуществовать Африка, ближневосточный мусульманский мир и Азия с Китаем во главе. Опасения Европы небезосновательны. Финал выставки во Фридерициануме — разбитые вдребезги флаги европейских государств на полу башни, дымящейся, как Twin Towers 11 сентября. На фронтоне дворца — мрачный девиз BEINGSAFEISSCARY (бытьвбезопасностистрашно). Покой нам только снится.

При этом наши кошмары — про другой Юг. Страхи Европы знакомы нам не понаслышке, но не Грецией они вызваны, а Чечней, Крымом и Украиной. В европоцентричную систему координат русский Юг не вписывается, документа–14 как никогда отчетливо демонстрирует, что Россия живет обособленно, у нее свои оскары уайльды и жанны д`арк. Россия — это порядком надоевший, беспокойный восточный сосед. Основные вопросы, влекомые дискуссией о Греции и юге, интересны нам постольку–поскольку. Постколониализм, гендерная политика, расизм, рабство, феминизм, леворадикальный активизм, парадоксы демократии, диктатура капитала и даже превратности просвещения, анализируемые с антинеолиберальных позиций, конечно, присутствуют и в нашем искусстве. Присутствуют как риторические фигуры, оторванные от русской жизни и официального политического дискурса. Мы умеем поддакивать этим разговорам, но живем другим. И тот же проект Хааке, воспевающий на всех языках силу народного единства, — для нас карикатура на наше северное монархическое лето.

Русское искусство равнодушно к открытости, с которой на больших фестивалях выставляют художников из разных стран мира. Документа–14 объединяет "южан" не только из Африки и Азии, но также из Австралии, Новой Зеландии, Латинской Америки и Норвегии, что требует особенной смелости. Напрашивается аналогия с советским абсурдом: в 1920–1930–е у нас появилось понятие "Крайний Север": Камчатка, Якутия, Ненецкий округ и много чего еще.

Показать срез мирового искусства сегодня — кураторское comme il faut. Недавняя постоянная экспозиция в Центре Помпиду была столь же эклектична, как документа–14, и так же пугала шизофренической несуразицей. Впрочем, согласно кураторскому замыслу, эти многоголосие и разнообразие освобождают искусство от диктата неолиберализма, избавляют его от бездумной зрелищности и преображают в пространство свободного диалога и размышления.

Нынешний обзор при всем при том уступает предыдущей документе, проходившей в 2012–м в Касселе, Кабуле, Александрии и Банфе. Тогда хаос современного искусства заполонил весь мир. Перемещения же между Афинами и Касселем не изживают европоцентризм, однако утверждают его в своих правах — европоцентризм как клубок неразрешимых противоречий, как замкнутую систему представлений и заблуждений, которая время от времени пытается выйти из своих границ, как страх, ставший повседневностью, и как достоинство, с которым европейцы противостоят этому страху. Документа теперь — это дискурсивное шоу, иллюстрирующее геополитические проблемы и модные философские тренды.

Русское искусство способно подключиться к этой дискуссии, но, спорить нечего, оно причастно к происходящему в Касселе косвенно. Это, возможно, даже плюс. Идейность не поглотила наше искусство, по–прежнему не теряющее своеобразия. Сегодня оно Европе не интересно, но завтра ведь будет новый день.

Деловой Петербург

Деловой Петербург
Деловой Петербург
image beaconimage beaconimage beacon