Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Нам ли быть в причале

Логотип Lenta.ru Lenta.ru 30.05.2017 Алексей Стейнерт

В конце минувшей недели для столичных школьников прозвучал последний звонок, и по традиции многих детей отправили отмечать это событие на речных теплоходах. Сотрудникам экстренных служб хорошо известно, что вода и дети — гремучая смесь, требующая повышенного внимания, поэтому школьников взяла под охрану водная полиция. Корреспондент «Ленты.ру» присоединился к стражам порядка и отправился вместе с ними на быстроходном катере следить за порядком на теплоходах с выпускниками.

Школьники уже не те

Строго говоря, никакой водной полиции не существует. Все полицейские на катерах — сотрудники Управления на транспорте МВД России. Мы встречаемся в пятницу днем на причале «Международная выставка» у высоток «Москва-Сити». Отсюда стражам порядка предстоит провожать в вояж на теплоходе очередную группу школьников, празднующих последний звонок. Из-за непогоды и мощных пятничных пробок автобус с детьми задерживается, а корреспонденту «Ленты.ру» и нескольким полицейским приходится плотнее кутаться в куртки на продуваемом всеми ветрами причале.

«Помню раньше, несколько лет назад, мы в дни последнего звонка сажали на теплоходы тысяч по девять детей. Сегодня — чуть больше тысячи. Не все семьи могут позволить себе такие поездки», — говорит подполковник полиции Игорь Стариков.

Он охраняет порядок на воде с 2011 года. Последние звонки и выпускные вечера — жаркое время для полиции, сравнимое по нагрузке с Первомаем и празднованием Дня Победы. В эти дни стражи порядка пристально следят за обстановкой на воде и причалах.

«Выпускникам запрещено брать с собой на теплоходы спиртное, оружие, петарды и все в таком духе. Раньше полицейские много этого добра изымали, оставляли на берегу. Сейчас мы занимаемся профилактикой, и родители знают, что им придется отвечать, если их дети попытаются пронести на теплоход что-то из запрещенного. Поэтому подобного рода попытки стали редкостью», — объясняет Стариков, щурясь от холодного ветра с реки.

Претендентки на штурвал

Чтобы почувствовать себя в роли речного полицейского, я выбрался на нос быстроходного катера. Ощущения, конечно, так себе: подбрасывает на волнах, промозглый ветер продувает насквозь, а капли холодной воды норовят залететь за шиворот. Благо можно укрыться в крытой кабине: полицейские с содроганием вспоминают времена, когда у них были исключительно открытые плавсредства.

«Несколько лет назад мы получили новые катера: это и петербургские North Silver, и скоростной патрульный катер "Мангуст". Мощность — 250-300 лошадиных сил, догнать можно любого нарушителя. Но пускаться в погоню нам не приходилось: разрешенная скорость на воде в центре Москвы — до 15 километров в час. И ее соблюдают: к счастью, время "пьяных капитанов" ушло в прошлое. Если кто-то нарушает правила, мы включаем световые сигналы, по радиосвязи связываемся с нарушителями, и этого вполне хватает», — рассказывает Игорь Стариков.

© Предоставлено: Rambler Internet Holding LLC

Чтобы стать стражем порядка на воде, надо соответствовать всем обычным требованиям для полицейского. Обычно судовождению кандидаты обучаются сами и приходят в водную полицию уже подготовленными. По внутреннему распорядку управляют катерами мотористы, но в штате их не слишком много, поэтому встать за штурвал должен быть готов каждый сотрудник водной полиции.

«На наших катерах работают и девушки — но в качестве патрульных, не мотористов. Хотя уже есть кандидатки на управление катерами, они уже устраиваются на работу», — говорит собеседник. Мы не спеша подплываем к нашей цели — теплоходу, ожидающему школьников у причала.

Самое распространенное правонарушение, с которым сталкиваются полицейские в черте Москвы, — это распитие спиртного на набережных. Правила плавания нарушают куда реже. Что касается Московской области, то там чаще всего покушаются на две статьи КоАП: 8.37 («Нарушение правил охоты, правил, регламентирующих рыболовство и другие виды пользования объектами животного мира») и 8.42 («Нарушение специального режима осуществления хозяйственной и иной деятельности на прибрежной защитной полосе водного объекта, водоохранной зоны водного объекта либо режима осуществления хозяйственной и иной деятельности на территории зоны санитарной охраны источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения»). Проще говоря, речь идет о браконьерстве.

Колбаса досмотру не помеха

Один из ключевых членов нашей команды — вислоухий и лохматый спаниель Макс. Именно он первым инспектирует все помещения теплоходов. Ищет взрывчатку, оружие, наркотики. Работа собачья во всех смыслах слова: в дни последних звонков он трудится с 9-10 утра и до последнего теплохода, который отходит примерно в 23 часа. За рабочую смену песик под руководством младшего инспектора-кинолога Алексея Шарова проверяет примерно 15-20 судов.

«Главное достоинство спаниеля — его размер: в замкнутом помещении небольшой собаке проще, она может заглянуть во все труднодоступные места», — объясняет Шаров, пока мы перебираемся с катера на теплоход.

© Предоставлено: Rambler Internet Holding LLC

Макс радостно врывается в банкетный зал теплохода, где столы ломятся от еды. Собака активно обнюхивает помещение, но периодически замирает и бросает тоскливый взгляд на многочисленные закуски. Что и говорить: зрелище ожидающего гостей фуршета отвлекает от работы даже корреспондента «Ленты.ру».

«Конечно, Макс сталкивается с множеством раздражающих факторов: бытовые запахи, запахи масел на теплоходах, ароматы еды со столов. Но собака научена не реагировать на такие вещи и, несмотря ни на что, искать опасные предметы. У нее, как и у любого работника, есть перерывы между досмотром судов, когда Макс может поесть, погулять и искупаться», — рассказывает кинолог.

Опасные находки — редкость. По слухам, единственное, что однажды нашли полицейские, — это «бонг», устройство для курения конопли, которое хранил у себя каюте один из матросов речного трамвайчика. Судно сняли с рейса.

Неожиданный алкогольный абордаж

Спустя примерно 30 минут досмотр теплохода заканчивается, и наша команда выстраивается на берегу в ожидании. Напрягаем слух. Доносится песня My Heart Will Go On из знаменитого фильма «Титаник»: ее горланят старшеклассники, только что выбравшиеся из автобуса. Заметив полицейских, ребята затихают; один из них спешит убрать в карман «вейп». Они пытаются проскользнуть мимо стражей порядка сразу на теплоход, но полицейские останавливают их: «Сумочки открываем!»

Ребята поднимаются на борт, послушно открывая сумки и рюкзаки. Неужели обойдется без попыток пронести «запрещенку»? Как бы не так! Двое молодых людей тащат здоровый синий пакет, в недрах которого скрывается картонная коробка с…бутылками шампанского!

© Предоставлено: Rambler Internet Holding LLC

«Так, а это у вас что?» — удивленно вопрошает инспектор по делам несовершеннолетних.

«Ну это…Шампанское», — робко мямлит один из школьников.

«Спокойно, это для родителей!» — раздается откуда-то сзади мощный и глубокий голос. Расталкивая школьников, к инспектору ПДН мчится пышнотелая дама, как позже выяснилось — глава родительского комитета. Она уводит полицейского в сторону и, окружив стража порядка родителями, что-то настойчиво и напористо ему объясняет. До меня долетает обрывок фразы: «Под нашу ответственность!»

В итоге на теплоход под шумок занесли не одну, а несколько коробок с шампанским (а может, и другим алкоголем — все бутылки никто не извлекал). Глядя на это, капитан судна глубоко вздохнул: ну, сейчас родители устроят себе праздничек... Инспектору ПДН осталось лишь напомнить несовершеннолетним пассажирам теплохода, что употреблять спиртное им категорически нельзя.

© Фото: Артем Дергунов / «Коммерсантъ»

Lenta.ru

image beaconimage beaconimage beacon