Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Неуклюжее турне. Чего добился Трамп во первой заграничной поездке

Логотип Аргументы и Факты Аргументы и Факты 29.05.2017 Владимир Кожемякин

Первое зарубежное турне Дональда Трампа поспешили назвать неуклюжим: прокатившись по Саудовской Аравии, Израилю и Европе, эксцентричный американский президент, мол, и отплясывал танец с саблями в компании с арабскими шейхами, и как-то невнятно повел себя в Израиле, и дал повод для шуток и интернет-мемов во время встречи с папой Римским. Неоднозначно оценивают эксперты и состоявшиеся саммиты НАТО и «Большой семерки», в которых Трамп участвовал также впервые и на которых присоединился к хору голосов, рассуждающих о «российской угрозе» и продолжении политики санкций против РФ.

© Предоставлено: Аргументы и Факты По просьбе АиФ.ru итоги первой зарубежной поездки американского лидера прокомментировал кандидат исторических наук, руководитель Центра российско-американских отношений Института США и Канады РАН Павел Подлесный.

Владимир Кожемякин, АиФ.ru: Павел Терентьевич, можно ли сказать, что первая внешнеполитическая премьера Трампа прошла удачно?

Павел Подлесный: На мой взгляд, он справился с этой задачей и при этом избежал крайностей, не совершил опрометчивых шагов, которые можно было бы от него ожидать. Особенно эффектной была часть его поездки, посвященная Ближнему Востоку — это и укрепление двусторонних отношений с Саудовской Аравией, и попытка создать своеобразное ближевосточное НАТО — как противовес Ирану, и огромные сделки с арабами, и намерение вновь оживить палестино-израильское урегулирование — чем не занималась администрация Обамы.

Что касается НАТО, то все знают, что между США и их евроатлантическими союзниками есть разногласия. Но, насколько я понимаю, в итоге было принято решение отодвинуть их на задний план, не нагнетать ситуацию, а, наоборот, успокоить партнеров и идти прежним проверенным путем. Что же касается набившей оскомину темы, что, мол, «все должны платить» (то есть европейские члены альянса должны тратить на оборону не менее 2 % ВВП ) - эта застаревшая проблема обсуждалась еще во времена Буша-младшего, но тогда ничего не получилось. И хотя сейчас все признали, что да, платить надо — уверяю вас, платить по-прежнему не будут. Опыт прошлого не дает тут больших оснований для оптимизма.

На саммите НАТО было много сказано по поводу тех угроз, с которыми альянс сталкивается и будет сталкиваться в обозримом будущем: это, прежде всего, Афганистан и Иран. Россия была названа после этих двух государств. То есть, на первый план «российская угроза» не выпячивалась, хотя и была обозначена.

Ну и наконец, было принято решение, чтобы НАТО как военно-политическая организация подключилась к борьбе с ИГИЛ (запрещенная в России организация — Ред.) и терроризмом. Но давайте сперва посмотрим, в каких формах это будет выражаться.

— Вопреки своей предвыборной риторике, что НАТО — устаревшая организация, и пора налаживать отношения с Россией, Трамп заявил совершенно обратное, в том числе и поддержал антироссийские санкции на саммите G7. Это что — жест вежливости в сторону союзников, или президента США на самом деле настолько отрихтовали, что он успешно вписался в русофобский западный истеблишмент?

— Это означает и то, и другое. Наши многочисленные «политологи», политики и журналисты сегодня отзываются о Дональде Трампа так, словно забыли, что он американский президент и будет проводить американскую политику. По-моему, было бы совершенно неразумным ожидать, что Трамп не упомянет Россию в качестве одной из угроз. Ведь он говорил об этом и в ходе своей избирательной кампании, называя Россию проблемой, вызовом. А сейчас он просто усилил риторику.

В администрации Трампа много жестких политиков, очень критично относящихся к Москве. Кроме того, он, конечно, учитывает внутриполитическую ситуацию в США, то огромное давление на себя в связи с тем, что Россия якобы помогла ему выиграть президентские выборы. В такой ситуации вполне естественно, что Трамп не хочет вызывать лишнее беспокойство у союзников, особенно у восточноевропейских.

— Что по итогам его поездки можно назвать успехом, а что — провалом?

— О провалах я бы говорить не стал. Если бы, скажем, на саммите НАТО обнаружились резкие разногласия между странами, и Трамп начал стучать кулаком по столу, рвать и метать — тогда да. Но обошлось без скандалов — не считая нашумевшей истории про то, как Трамп слегка толкнул черногорского премьер-министра. Трамп подтвердил американскую верность союзническим обязательствам, значение Североатлантического альянса в том числе для США. Ну и, конечно, потребовал — «ребята, пошевеливайтесь», увеличивайте свой вклад в дело коллективной обороны. Но так это и ожидалось изначально.

Что же касается «Большой семерки» — то она уже, по сути, становится чисто символической организацией. Её нельзя распустить, поскольку это произведет отрицательное впечатление, но и считаться с тем, что она делает, тоже уже не стоит. Смысл в ней был, когда она создавалась, работала, в те годы, когда не было «Большой двадцатки».

Да, G7 — что до Трампа, что сейчас — не меняет свою позицию относительно санкций против России. Но я не понимаю, с какой стати мы тешим себя какими-то несбыточными ожиданиями. Это же маразм, все сидят как на иголках: вот-вот, завтра с нас санкции снимут... Да не будет никакой отмены санкций! Кто будет это делать? Трамп? Ему и без того сейчас тяжело. Зачем ему торопиться? Он вообще, по-моему, в душе благодарит Обаму за то, что тот перед уходом напринимал всяких решений по санкциям, которые Трамп теперь может спокойно использовать для нажима на Россию, не предпринимая в этой сфере никаких собственных шагов. В отношении введения новых санкций на Западе все уже немного успокоились. Однако это совершенно не значит, что завтра с нас снимут уже имеющиеся ограничения.

Дональд Трамп. © Reuters Дональд Трамп.

Аргументы и Факты

Аргументы и Факты
Аргументы и Факты
image beaconimage beaconimage beacon