Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Нефти прочат угольное будущее

Логотип Коммерсантъ Коммерсантъ 28.05.2017 Татьяна Едовина
Новые технологии могут лишить нефть исключительного положения как топлива для транспорта, уравняв ее на рынке с углем и другими энергоносителями © Анатолий Жданов/Коммерсантъ Новые технологии могут лишить нефть исключительного положения как топлива для транспорта, уравняв ее на рынке с углем и другими энергоносителями

Она может утратить особое положение на рынке топлива для транспорта

Потребность в нефти как основном источнике топлива для транспорта может снизиться быстрее, чем это заложено в текущих прогнозах большинства аналитиков, говорится в исследовании Реды Шерифа и Фуада Хасанова из МВФ, а также Адитьи Панде из Университета Джорджтауна. Пока более высокую в сравнении с другими источниками энергии стоимость нефти поддерживает ее монопольное положение в качестве топливного сырья, но рост доли электромобилей и развитие беспилотных технологий уравняют нефть с газом и углем, что будет означать падение цен до $15 за баррель к 2042 году, ожидают эксперты.

Авторы прогнозируют существенный спад потребления нефти не из-за исчерпания ресурсов, а вследствие очередной транспортной революции, которая может произойти в ближайшие 10-25 лет из-за роста доли автомобилей с электродвигателями и возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Исторически основной вид топлива менялся уже дважды — дерево было вытеснено углем во второй половине XIX века (тогда доля первого упала с 90% до 30%, а второго выросла с 9% до 65%), а уголь, в свою очередь, был вытеснен нефтью и газом в следующие 50 лет (доля угля сократилась с 77% до 28%, тогда как доля нефти и газа выросла с 9% до 65%).

В последние десятилетия, однако, доля нефти и газа практически не меняется, несмотря на относительно более высокую стоимость: спрос на нефть менее эластичен по цене за счет ее практически монопольного положения на рынке транспортного топлива. Сейчас 57% мирового спроса на нефть, по данным ОПЕК, обеспечивает транспорт (в США — 76%), при этом на передвижение по дорогам приходится 44% потребления (на железные дороги, суда и авиацию — еще 13%, 11% — на нефтехимию и 7% — на электрогенерацию). Однако количество электромобилей (и автомобилей с гибридными двигателями) в США в 2011-2015 годах росло в среднем на 120% в год (до 1,3 млн) — динамика сопоставима с ранней стадией распространения автомобилей в начале XX века. Массовый же переход на такие транспортные средства может начаться при снижении цены на них до $35 тыс. (сейчас средняя цена на авто на рынке США — $33 тыс., отметим, что Ford T стоил $33 тыс. и в 1917 году).

Если традиционные автомобили будут терять популярность теми же темпами, что и лошади сто лет назад, к 2042 году более экологичным станет 93% транспорта (сценарий предполагает на протяжении первых десяти лет рост числа электрокаров на 70% в год, а на протяжении следующих 15 лет — в среднем на 8% в год). Это эквивалентно снижению спроса на нефть в развитых странах на 6 млн баррелей в сутки после 2025 года и затем еще на 15 млн б/с к 2042 году. В более медленном сценарии (где скорость трансформации соответствует темпам распространения автомобилей) число электромобилей в расчете на одну тысячу человек будет расти в среднем на 24% в течение 25 лет, а доля традиционного транспорта снизится на 36%, что предполагает незначительный рост спроса на нефть к 2025 году на 1 млн б/с, а к 2042-му его падение на 6 млн б/с. Рост производства электроэнергии при этом будет довольно скромным — из-за более высокой эффективности электродвигателя даже при полной замене всего личного автотранспорта в США потребление энергии выросло бы лишь на 30% (это эквивалентно потреблению 5,4 млн б/с нефти против 9 млн б/с, необходимых для производства топлива).

Прогнозы ОПЕК и МЭА, однако, пока предполагают рост спроса на нефть, несмотря на увеличение доли альтернативных источников энергии и электротранспорта,— в картеле ждут, что к 2040 году потребление ресурса вырастет до 109,4 млн б/с, цена за баррель — до $92 в ценах 2015 года, а доля электрокаров составит 22%. В МЭА в основном сценарии прогнозируют рост спроса на нефть до 103 млн б/с и увеличение числа электрокаров до 150 млн к 2040 году (примерно 15% рынка), но это заместит лишь 1,3 млн б/с, хотя в альтернативном сценарии с существенным ростом доли ВИЭ электрокаров будет 750 млн, что эквивалентно замещению 6 млн б/с нефти.

Исследователи настаивают на том, что сценарий быстрой трансформации более вероятен — потенциальный рынок для электрокаров больше, чем для автомобилей в начале XX века, а процесс замены проще. Стоимость производства батарей снижается, прочие ограничения — такие как время заправки или недостаточное количество станций — будут сниматься с ростом числа потребителей. По традиционному автопарку могут ударить и беспилотные технологии — отсутствие водителя резко удешевит поездки на такси или арендованном автомобиле, что может привести к сокращению автопарка на треть. Такие тенденции, а также рост доли ВИЭ (сейчас в среднем 8% по странам G20) затронут не только развитые страны, полагают авторы: так, КНР уже является крупнейшим рынком электромобилей.

Для падения цен на нефть, однако, будет достаточно и того, что нефть больше не будет безальтернативной на транспорте, тогда она станет "новым углем", а ее стоимость к 2042 году снизится до сопоставимой с другими видами ископаемого топлива — около $15 за баррель в ценах 2015 года. В случае более медленных трансформаций рынка этот процесс может занять еще 10-20 лет, заключают авторы исследования.

Татьяна Едовина

Читайте также:

Коммерсантъ

Коммерсантъ
Коммерсантъ
image beaconimage beaconimage beacon