Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Не все обвиняемые в петербургском теракте захотели на свободу

Логотип Коммерсантъ Коммерсантъ 30.05.2017 Алексей Соковнин
© Кристина Кормилицына/Коммерсантъ

Продлены аресты предполагаемым участникам подготовки взрыва в метро

Вчера Басманный суд Москвы продлил на три месяца сроки содержания под стражей десяти уроженцам Средней Азии, которые обвиняются в причастности к организации теракта, совершенного смертником 3 апреля этого года и унесшего жизни 16 человек. На суд не произвели особого впечатления ни хорошие характеристики с места жительства и работы подследственных, ни доводы их адвокатов, пытавшихся доказать невиновность подзащитных. Интересно, что почти половина самих обвиняемых не возражала против дальнейшего пребывания в СИЗО.

Ходатайства СКР о продлении сроков ареста фигурантам уголовного дела о теракте в петербургском метро Басманный суд рассмотрел в два этапа. Сначала судья Артур Карпов решал вопрос о мере пресечения Сейфулле Хакимову, Дилмураду Муидинову, Ибрагиму Эрматову, Содику Ортикову и предполагаемому организатору теракта Аброру Азимову. Прежде чем назвать доводы в пользу дальнейшего содержания фигурантов в СИЗО, следователь СКР Андрей Жигулин попросил суд приобщить к делу справки о состоянии здоровья подследственных. Из них следовало, что все они могут находиться под арестом и дальше. Кроме того, следователь представил ряд материалов уголовного дела (в суде их не оглашали), включая и протокол допроса Ибрагима Эрматова. Тот, по словам представителя СКР, рассказал, что взрывное устройство, обнаруженное у него по месту проживания на Товарищеском проспекте, передал ему на хранение взорвавшийся в метро смертник Акбаржон Джалилов.

Обосновывая необходимость продления срока арестов подследственных на три месяца, господин Жигулин сослался на необходимость проведения большого числа следственных мероприятий и тяжесть предъявленного фигурантам обвинения в терроризме, "предполагающего санкцию свыше 10 лет заключения". Следователь также предположил, что, оказавшись на свободе, обвиняемые могут скрыться, оказать давление на свидетелей и потерпевших или продолжить занятие преступной деятельностью.

Отметим, что большинство подследственных не стали возражать против дальнейшего пребываниях в СИЗО, заявив, что оставляют вопрос о мере пресечения "на усмотрение суда". Единственный, кто был против,— это предполагаемый организатор теракта Аброр Азимов. "Я ни в чем не участвовал, ничего не совершал,— сказал он.— Прошу отправить меня под домашний арест". Его адвокат Дмитрий Динзе также был решительно против удовлетворения ходатайства следствия. "Я считаю, что следствие намеренно завысило квалификацию обвинения моему подзащитному, чтобы таким образом оказать на него давление и добиться признательных показаний,— заявил господин Динзе суду.— Но мой подзащитный по-прежнему не признает вину, хотя и готов сотрудничать со следствием и давать показания". Возражали против продления ареста своим клиентам и другие адвокаты, которые предоставили суду многочисленные положительные характеристики подследственных. Однако председательствующий Артур Карпов ходатайства следствия удовлетворил, продлив арест подследственным Хакимову, Муидинову, Эрматову и Ортикову до 6 сентября, а Аброру Азимову — до 17 сентября.

Вторую часть ходатайств следствия — о продлении ареста Бахраму Эргашеву, Азамжону Махмудову, Шохисте Каримовой, Махамадюсуфу Мирзаалимову и родному брату Аброра Азимова Акраму — рассматривала судья Наталья Дударь. В пользу дальнейшего содержания обвиняемых под стражей следователь привел примерно те же доводы, что прозвучали на первом заседании. Однако подследственные здесь оказались настроены иначе и были категорически против удовлетворения ходатайств СКР. Например, Акрам Азимов заявил, что не считает себя виновным. "Прошу избрать мне иную меру пресечения. Я скрываться не собираюсь",— заявил он. А его адвокат Ольга Динзе в ходе заседания и вовсе заявила, что протокол задержания Акрама Азимова и видеозапись его задержания в Москве сфальсифицированы. "15 апреля 2017 года моему подзащитному сделали операцию в больнице в киргизском Оше и поместили в реанимацию,— изложила свою версию адвокат.— Но туда пришли сотрудники местных правоохранительных органов, забрали его и допросили. Но когда прооперированному стало хуже, испугались и вернули его обратно в больницу. Там его прокапали, после чего никто из родственников Акрама Азимова его больше не видел". В этой связи адвокат заявила, что ей "совершенно непонятно, как Акрам мог оказаться 19 апреля на остановке в Москве с гранатой РГД-5 в барсетке, где его задержали". Возражая против ходатайства следствия, адвокат предложила перевести ее клиента под домашний арест.

Остальные обвиняемые также просили судью Дударь не продлевать им срок ареста. При этом подследственный Бахрам Эргашев, лицо которого закрывала медицинская маска, утверждал, что болен туберкулезом, а Махамадюсуф Мирзаалимов заявил, что "никогда бы не пошел на такое подлое дело", как участие в подготовке теракта. "Я гражданин России,— торжественно заявил подследственный,— и поэтому верю в Россию, в справедливость и в то, что меня оправдают".

Что касается единственной среди арестованных женщины Шохисты Каримовой, то она проплакала практически все судебное заседание. "Я впервые в Москве и ни в чем не виновна,— не переставая рыдать, говорила она суду.— Сотрудники, которые пришли в масках и с автоматами, сами подложили этот прибор мне в сумку (у нее нашли гранату Ф-1 и взрыватель.— "Ъ"). Из-за него я уже два месяца сижу ни за что".

Впрочем, слезы и возражения обвиняемых председательствующую Наталью Дударь не убедили — она полностью удовлетворила ходатайства СКР, продлив арест Эргашеву, Махмудову, Каримовой и Мирзаалимову до 6 сентября, а Акраму Азимову — до 19 сентября 2017 года.

Как уже сообщал "Ъ", теракт был совершен днем 3 апреля на перегоне между станциями "Сенная площадь" и "Технологический институт-2" петербургского метро. Еще один взрыв, на станции "Площадь Восстания", удалось предотвратить благодаря своевременному обнаружению самодельного взрывного устройства. По последним данным, погибли 16 человек, включая самого террориста-смертника Акбаржона Джалилова.

Алексей Соковнин

Читайте также:

Коммерсантъ

Коммерсантъ
Коммерсантъ
image beaconimage beaconimage beacon