Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Новые лица: красноярские врачи возвращают людям желание смотреться в зеркало

Логотип ТАСС ТАСС 14.07.2017 ТАСС

Единственная за Уралом клиника, которая спасает людям лица, работает уже три года. Врачи изготавливают здесь носы, уши, другие искусственные органы, так называемые эпитезы. Среди пациентов — люди, пережившие онкологические операции, те, кто сильно пострадал в авариях или получил бытовые травмы. Корреспондент ТАСС встретился с врачами и узнал, с чего начиналась их работа и почему деньги с пациентов они не берут.

Идеолог и основатель проекта — врач-стоматолог, доктор медицинских наук, профессор Сергей Алексеевич Николаенко.

"За время работы сложилась команда, поняли, кому и чем заниматься — я отвечаю за стратегию и финансы, мой партнер и бывший студент, уже сейчас кандидат медицинских наук Александр Игоревич Зубарев — за техническую часть. Есть те, кто занимается 3D-моделированием, подготовкой хирургического этапа, взаимодействием с социальными службами — полное разделение труда".

Немецкий опыт на сибирской земле

Окончив медуниверситет в Красноярске, Николаенко продолжил обучение в университете Эрлангера-Нюрнберга. Немецкая система образования и здравоохранения его впечатлила, и он решил реализовать ее в России. Суть ее, как он говорит, в симбиозе образования, науки и практической медицины. 

"В Германии университет — это не только образовательная площадка, но и научно-исследовательский и медицинский центр, там действуют университетские клиники, зарплаты в которых не ниже, чем в частной медицине. Таким образом, они все делают для того, чтобы лучшие кадры оставались в университетах и обучали новых врачей. В России же образование отдельно, практика отдельно, наука отдельно", — говорит Николаенко.

Через 2,5 года в Германии Николаенко пришлось выбирать — продолжать обучение или возвращаться в Россию.

"Это был тяжелый выбор. Мне нравилось в Германии, но, наверное, это и есть патриотизм: я вернулся в Россию помогать своей стране", — вспоминает он.

В России профессор сначала возглавлял кафедру в родном Красноярском медуниверситете, но руководство вуза его идеи по внедрению немецкого опыта в образование не поддержало, и Николаенко ушел в частный бизнес. Он основал с Зубаревым стоматологическую клинику.

Начинали вдвоем, а сейчас у Николаева и Зубарева 50 человек персонала и планы по дальнейшему расширению.

Лаборатория на кухне

"География наших пациентов самая широкая: едут из европейской части России, Урала, Сибири и Дальнего Востока. К сожалению, пока в России это направление реабилитации не развито", — говорит профессор.

Изготавливают эпитезы в лаборатории из специального биомиметического силикона, который не отличишь от кожи человека.

"Тут у нас практически все handmade, — улыбается Николаенко. — Оборудование доводил до ума Саша Зубарев при помощи Красноярского регионального инновационно-технологического бизнес-инкубатора".

Лаборатория располагается на кухне обычной квартиры, которую профессор когда-то покупал для своей дочери. В комнатах сделали мини-гостиницу для пациентов, приезжающих на операцию из других регионов. Разместиться здесь могут до трех человек. Проживание, как и лечение, для пациентов бесплатное. Однако благотворительностью свою деятельность профессор называть отказывается.

"Благотворительность --- это сегодня помог, завтра помог, а послезавтра нет. Да и одной благотворительностью проблемы людей не решить, — рассуждает Николаенко. — Мы готовы к тому, что в Красноярске появится целая отрасль и врачи, которые будут самостоятельно работать. Мы готовы их обучать. Они будут закупать у нас продукцию, что тоже будет способствовать созданию отрасли. Это и есть социальное предпринимательство, а для объединения предпринимателей, работающих в этой сфере, мы создали ассоциацию социального предпринимательства "РУССА", — добавляет он.

Николаенко добавляет, что размещение лаборатории и гостиницы в одном месте оправдало себя.

Новые лица: красноярские врачи возвращают людям желание смотреться в зеркало © Кирилл Кухмарь/ТАСС Новые лица: красноярские врачи возвращают людям желание смотреться в зеркало

"Многие приезжающие не любят лишний раз появляться на улице. Им удобно, что лаборатория находится буквально за стеной, и все замеры можно провести, не выходя за пределы квартиры, — говорит Николаенко. — Есть планы создать полноценный медицинский комплекс и объединить все под одной крышей. Там обязательно должна быть гостиница с зимним садом, где наши пациенты могли бы спокойно гулять".

По его словам, вопрос о создании центра уже обсуждался с губернатором Виктором Толоконским, и они рассчитывают на поддержку главы региона.

Крепили на клей

Раньше эпитезы крепили на специальный клей, сейчас их установка ведется с помощью титановых решеток, которые вживляют под кожу. А эпитез крепится к решетке на сильный магнит.

"Первоначально мне установили протез уха на клей, — рассказывает один из пациентов профессора — Александр Иванов, потерявший ухо при бытовой травме. — Оно, к примеру, при интенсивном жевании могло отвалиться. Пару раз так и случалось, и это, конечно, шокировало окружающих. Теперь, когда ухо удерживается магнитами, таких казусов не случается".

Сам Николаенко говорит, что в планах — начать производство специальных титановых решеток в Красноярске. "С немцами договорились о трансфере технологий. Если в Германии они стоят 450–500 евро, то в России себестоимость производства составит 450-500 рублей",— говорит он.

Больше ценить жизнь

Иван Лелюйкин —  один из пациентов Сергея Николаенко. Иван уже перенес три онкологических операции.

"Работал на стройке, все время на солнце, развился гайморит. Приехал его лечить, а анализы показали рак третьей степени. Сделали операции, удалили верхнюю челюсть, скулу. После операции открылось кровотечение, назначили вторую операцию, — рассказывает Иван.

После первых двух операций появляться на людях Иван не хотел и не мог.

"Если и выходил в люди, то в маске. В онкоцентре мне посоветовали обратиться в клинику, и здесь Сергей Николаенко и Александр Зубарев сделали мне лицо", — говорит Иван.

Год назад из-за ремиссии Лелюйкину пришлось снова лечь под нож хирурга. Сейчас Зубарев и Николаенко готовят для него новые лицевые протезы.

"Я — верующий человек, хожу в церковь, и в какой-то момент, после всего пережитого, стал еще больше ценить жизнь и радоваться каждому дню", — говорит он.

Сейчас изготовление протезов для Ивана должен оплатить Фонд социального страхования, все документы он уже оформил. Но сам профессор отмечает, часть операций по протезированию проходило по линии соцзащиты, и деньги за них пока врачи не получили.

"Это не столь важно, говорит Николаенко. — Главное, что мы оказали помощь людям — это первостепенная задача врача".

Дмитрий​ Мармышев 

TACC

image beaconimage beaconimage beacon