Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Новый, старый, открытый

Логотип Деловой Петербург Деловой Петербург 01.06.2017 Владислав Бачуров, журналист

Не столько третье место в чемпионате страны, сколько непопадание второй раз подряд в Лигу чемпионов привело к масштабному обновлению в "Зените". Хотя это обновление скорее похоже на попытку повторно войти в реку или залить молодое вино в старые мехи. Желание вернуться на 10 лет назад, когда мы были на 10 лет моложе, когда радость первых российских золотых медалей была остра, а выигрыш кубка УЕФА — неожидан.

С тех пор бронзовые медали — уже неудача, Лига Европы — второразрядный турнир. Задача, стоящая перед "Зенитом", объявлена — команда постоянно должна играть в Лиге чемпионов. Для этого были призваны люди, приведшие "Зенит" наверх 10 лет назад.

Новый генеральный директор Сергей Фурсенко в скором будущем станет президентом клуба. Стиль его управления вряд ли изменился: большой бюджет, именитый тренер, громкие трансферы. Прямой и открытый Фурсенко, в отличие от руководителей "Зенита" последних лет, любил встречаться с журналистами, не боялся реформ (именно он на посту президента РФС перевел наш чемпионат на схему осень–весна), был инициатором шумных пиар–акций (вроде "Аленького цветочка" для сборной).

Для примера поэтических воззрений Сергея Александровича на футбол можно привести его цитату после недавнего назначения: "Знаете, Санкт–Петербург в этом смысле — особенный город. Когда в свое время мы строили "Зенит", я отталкивался в профессиональной философии от архитектуры города. И проводил аналогии. То есть я считал, что "Зенит" должен быть самым европейским клубом в России, так же как и Санкт–Петербург является самым европейским городом страны. Питер ведь строился разными архитекторами: Кваренги, Росси, Растрелли, Монферраном. Вот таким образом мы строили клуб. Помню, задавался вопросом: есть ли смысл брать Текке? И вот еду однажды по Каменноостровскому проспекту и вижу мечеть, которая является жемчужиной архитектуры города. В этот момент я понял: Текке надо брать".

Для того чтобы собрать нужных футболистов европейского уровня, нужен проверенный специалист. Новый спортивный директор Константин Сарсания как раз и строил (если использовать термин Сергея Александровича) первые победы "Зенита" вместе с президентом клуба и главным тренером. Возможно, если бы Дик Адвокат не подписал недавно контракт со сборной своей страны, голландец присоединился бы к двум своим друзьям в "Зените".

Конечно, в стиле Фурсенко и подписание звездного тренера (раз уж Адвокат занят) Роберто Манчини, и покупка новых звезд европейского уровня для клуба европейского уровня. Но уже сейчас мы можем предположить главное изменение в политике клуба: будет больше открытости. Новые руководители уже готовы комментировать ситуацию, что выгодно отличает их от предшественников.

В только что вышедшей книге Алексея Сафонова и Максима Михалко "Театр футбола: от фаната и агента до президента" Константин Сарсания вспоминал: "Когда я работал в "Зените" при Сергее Фурсенко и Дике Адвокате, мы всегда были для журналистов открыты. Да, между собой договорились, что работу друг друга не комментируем. Например, я не давал оценок тому, как Дик тренирует команду, правильно ли делает замены. Кроме того, конечно, возникали ситуации, когда рассказывать что–то журналистам было нельзя. В остальном же и президент клуба, и главный тренер, и я, спортивный директор, были для СМИ доступны. Считаю это естественным для солидного и столь популярного клуба. Я никогда не видел оснований закрываться, тем более когда случались резонансные события, они всегда требуют комментариев руководства. Наслышан, что сейчас в "Зените" все по–другому и взять интервью у игроков, тренеров, получить хотя бы короткий комментарий спортивного или генерального директора — большая проблема.

О причинах столь закрытой политики могу только предполагать. Не знаю, почему клуб не налаживает сотрудничество со СМИ так, чтобы интересы "Зенита" учитывались, но и журналисты получали достаточно информации. Хотя, возможно, руководители клуба считают, что никак по–другому работать со СМИ не могут или не должны".

На эту же тему пишет в книге и спортивный журналист Максим Михалко. Описывая взаимоотношения предыдущего генерального директора Максима Митрофанова с прессой, он приводит пример: "В "Зените" же могут впасть в гнев, когда видят критическую статью. А могут и наказать сотрудника клуба, если высказанная им позиция вдруг не совпадет с мнением Максима Львовича и, возможно, более высокого начальства. Например, одного из ветеранов "Зенита", достаточно пожилого человека, клуб на несколько месяцев лишил пропуска на "Петровский" за то, что он дал интервью, в котором кому–то не понравился… заголовок".

Не слишком доступны для интервью были и игроки команды. Максим Михалко пишет, что руководство в лице Максима Митрофанова пыталось блокировать контакты футболистов со СМИ. "Хотя, учитывая то обстоятельство, ставленником какой организации является Максим Львович, очевидно, что при формировании взаимоотношений с журналистами — он фигура несамостоятельная. Так, видимо, принято на разных этажах власти "Газпрома", — отмечает Михалко. Впрочем, у другого выходца из "Газпрома" — Сергея Фурсенко — таких проблем почему–то не было. Надеемся, что и не будет.

Деловой Петербург

Деловой Петербург
Деловой Петербург
image beaconimage beaconimage beacon