Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Объединяй и властвуй

Логотип Lenta.ru Lenta.ru 31.05.2017
© Предоставлено: Lenta.ru

Центробанк предложил консолидировать все кредитные истории в единой базе. Предполагается, что таким образом будет проще исполнить поручение президента и бороться с закредитованностью населения. Эксперты полагают, что вводить новый механизм контрой не нужно. Банковской системе России необходим подход, при котором и должник, и финансовая организация будут нести солидарную ответственность при оформлении кредитов.

Под колпаком

В России сегодня существует 16 бюро кредитных историй и единое бюро при Центральном банке, в котором хранится информация не о конкретных заемщиках, а о том, в каком из 16 бюро ее можно найти. Согласно изначальной идее создателей этой структуры, если банк хочет получить данные должника, он сначала направляет запрос в ЦБ — там узнает, где они содержаться, а потом направляет запрос в нужное кредитное бюро.

Но если какой-то банк на самом деле будет действовать по этой схеме (особенно учитывая, что обработка запросов в Центробанке занимает весьма много времени), клиент, пока будет ждать решения своей участи, уйдет в другой банк, менее внимательный к кредитным историям. Поэтому в реальной жизни банки напрямую обращаются в три самых крупных кредитных бюро, которые покрывают практически весь рынок.

Данные в разных бюро могут отличаться. После чрезмерно активного роста кредитования (когда многие получали кредиты без обеспечения) в 2012-2013 годах в России возникла угроза кризиса. Беззалоговое розничное кредитование к середине 2013 года показало рост в 60 процентов. Тогда ЦБ предпринял ряд мер, чтобы сдержать кредитный бум, но проблема закредитованности населения не исчезла. Согласно Обзору финансовой стабильности за IV квартал 2016 — I квартал 2017 года, опубликованному 29 мая, число заемщиков, имеющих более одного кредита, остается существенным, и их доля достигает почти 40 процентов.

Чтобы предотвратить дальнейшее сползание россиян в долговую яму, регулятор посчитал нужным консолидировать данные всех кредитных бюро в единой базе. Таким образом, по замыслу ЦБ, будет проще контролировать выдачу новых кредитов гражданам, которые и без того страдают от долговой нагрузки.

Финансовый омбудсмен Павел Медведев относится к инициативе ЦБ с определенным скепсисом. По его мнению, проблему консолидации данных о заемщиках можно решить очень просто. «Для этого надо сделать информацию этого объединяющего кредитного бюро Центробанка доступной в режиме реального времени, тогда сразу будет понятно, в какие кредитные бюро надо обращаться. Но в инициативе ЦБ я подобных предложений не обнаружил», — сказал Медведев.

Многие видят в идее ЦБ стремление к жесткому контролю над деятельностью по изучению кредитных историй и созданию монопольной структуры.

Все под контроль

© Предоставлено: Lenta.ru

В ноябре 2016 года состоялась встреча ОНФ с президентом Владимиром Путиным. По ее итогам глава государства дал поручение правительству и Банку России выработать к 1 марта 2017 года предложения по снижению закредитованности граждан. Создание мегарегулятором супербюро кредитных историй — одна из мер по исполнению поручения.

В Ассоциации российских банков (АРБ) не считают, что единое бюро кредитных историй будет эффективным способом исполнения поручения. Более того, Ассоциация видит в инициативе регулятора угрозу конкуренции. Как пояснил «Ленте.ру» исполнительный вице-президент АРБ Эльман Мехтиев, в поручении президента не говорилось об ограничениях в выдаче займов закредитованным должникам — говорится именно о взыскании просроченной задолженности, процентов и штрафов в том случае, если на момент выдачи ссуды уровень долговой нагрузки превышен. «В поручении нигде не сказано о запрете на выдачу кредита, так же как и о контроле со стороны Центрального банка», — подчеркивает представитель АРБ.

Позиция Аассоциации заключается в том, что для выполнения поручения президента не нужно создавать механизм контроля. Когда человек приходит в банк за кредитом, все равно невозможно знать обо всех его долгах и всех его доходах. Ни одно супербюро, ни одна супербаза данных не способны отследить все займы и все доходы гражданина.

«Скажем, клиент обращается в банк и декларирует, что у него доходы X, кредитная нагрузка Y, а он хочет добавить себе еще дополнительный Z. Так вот, если Y+Z превышает уровень долговой нагрузки, выше которого клиент может оказаться закредитованным, то банк рискует лишиться права взыскивать проценты по просроченной задолженности. Но сам кредит выдавать можно», — пояснил Мехтиев.

© Фото: Виктор Коротаев / «Коммерсантъ»

Какими могут быть последствия подхода, предлагаемого АРБ? Здесь предполагается два сценария. Первый: клиент предоставил недостоверную информацию, завысив уровень своих доходов или занизив уровень долговой нагрузки. Если такой клиент столкнулся с трудностями при обслуживании долга, ему покажут документ с его подписью, где он сам декларировал свой доход и размер долга. На гражданина возлагается ответственность честно заявлять о своем финансовом состоянии, доходах и долгах.

Может быть и иная ситуация: человек исправно платил по кредитам, но его долговая нагрузка, например, на 1 процент больше нормы. И банк решил все-таки предоставить ему кредит. А через год экономическая ситуация ухудшается, и этот человек не может выплачивать долг в полном объеме. В этом случае банк может требовать с него только «тело» кредита, но не проценты, штрафы и пени.

В АРБ считают, что при такой системе ограничивается хищническое кредитование. У людей будет меньше причин постоянно перекредитовываться, чтобы обслуживать ранее взятые займы. Особенно часто это происходит в микрофинансовых организациях. Что же касается размера кредитной нагрузки, которая ведет к закредитованности, здесь нельзя назвать конкретный показатель — это зависит от уровня доходов, размера семьи, условий жизни, наличия собственной квартиры и так далее.

Для людей с низким благосостоянием надо из заявленного дохода вычесть прожиточный минимум, и от этой разницы ориентироваться на уровень нагрузки в 30 или 50 процентов. Для людей со средним доходом 50 процентов долговой нагрузки — вполне приемлемый уровень, а для очень состоятельных этот уровень может быть и больше.

«Но прежде чем создавать супербюро кредитных историй, надо определить, какую модель мы выбираем: декларационную или директивно-контрольную, при которой человек ни за что не отвечает, а банк должен любыми способами искать о нем информацию. На самом деле это технически нереализуемо: информация ПФР доступна не всем банкам и позволяет определить уровень дохода только бедных людей, а информация из ФНС недоступна вообще. По нашей модели ответственность лежит на обеих сторонах: заемщик должен честно сообщить, а банк — не закредитовывать. Если заемщик не может платить, он идет в суд, и по конкретному случаю принимается решение: либо банк выдал кредит при чрезмерной долговой нагрузке, и тогда он не имеет права требовать проценты, либо заемщик солгал и обязан выплатить все», — заключил Мехтиев.

Lenta.ru

image beaconimage beaconimage beacon